Стрела попала извозчику прямо промеж глаз. Не успел тот загоревшись повалиться набок, вторая поразила лучника на крыше, но лишь в предплечье, что даже не оглушило его. Пока Карртан снова натягивал тетиву, эскорт оживился. Лучники сбоку от кареты прижались к ней, а щитоносцы попытались закрыть их, но безуспешно. По ту сторону раздался громкий и неразборчивый крик одного из солдат. Карртан не видел, что там произошло, но ему этого и не требовалось.

Щёлкнуло мгновенье, и с видимой стороны началась паника. Вурдалаки, которых нежить приняла за своих, напали на них. Двое почти моментально растерзали расторопного лучника. Явно не ожидая такого поворота событий, щитоносцы запаниковали, но вовремя опомнились. Как и предполагалось, лошадь также испугалась и бросилась бежать, потащив за собой карету и сбросив с нее раненного лучника, в которого уже стремилась еще одна горящая стрела.

Карртан не стал смотреть, поразила ли она цель, вместо этого он второпях надел лук на спину и молниеносно рванул к лошади. Она заметила его достаточно поздно, чтобы, издав рык, ворген смог сбить ее за один прыжок, в который он вложил всю силу своих могучих лап. Из-за мощного удара сбоку поводья последовали за лошадью, после чего карета перевернулась на бок. Не теряя ни секунды, перепрыгнув лошадь, Карртан оказался наверху экипажа, но распахнув шатающуюся дверь, никого там не увидел. На секунду заметались мысли в его голове: неужели, Астилар донес ложную информацию? Озираясь, ворген увидел фигуру в длинной красной мантии с черепом на голове, улепетывающую в сторону холмов.

— Просто выпрыгнул,- успокоил он себя.

Он уже почти было бросился за ним, выхватывая лук, но тут его внимание привлек тот самый лучник, которого сбросило с кареты. Несмотря на ревущих на расстоянии вытянутой руки вурдалаков, тот целился именно в Карртана. Огонь, охвативший его выше груди, мешал стрелять. Не рукам, дрожащим от боли, которую он просто не чувствовал, а глазам, что застилали языки пламени. Он стрелял быстро, зная: тонкая тетива могла сгореть в любой момент, да и полный колчан позволял. Карртан спрыгнул с кареты, и используя ее, как укрытие, попытался разглядеть ходячий факел через шасси и узоры кареты. Это было бы заметно проще, если бы стрелы не свистели непозволительно близко к его голове, проскальзывая через бреши в металле. Он снял с руки предпоследнюю стрелу и подготовился к выстрелу.

"Если выйду отсюда, с такого расстояния, он вполне сможет меня ослепить — подумал охотник. — Придется что-то придумать".

Но подгоняемый страхом, что некромант сбежит, он не придумал ничего лучше, чем притянуть жертву своей магией. В надежде обхитрить противника, он несколько раз сделал вид, будто пытается выстрелить со стороны крыши. В какой-то момент ему несказанно повезло: не успел он сконцентрироваться на заклинании, как услышал хриплое ругательство, и звуки быстро приближающихся к нему шагов. Увидев, что цель в отчаянии решила пойти в рукопашную, охотник выскочил из-за кареты и выстрелил сам. Третья стрела оказалась удачливей своей сестры и обезглавила мертвеца. Он уже был готов выпустить последнюю в убегающего некроманта, но тот уже скрылся за холмом, поэтому ее наконечник нашел подбородок одного из двух солдат, бегущих за своим командиром.

«Не убьет его, но, хоть, замедлит.» Но не успел Карртан сорваться с места, как с массивными грохотом и лязгом перед ним упала гигантская цепь, оканчивающаяся крюком под стать. За перестрелкой ворген не обратил внимания, как вурдалаки задавили числом охранников, и принялись за эту огромную тушу, заметившую его. Они, словно муравьи, атакующие богомола, столпились вокруг него, кусали за ноги, карабкались по нему, но гигант просто не обращал на это внимания. Лишь небрежно соскребал второй рукой тех, до кого мог дотянуться. Кто знает, сам ли он выбрал себе цель, или была она нашептана ему некромантом. В любом случае, туша рьяно пыталась устранить ее. Но они с цепью были слишком медлительны для того, в ком живет дух свирепого Голдрина. Увернувшись от цепи, ворген уже собирался метнуться дальше за Онапином, но внезапно, словно клином, ему в голову вонзилась мысль, что неизвестно, сколько горя в семьи бойцов Авангарда может принести эта тварь. В любом случае, у него был нюх, а по периметру на подобный случай оставалось еще несколько вурдалаков.

— Меж нами метров двадцать-пятнадцать. Я смогу быстро подбежать к нему, главное, забраться за спину, быстро прокручивал он план атаки — а потом — обезглавить.

Одиночка бросился на чудовище, и первый удар нанесло именно оно. Точнее, его невыносимый запах, что будто вонзал иголки во все еще чувствительные ноздри воргена. Разгоняясь, он один за одним метнул в чудище мечи. Секундой позже, один из них поразил левый глаз гиганта, из-за чего он лишь немого пошатнулся, но левый угол обзора уже был ухудшен, чем и воспользовался охотник. Он совершил рывок в сторону холмов так быстро, как только мог. Загребал землю, царапая когтями брусчатку на дороге, но не подавая ни одного лишнего звука. Потеряв цель из виду, чудовище на мгновенье отвлеклась на грызущих его ногу вурдалаков. Этого было достаточно, чтобы Карртан забежал поганищу за спину, и, цепляясь когтями за гнилые мясистые бока, забрался ему на плечи и вернул мечи, скрывая их перекрестие уже в монстре.

