Материал подготовил: Евгений Луканов;
Корректоры: Мироцвет, Ysaira, Polly Dada, Дмитрий Рейнер;
Художник: DAVA ART.



Любопытно, какое сильное впечатление способна производить природа Азерота. Лишь некоторое время назад лошадь топтала устилавший дорогу снег, а теперь тащит повозку по узкой дорожке меж зеленых холмов. Теплый ветер, что трепал волосы Временара, доносил приятный хвойный запах, которым делились массивные ели вдоль дороги. Как раз то, что нужно после трескучих вьюг Дун Морога. Вскоре, миновав Долину Королей, что встретила их двумя колоссальными статуями дворфов, они подъехали к развилке:

— Запомни, — наказал Огвин своему охраннику, — никогда не поворачивай здесь направо. Там водятся кучи мерзких троггов, — на что маг среагировал лишь скупым кивком.

Выбравшись из узкой колеи, простиравшейся меж скал, их взору открылись бескрайние холмы, что ели скрывали своими могучими стволами.

Восхищению мага красотой этого места не было предела, от чего тот откинулся на сиденье повозки, глубоко вздохнув. Он впитывал запахи и тишину, которую нарушали лишь крики редких грифонов, что исполняли свои величественные пируэты в лучах заходящего Солнца. Левее из отвесных скал вырастали дворфийские постройки, а справа — за долиной возвышался причудливый высочайший силуэт, будто состоящий из острых шипов и переплетений… Переплетений чего-то. В сумерках было почти невозможно хорошенько разглядеть этот неестественный шпиль.

— Добро пожаловать в Лок Модан, молодой человек, — не скрывая задора произнес извозчик.

Приятный человек, эмоциональный. Почти каждую фразу так заканчивает, отметил про себя маг. Хоть Временар и не был общителен, ему хотелось слушать этого бородатого инженера. Его истории о низкорослых друзьях-изобретателях, семье, празднике, который они устроили, когда его сын вернулся из Нордскола. Но больше ему хотелось именно слышать этого человека. Его говор действительно успокаивал.

"Еще не весь мир превратился в олицетворение хаоса", — подумал он, позабыв, сколь первое впечатление бывает обманчиво.

— Живописно, не так ли? — обратился извозчик в Временару, в очередной раз пытаясь разговорить его.

— Да, — завороженно и протяжно выдыхая произнес тот, вместо того, чтобы резко дать очередной ответ. Это послужило Огвину сигналом, после которого он решил дальше пробовать разговорить собеседника.

— Понимаю. На меня эти просторы произвели схожий эффект, когда я впервые оказался здесь. Правда, я тогда прибыл с другой стороны, у Плотины, с которой все эти поля с озером были как на ладони. Жаль только наслаждаться ими не было возможности.

Сделав короткую паузу, он повернулся к своему охраннику, который уже вопросительно смотрел на него со слегка поднятой бровью.

— Это было сразу после Второй Войны, не до пейзажей нам тогда было… — маг понимающие кивнул. — Мои навыки инженера пригодились при строительстве — помогал с кранами и всякими такими вещами, а после всего и окончательно осел в Западном Краю.

Спутники познакомились меньше недели назад, но доверия у Временара к Огвину уже было больше, чем ко многим старым друзьям. Если то, что он слышал о паладинах - правда, то этот человек точно был одним из них, настоящим человеком Света. Если не навыками, то душой. И с ним ему захотелось поговорить, чем-то поделиться.

— А сами вы, Огвин, откуда?

— Из Лордерона. В Штормград меня отправили сразу после окончания строительства одного из орочьих лагерей.

— Кто бы мог подумать, что это будет настолько удачным решением, не так ли?

— Это точно, юноша! — чуть посмеиваясь согласился он.

Но в его голосе появилось что-то непривычное. Задор никуда не ушел, но был приглушен заметной печалью.

Помедлив, делая тяжелый вдох, маг таки подхватил разговор — Как же я вас понимаю, Огвин. Видеть, что случилось с твоим домом, твоим королевством…

— Чтобы увидеть Альтерак, вы, юноша, слишком молоды. Неужели вы…

— Из Гилнеаса — не отрывая глаз от края дороги закончил маг.

Улыбка с лица Огвина не пропала окончательно, но стала значительно уже.

— Гилнеас… Не успел в нем побывать, пока вы не изолировались.

Только успел маг сдержанно кивнуть, как вдалеке в низине он разглядел среди веток серые пятна, что были Телсамаром — небольшим дворфийским поселением западнее бывшего Озера Лок.

