Материал подготовил: Евгений Луканов.

Корректоры: Дмитрий Рейнер, Ysaira, Юрий Конаков.


Ворген отдал офицерам честь, после чего Карлин жестом предложил пройти. Карртан шел чуть впереди них. Это шествие в компании двух авангардцев явно было ему неприятно. Он бросал на собравшихся вокруг беглый взгляд, не желая встречаться ни с кем глазами. Для многих присутствующих здесь этот рыцарь смерти уже стал подобен живой легенде — столько нежити он успел прикончить в этих землях, не говоря уже о том, что он был одним из тех, кто штурмовал верхние уровни Цитадели Ледяной Короны. Не все из них верили, что рыцарь смерти в теле дикого зверя может измениться и даже стать нормальным, но на это указывали его поступки. Во всяком случае — пока.

Другие же, преимущественно новоприбывшие, наблюдали за ним, держа оружие наготове и ожидая ловушки со стороны мертвецов. Астиллар же проверял взглядом сослуживцев, и пока всё шло вполне приемлемо, а некоторые даже стали возвращаться к своим делам. Но когда взгляд воргена пал на Газбаза, тот сию же секунду перестал начищать свои доспехи, положил их рядом и медленно встал с табурета. Даже если Карртана это встревожило, он совершенно не подал виду, продолжая идти вперёд, а вот Астиллар с капитаном Карлином обеспокоенно переглянулись. Но не успели они подать хоть какие-то знаки Газбазу, как тот выпрямился, насколько ему позволяла осанка, и резким движением отдал часть, постучав кулаком себе по груди, что откровенно ошарашило не только авангардцев, но и самого Карртана.

От неожиданности ворген на секунду остановился и, не зная, что ответить, лишь благодарно то ли поклонился, то ли кивнул, и только после этого двинулся дальше. Карртан был явно растерян, как и почти все свидетели происходящего. Ему впервые отдал честь ветеран Первой и Второй Войн, пришедший с той стороны Темного Портала.

По пути он отдал мешок Джеральду Фэйрбанксу, который и снабжал его содержимым. Чуть позже троица поднялась в кабинет, где рядом со столом с кипой бумаг их дожидались еще двое: человек и син'дорай вели оживленное обсуждение, пока прибывшие не прервали его дверным скрипом.

— Господа, - поприветствовал их эльф.

— Позволь представить тебе капитана Джеффа Тимира — командующего нашими корпусами в этих землях, — Карлин указал ладонью на человека, — и Малониса Чтеца Мыслей — члена Кирин-Тора. Они также будут причастны к этой операции.

После того как ворген поприветствовал их в ответ, все пятеро обступили массивный стол и главнокомандующий приступил к брифингу.

— Итак, Карртан, — обратился к нему капитан. — Астиллар уже поведал тебе суть дела, верно?

— Именно. Самую суть.

— На сегодняшний день обстановка такова: по подсчетам, в нужной нам пещере засело около десятка нежити. Отрёкшиеся это или остатки Плети — неизвестно. Наши люди обнаружили это пещеру, когда одна из групп не вернулась с вылазки вблизи Даларанского Кратера. Почтовый голубь донес письмо, где было сказано, что они уже выдвинулись обратно, но в срок, когда мы должны были получить следующее, — его не поступило. Мы отправили небольшой отряд опытных бойцов найти их, и они успешно с этим справились: рядом с одной из этих пещер они засекли человека в нашей форме, а один из солдат даже узнал его. Отряд сразу заподозрил что-то неладное, ибо разведчик бездумно бродил рядом с пещерой в компании тамошних огров. Под…

— Бездумных? Простите, капитан, — перебил того ворген. — Огры тоже вели себя… бездумней обычного?

— Именно, — кивая, продолжил Карлин. — За все время наблюдения они почти ни слова друг другу не сказали, хотя на первый взгляд, это обычная община. Но при этом в передвижениях их патрулей была заметна организованность. Ночью наши люди, устранив несколько огров, подошли ближе, чтобы схватить бойца и на безопасном расстоянии узнать, что с ним. Когда же он очнулся, то сразу напал на них, вместе с этим пытаясь вернуться к пещере. Задержать его не удалось. Вот самое примечательное из отчетов, по мнению Малониса, — капитан протянул два аккуратно сложенных свитка, в которых были выделены некоторые строки.

— Пробраться туда — весьма нездоровое желание для опытного отряда, — заключил Карртан.

— И очень быстро усиливающееся, к тому же, — добавил маг. — Обычно такое сильное воздействие на подсознание возможно при непосредственном гипнозе. А судя по отчетам, никто из них не вступал в прямой контакт с чем-то, что могло его вызвать.

— А если этим чем-то всё-таки был пленный солдат?

— Не та манера поведения жертв, капитан.

— Но с чего у вас такая уверенность? — вновь настаивая на своем, продолжал Джефф.

— С того, что я проштудировал больше книг о влиянии на сознание различных видов чар и волшебства, чем вы отмуштровали солдат, — даже не пытаясь скрыть самодовольство, с гордо поднятым подбородком сделал ответный укол маг.

Не желая, чтобы их перепалка переросла в нечто посерьезней, Астиллар приструнил их:

— Господа, нам здесь не нужна потасовка.

— Спустя два дня мы отправили солдат найти ближайшее к эпицентру не пострадавшее поселение, - продолжил капитан.- А еще через шесть уже ставили лагеря на безопасном расстоянии. Но к моменту, когда мы продолжили наблюдение непосредственно за пещерой, все, кто околачивался вокруг нее, пропали, и вместо них появилась нежить.

— Они просто засели там или заметно какое-то движение? — спросил у разведчика ворген.