Некромант со своим последним охранником уже успел скрыться в небольшом скоплении деревьев. Карртан мчался за ними на своих четверых, ориентируясь на чуткий нюх. А вот за это свои ночные охоты он и не любил — свой запах так резко он не чувствовал, но вонь живых разлагающихся трупов почти сводила его с ума. От того возвращение в убежище ощущалось еще приятней. Мчась, он увидел располовиненного вурдалака и лежащую рядом с ним, оторванную по плечо руку, что крепко сжимала меч. «Отлично, его охранник ранен» — воодушевился ворген. Он принюхался, и поняв, что цели повернули и движутся обратно на Запад, продолжил преследование.

Пробежав еще немного, он увидел их. Воин тоже заметил его и встал в боевую стойку. Но в метрах пяти от них из-за деревьев на Карртана бросились двое вурдалаков, чего последний не ожидал. Увлеченность преследованием притупила его сосредоточенность. Один из них впился своими неестественными огромными и изуродованными зубами в плечо, атаку другого же удалось пресечь выставленной когтистой рукой. Правой рукой был выхвачен один из мечей, который в мгновенье ока прикончил первого, который даже после смерти настырно не хотел отпускать гилнеасца. В этот же момент, он почувствовал сильный удар щита прямо в грудь, что отбросило его назад на пару метров. Пластины немного затормозили удар, но маленькие шипы на щите пробили их, оставив свежую рану.

— Так это ты тот самый отряд Серебряного Авангарда, что охотится по ночам? — с широко раскрытым от интереса глазом спросил мертвец — а вас меньше, чем мы представляли.

Звучал солдат под стать своему внешнему виду — хриплый хлюпающий голос, выходящий из беззубого серого рта, почти целиком закрываемый темным гротескным шлемом. Весь в жуткой с виду тяжелой броне, но в некоторых неприкрытых местах было видно, что на нем даже не осталось мяса, суставы держались одной лишь магией.

— Прости, что разочаровал. — подумал ворген, но не стал произносить вслух.

Вместо этого он выхватил второй меч и бросился на врага. Мертвецы сошлись в смертоносном танце, сопровождение для которого играл лязгающий метал. Для однорукого мертвеца, тот довольно умело орудовал щитом. Быстро блокировал атаки, и так же проворно пытался ударить воргена заточенным ребром. Но в какой-то момент, Карртан услышал шепот.

— Это некромант! Он колдует. Он что-то колдует, я должен сейчас же добраться до него!

Но ни один не собирался уступать, и Карртан отскочил назад. Его же противник не стал продолжать атаку. Он начинал чувствовать обманчивый вкус победы, что побудило его поддразнить оппонента:

— Прославленный рыцарь смерти — элита Короля Лича! Да я убивал десятки бойцов, что сражались искусней тебя, ворген!

Но тот не слушал. Лишь делая рывок вперед, снова метнул во врага мечи.

— Он или закроет шею, или ноги. В одну из частей тела я должен попасть — мгновенно сообразил атакующий.

Так и вышло, мертвец машинально закрыл лицо щитом, оголив ноги. Не успел он понять, что произошло, как сильный удар внутренней стороны щита пришелся уже на него. Карртан воспользовался тем, что он массивней своего противника, который еще и потерял равновесие. Несмотря на то, что края щита, который он обхватил, резали ему ладони, он пытался всем весом им припечатать жертву к земле. Поняв, что отсюда уже не выбраться, разъяренный на своего противника солдат завопил:

— Ах ты, бешеная тварь, они отомстят за ме!..

Встав на щит, ворген сделал взмах когтями, которого было достаточно, чтобы заставить его, наконец, замолчать.

Не поднимая мечей, делая рывок всеми четырьмя конечностями, охотник уже было кинулся на некроманта, как тот резко обернулся и метнул в него сгустком зеленой магии, что откинуло его назад. Онапин продолжал читать заклинание, но уже громче и быстрее. Его руки поднялись над Карртаном, и последний опасался, что некромант просто сожжет его, и поэтому швырнул в него так называемый лик смерти. Он сбил цель с ног, но не заставил прекратить колдовать. Онапин был сильным, но тщеславным и самонадеянным некромантом и он не собирался убивать Карртана, и это было его главной ошибкой.

— В самом деле? — широкой ухмылкой оголяя свои клыки, спросил у некроманта ворген — ты всерьез собирался подчинить меня себе?

Глаза некроманта раскрылись от удивления, но он не переставал читать заклинание, даже когда рыцарь смерти стал приближаться. Все надеялся, что если будет произносить четче, быстрее и громче, эффект появится, но все было тщетно. Он медленно отползал, но упершись спиной в обвалившийся край холма, сдался.

— Да как ты посмел пойти против мертвых, рыцарь смерти?! Как глупо, как глупо сражаться за тех, для кого ты очередное чудовище! Для них ты «они»! — надрываясь вскрикивал некромант, понимая, что не сможет переубедить его.

Но Карртан и его не слушал, он лишь подошел, схватив своей широкой лапой за лицо и произнес:

— Но, в отличие от всех вас, во мне мертво лишь тело.

Прижав  затылок некроманта к холму, ему лишь оставалось  резким движением плеча совершить то, ради чего наступила эта ночь.