— Переночуем там, — заметив приближающиеся домики произнес Суордстоун, — и с утра пораньше выдвинемся к геологам, а оттуда уже сделаем крюк к Альгазу, и обратно сюда. Пойдет?

Слегка улыбнувшись, маг в шутку не одобрил такой маршрут, после чего они оба немного посмеялись, но с лица Огвина не сходила задумчивая гримаса. Узнав его достаточно за эти несколько дней, Временар понимал, что это не задумчивость, а печаль, после чего он решил продолжить, дабы последняя сменилась на заинтересованность. И тогда тот просто начал рассказывать обо всем, что приходило ему в голову. И даже этого будет мало, по сравнению с тем, сколько он узнал о своем новом друге.

— Эх… Стена прекрасно выполняла свою задачу. Человек ко всему привыкает, Огвин, мы привыкли и к этому.

Говорил он быстро, но так, будто пытался голосом ставить точки, дабы информация лучше воспринималась. С юности он не был сторонником пустой болтовни, но с этим человеком ему действительно хотелось поделиться.

— Отчасти поэтому, пожалуй, страшней всего было, когда воргены напали на город.

— Это те человекообразные волки, да?

— Именно они. Знаете, одно дело давать отпор другим солдатам, пусть и разлагающимися заживо, но совсем другое — сражаться с хищниками. И не простыми медведями, или волками, а с настоящими монстрами, созданными для охоты. Хотя, если слухи были правдой, лучше быть разорванным, чем попасть на стол к ученым нежити, что страшней любого живодера. Меня с детства тянуло к магии, и поэтому моим талантам нашлось применение в обороне. Как вы уже знаете, у меня есть некоторые таланты. Особенно, к магии огня. И эти звери боялись моих сил так же, как и я их, что не могло не успокаивать. Не сильно, но в бою это хоть что-то.

— Это точно, прошептал мужчина вожжам, вспомнив Вторую Войну.

— Вот же ирония, Огвин. Это королевство столько лет было для нас крепостью. И так быстро превратилось в клетку со зверями и их добычей. Оружие, которые мы хотели направить на врагов, уничтожило нас самих. И я благодарю Свет, что проклятье воргенов миновало мою семью. Королевство пало. И нас спас лишь Альянс. Ночные эльфы, точнее. Высокие, загадочные, мудрые. Оу, а какие у них там дамы, Огвин! - не скрывая улыбки, шепнул Временар. Мы еле успели бежать от Орды. — А уже по ту сторону Великого Моря…

Маг осознал, что мыслями о Дарнасе и Калимдоре он наполнялся и делился куда охотнее. О прекрасных эльфах, о том, как Дарнасские маги многому его обучили: от сложных боевых заклинаний и хитроумных ловушек, до веселых фокусов, чтобы повеселить детвору. Некоторые из которых он показал, изрядно позабавив Огвина. О том, что он больше не просто изменяет потоки магии под свои нужды, он стал куда более уверенным бойцом. И о том, что его мать и сестра обучаются эльфийскому портняжному делу, чтобы переехать в Штормград и работать в лавке. Но кое о чем он решим умолчать. Его нанимателю совсем не обязательно знать о звериной натуре спутника. По крайней мере, пока. О снах, которые тот видит до сих пор. Промежуток жизни после того злополучного подвала, где он был укушен, и до его пробуждения в здравом уме. О кошмарах, в которых он бежит среди таких же, охотится. Нежить, звери, люди… Это слишком личное.

За разговорами они и не заметили, как добрались до Телсамара. Переговорив с местными, они поселились в таверне «Крепкое пойло». Неспешно перенеся груз из повозки в комнату, Временар отправился отужинать. Тогда он и стал свидетелем оживленного разговора дворфов, к которому он не мог не прислушиваться:

— … зубища, как у кроколиска, глазища горят! Набросился на парней, еле ноги унесли!

Рассказчик, который, как и его друзья уже был явно навеселе, эмоционально рассказывал о чем-то, явно пытаясь навести на них страху. Двое других же сидели молча и внимательно его слушали, и с виду было сложно сказать, что они верили. Скорей, им было интересно, в какую еще небылицу рассказчик завернет. После неловкой молчаливой паузы, тот продолжил:

— Не верите мне, да?

— Нет, Горн, почесывая свою рыжую бороду пробормотал один из них.

— Но мне Камнезуб рассказывал, а он брехать не мастак!

— Зато ты мастак, — подхватил третий дворф с черными-черными волосами.

— Правда, не правда, но боюсь я их, друзья, — произнес он, явно нервничая.