— С начала наблюдения, каждые пять дней из пещеры отправляются по два гонца, но мы их перехватываем. На сегодняшний день было поймано три пары, но все их записи зашифрованы, мы работаем над этим. Красные стрелки — движение первой пары, желтые — второй, а синие — третьей, соответственно.

— А мертвецы так ничего и не заподозрили?

— Они посылали небольшой отряд, часть которого была назначена сопровождать пятого и шестого гонцов, но мы перехватили их. Впускаем, но никого не выпускаем, — разъяснил ему Джефф. — Воздвигли Стену, так сказать.

— Теперь ты понимаешь, что наше время ограничено, Карртан. К тому же, мы не можем передислоцировать туда войск больше, чем необходимо, это может сказаться на остальных фронтах. И при этом не можем сказать того же самого о наших врагах.

— И что от меня будет требоваться?

— Изучить. Зачистить. Доложить.

— У меня будет какой-то план действий или мне просто ворваться туда, и?..

— Вас обеспечат и планом, и необходимой амуницией. Если вы, Карртан, беспокоитесь об успешности операции, не сомневайтесь, — успокоил его капитан, со слегка ехидной улыбкой добавив спустя пару секунд тишины. — Всё-таки вы вольный волк, а не канарейка.

У Астиллара была схожая реакция на эти слова, в отличие от мага, на лице которого читалось явное недопонимание метафоры. Джефф, не выказав никаких эмоций, лишь повернулся к воргену, который, широко улыбаясь, облокачивался обоими кулаками на стол. Пока он бурил глазами карту, Карлин, Джефф и Астиллар успели бросить друг на друга взгляды с нотками напряжения. И когда последний уже всерьез размышлял, не пустить ли в ход упоминание Гилнеаса, ворген заговорил:

— Что же. Я весь в вашем распоряжении, капитан.

— Отлично, Карртан. Чтец Мыслей, проинструктируете бойца обо всех тонкостях?

— Разумеется. Но только все мои книги и бумаги остались в комнате, сейчас принесу.

— Не стоит. Это вы можете сделать и там.

— Как прикажете, капитан, — согласился маг и жестом пригласил воргена пройти с ним. Отдав находящимся в помещении честь и взяв свой топор, он скрылся за дверью вместе с эльфом, перед уходом попросив человеческую одежду.

Стоило двери закрыться, как Карлин обратился к шпиону:

— Но ты всё-таки приглядывай за ним, пока он здесь. Это приказ.


Прошло несколько часов, и опустилась ночь. Отужинав, Астиллар вернулся к объекту своего наблюдения, найдя его по пути к кузне. Хоть он и был в облике человека, его можно было легко узнать по отсутствию накидки Серебряного Авангарда. Как оказалось, он шел поговорить с тем орком, что днём озадачил всех присутствующих при его прибытии. Когда Карртан облокотился на стену напротив занятого кузнеца, разведчик, оставаясь в тенях, подошел поближе — ему, как и всем, была интересна причина несдержанности орка.

— …на ты?

— Разумеется, нет. Ты пришел, чтобы спросить о том, что произошло днем, не так ли?

— Именно. Мой народ всегда был врагом вам. А потом и Новой Орде.

— А теперь и живым. То, что мы с тобой воевали по разные стороны тогда, не означает, что мы до сих пор должны вгрызаться друг другу в глотки. Теперь-то у нас общее дело.

Карртан очень удивился этой фразе, после чего сделал пару шагов к окну, чтобы свет луны озарил его лицо:

— Во время Второй Войны мне было восемь лет.

Пришла пора удивляться орку:

— Вот как. Ты же… Сколько тебе было, когда…

— Двадцать семь. Теперь мне всегда двадцать семь.

— Вот так да. Мы негласно думали, что ты гораздо старше.

— Отчего же?

— Твоя репутация, я полагаю. Когда слышишь о бывалом воине, штурмовавшем Цитадель Ледяной Короны, которого не могут изловить отряды нежити, представляешь кого-то с опытом, как у нашего капитана… А не юнца.

— Все же я не понимаю, что побудило тебя отсалютовать мне. Здесь много рас Альянса, как и просто искусных воинов.

Орк опустил глаза:

— Но никто из них не знает, каково это. Идти по горькому пути исправления, очнувшись от безумия, в котором ты творил чудовищные вещи. Ты будто возвращаешься в мир, но…

— Но для него ты уже чужой, — тоскливо закончил фразу Карртан.

— Ты не чужой — ты враг.

— А самое поганое то, что стал ты таким не по своей воле.

— В той или иной степени, — не пытаясь кривить душой, добавил Газбаз. — Но потом, когда ты делаешь всё, чтобы вернуть себе имя, снова стать частью того мира, на который тебя натравили…

— Твоё новое имя почти не оставляет тебе шанса на искупление.

— Искупление в глазах других ты можешь заслужить делами, парень. Что такие, как ты и я, и делаем. Но перед самим собой — не оставляет вовсе.

— Именно. Ведь как ни старайся, новые подвиги не способны отменить прежних деяний.

После этой фразы они оба лишь скорбно опустили глаза и долгое время молчали.

— Как ты думаешь, Газбаз... Мы еще не заслужили?

— На вашем месте я бы об этом не беспокоился. Не на вашем...

После этих слов любопытство Астиллара, всё так же сидевшего в стороне, мгновенно сменилось лёгкой печалью, и он, задумчиво поднеся кулак к губам, с минуту глядел в пустоту. Поразмыслив, разведчик беззвучно покинул разговаривающих, поняв, что рыцарь смерти им не угроза. А орк и ворген еще долго и оживленно делились переживаниями и обсуждали общие темы.