Продолжил рассказчик уже почти шепотом, чуть поддавшись вперед, боясь, как бы их не услышали не те уши:

— Они же теперь с нами. В Альянсе. Я слыхал, что они по ночам перестают себя сдерживать, и нападают на всех, кого увидят!

— Они ж' люди, Горн. Жертвы всего, ик… Этого! — довольный от того, что смог закончить фразу, сказал чернобородый.

— К тому же, длинноухие научились их успокаивать.

— Я понимаю. Но только наполовину, же. А на другую? Волчища! Свирепые! Я бы к ним стражников приставил! Я рад новым друзьям, но если только они не хотят перегрызть мне горло.

Не подав виду, что стал свидетелем разговора, Временар после ужина поднялся в комнату, и уснул. Пока поздней ночью его не разбудил выстрел.

Yanmo Zhang

Резко проснувшись, маг пытался понять, что происходит. Ему снился Гилнеас, и он не мог вспомнить, в каком здании был такой интерьер. Лишь через несколько мгновений расплывчатое сознание расставило роящиеся мысли на свои места: «Точно, я же в путешествии…» Оторвав взгляд от двери, он повернулся к Огвину, который уже смотрел на него не менее недоумевающими глазами.

— Это что было? — спросил инженер, зная ответ. Лишь надеялся услышать, что ему показалось.

— Кажется, стреляют.

Из-за толстых стен и отсутствия окон было почти невозможно определить, что именно происходит на улице. По доходящим звукам было понятно лишь то, что снаружи происходило какое-то столкновение.

— Оставайтесь здесь, я разведаю, — Временар неосознанно отдал приказ, впопыхах одеваясь и создавая вокруг себя магический барьер.

Огвин лишь молча кивнул, подготавливаясь к бою.

Когда маг оказался у входа, его встретили баррикадирующие вход хозяин таверны «Крепкое Пойло» и двое дворфов с дворфийкой в зеленых плащах — местные солдаты. Они, копошась, заваливали проход столами и стульями, пока девушка, прислонившись спиной к стене напротив входа, держала его на мушке. Звуки битвы снаружи стали отчетливо слышны, но конкретики ситуации это не придавало. Справедливости ради, помимо стрельбы и криков дворфов теперь можно было легко расслышать третий звук: нечто среднее между мурлыканьем и кваканьем. И Временару он был знаком.

— Что происходит?

— Мурлоки! Со дна Озера! — произнесла девушка, убирая ружье и хватая другое. Один из носильщиков поспешил зарядить его, впопыхах бросив стул.

Подбежав ко входу, маг огляделся. Меж домиков бегали полчища этих морских созданий. Дворфийские стрелки занимали позиции везде, где могли укрыться, пока редкие тяжелобронированные воины их защищали. Но сама архитектура Телсамара сыграла с ним злую шутку — многие дома здесь не возвышались над землей, наоборот, они уходили вглубь холмов. Это не позволяло сдерживать силы врага, отстреливая узкую улочку. Многие мурлоки буквально сваливались на головы защитникам, спрыгивая с крыш, что отчасти и создало такой хаос в их рядах. Просунув руку меж столешниц и ножек мебели, Временар тайной магией отбросил пару уже бездыханных мурлоков на лестницу таверны.

Пока была возможность, он начал создавать глухую ледяную стену, чтобы наверняка отрезать атакующим единственный проход в таверну. Маг присел, широко расставив ладони, вокруг которых уже струились микроскопические частички льда, что, появившись, сразу же устремлялись к стенам проема. Камень начал покрывать тонкий иней, вслед за которым из пола медленно, становясь единым целым с мебелью, вырастала стена льда с полметра в толщину, пока плотно не перекрыла весь проход. Носильщики, чтобы отдышаться, облокотились на очередной стол, что уже почти стал баррикадой. Не убирая с него рук, хозяин таверны обратился к Временару.


— Фух, спасибо, парень. И на сколько ее хватит?

— На сколько я захочу. Пиками они ее не пробьют.

— Но им там нужна наша помощь! — толкнула его дворфийка. — Дай хоть оконце! Прожги его!

— Отдышись, девочка, - строгим тоном обратился к ней один из солдат, - нам тоже не помешает.

— Но нас же и так мало! – посмела она огрызнуться не со своим командиром, но с дядей.

— Успокойся, Борна! Это приказ! Перезаряди ружья.

Перечить командующему она не могла. Вместо этого, состроив злобную обиженную гримасу, фыркнула, освободив из тисков своих каменных пальцев грудки рубахи мага, до которых уже успела дотянуться.

— А ты, Волод, пересчитай, сколько у нас осталось патронов.

— Есть!

— Но бойницу, парень, все-таки сделай, - обратился командующий к магу, на что последний резко кивнул, сосредотачиваясь перед следующим заклинанием. Теперь вместо снежинок меж его пальцев из ниоткуда стали появляться крохотные язычки пламени. Пока руки изображали в воздухе пару изящных жестов, искры успели разрастись до полноценного пламени, сдерживаемого лишь волей мага. Слив их воедино в правой ладони, Временар направил ее в сторону стены, изливая прямой узкий поток огня, чтобы не повредить вросшую в стену деревянную мебель.

— С чего вдруг они напали? - задумчиво спросил самого себя старый дворф.

— Это же мурлоки, Фердин, кто их разберет, — ответил ему хозяин таверны по имени Жаркий Очаг, — после этого Катаклизма все какие-то взбешённые.

— У нас есть план действий? — перебил его Временар, обращаясь к Фердину.

— План? План был держать их по границам города, но они пробрались в этом проклятом тумане. Мы… Мы просто не успели! Нам бы в одном месте собраться, так бы проще было…

— У дома напротив осталось шестеро наших, — вмешалась Борна, — мы могли бы…

Но маг их уже не слушал. Слова солдат стали для него лишь неразборчивым шумом, который перекрывали его размышления. За годы жизни за Стеной сражения стали для гилнеасцев обыденностью. Дворфы, несмотря ни на что, пока держали оборону. Временар даже не заметил ни одного тела, когда осматривал улочку. Но это могло в любой момент измениться. Ворген не осознавал, что именно им движет — желание помочь местным, спасти свою шкуру, или же это просто его звериное нутро почуяло запах крови. Скорее, все это сразу.

Но было одно но — он здесь на работе и в первую очередь должен охранять своего нанимателя. Создав оконце достаточно размера, чтобы из него можно было вести огонь, со словами «я сейчас вернусь», он метнулся к комнате. Оказавшись возле двери, он уже почти было ворвался в нее, как в последний момент осекся — Огвин наверняка готов выстрелить при малейшем стуке.


— Огвин! Это я! Не стреляйте!

— Заходи!

Открыв дверь, Временар увидел уже полностью одетого соседа сидящим на одном из своих ящиков у дальней стены. В одной руке он держал мудреное стрелковое оружие, а в другой — какую-то сферу, тоже механическую. Не успел маг войти в комнату, как тот осыпал его вопросами:

— Что там? Кто-то напал? Орда? Их много?

— Не Орда, здешние мурлоки.

— Вот вездесущие морские твари! — вскрикнул инженер. — Сложней пики ничего сделать не могут, а все пытаются воевать со всеми подряд!

— Огвин, — прервал его маг, — один вопрос.

— Какой же?

— Я тут прежде всего ВАШ охранник, но…

По глазам мужчина понял, что тот хотел сказать, и перебил, не дав договорить:

— Временар, — положил он руку на его плечо, — ты хороший маг.

Взгляд Огвина был как всегда крайне добрым и понимающим, маг уже было подумал, что сейчас услышит утвердительный ответ, но тот продолжил:

— Но… Если тебя там…

Удивленного такому решению мага переполняли эмоции: «Да как он может сомневаться во мне? Я — гилнеасец, я же сильный солдат! А это — жалкие мурлоки, он действительно думает…»

— Огвин! Вы же сами меня наняли! — жестикулируя, возразил он чуть повышенным тоном, желая не обидеть, но показать всю свою серьезность и раздражение. — Вы же видели в Штормграде, на что я способен! Я с нежитью сражался, когда был еще моложе, а тут — жалкие мурлоки!

Ему было невдомек, что нежелание Огвина отпускать его было вызвано далеко не недоверием. С одной стороны, инженер осознавал, что, если мурлоков не остановить, рано или поздно они доберутся и до него. С другой же — он боялся, что в суматохе кто-то из соседей решит поживиться на его товаре. Он уже не тот воин, что был когда-то — возраст, старая травма. А признаться в этом ему было слишком стыдно. Но, в конце концов, пораздумав, он решил, что мурлоки сейчас — первостепенная проблема. Да и это не какой-нибудь Прибамбасск, вряд ли готовые на все алчные мерзавцы засели за стеной. Тяжело выдохнув и отмахнувшись от своих страхов, он нехотя позволил Временару оставить его:

— Эх, ладно, ты прав. А я тут один как-нибудь забаррикадируюсь.

Маг кивнул и развязал одну из своих сумок, из которой достал черную, обшитую алыми камнями и позолоченными вставками мантию.

— Я ее раньше не видел.

— А в ней раньше и не было надобности, — с улыбкой ответил Временар, глядя краем глаза на друга, — как и в наплечниках.

— А она тебе не великовата? — в шутку, с привычной ему легкостью в голосе, заметил инженер.

— Огвин. Сэр. Кое о чем я вам не рассказывал… Наверное, я должен извиниться за умалчивание этого факта, но поговорим об этом позже. Отойдите, сейчас она станет в самый раз.

Узнав, где сейчас находится верхушка командования дворфов, Временар оставил бойцов отстреливаться в таверне. Наудачу штаб было видно из таверны и даже его вход смотрел прямо на мага. Там уже собрались местные военные чины.

Бородачи перекрикивали друг друга, поспешно отдавали приказы, яростно водили пальцами по картам. Но внезапно для всех воздух посреди комнаты заискрился. Яркая вспышка света в мгновение ока разрезала пространство, явив собравшимся расторопного мага, и так же молниеносно стянулась обратно в крохотную светящуюся точку, что сразу исчезла. Незнакомцу удалось своим эффектным появлением привлечь внимание всех находящихся там солдат, из-за чего тотчас на него угрожающе уставилось каждое незанятое ружье. Не выражая никаких эмоций, Временар медленно поднял руки и объяснил собравшимся, кто он и зачем оказался в штабе:

— Опустите оружие, я вам не враг.

— Ты еще кто, дери мою бороду, такой? — с явным недоверием в голосе выкрикнул один из дворфов, собравшихся в центре комнаты вокруг видавшего виды деревянного стола.


— Я — Временар. Маг из Гилнеаса. Остановился в Крепком Пойле, но услышал звуки битвы и решил помочь.

— Слушай, друг, — прервал его другой дворф. Его седая борода была заплетена в тугие косы, что держали красивые металлические кольца. Производящее впечатление бывалого солдата лицо, на котором неясно было - что морщины, а что глубокие шрамы - оценивающе смотрело на Временара. Помимо всего этого, по испещрённым трещинами доспехам, срубившему немало врагов мечу и тому, как с ним разговаривали остальные, стало ясно, что именно он был здесь главным. — Мы уже отправили гонцов к станции Альгаз, нам лишь нужно оттеснить мурлоков к окраинам и продержаться до их прибытия.

— Ваших войск недостаточно, главнокомандующий, — парировал маг.

— Я понимаю, как это выглядит, они застали нас врасплох, но мы уже разрабатываем план действий.

— Если честно, — пробубнил себе под нос один из ружейников, почесывая макушку своего медведя, — нам не помешала бы помощь мага, Дроб.

Глядя на главнокомандующего, Временар молча кивнул, указав пальцем на охотника, словно говоря: «А он прав, вы бы прислушались».

— А что если это просто очередной зазнавшийся зубрила-мечтатель? - обращаясь к другу, подхватил тот самый дворф, что первым задал магу вопрос, и спустя пару секунду сухо добавил «без обид», уже глядя на воргена.

— Как я уже сказал, господа, я из Гилнеса, — сложив руки за выпрямленной спиной, тот величавым тоном вмешался в разговор. — Вы проживали последние несколько лет своей жизни, ежедневно отбиваясь от захватчиков? Я так посмотрю, край у вас спокойный.

Вспомнив юную дворфийку в таверне и понимая, что она вряд ли тут единственная такая, он продолжил, не давая себя перебить:

— Более того, готов поспорить, что в боевых действиях опыта у меня больше, чем у некоторых в этом месте, но…

Он намеренно не стал заканчивать предложение, зная, что все и так прекрасно понимают, к чему он клонит. Четверо командиров стали переглядываться.

— С одной стороны, - начал охотник с медведем, - настоящий маг, бывавший в сражениях, подобен для нас манне небесной в сложившейся ситуации.

— Но с другой — мало ли, за кого этот незнакомец себя выдает, - под понимающие кивки заключил Дроб.

Четвертый командир, молчавший все это время, положил руку на плечо главнокомандующему и пригнулся к уху последнего, не желая, чтобы маг их услышал:

— Ко всему прочему, Дроб. Он ворген. А ты знаешь, какие слухи о них ходят. Сейчас еще ночь, ты уверен, что готов поставить его за спину своих людей?

— Я вижу, что он ворген, Норид, — раздраженно сквозь зубы пробубнил он последнему, — но я уже встречался с ними, успокойся.

Дроб был матерым командиром с большим опытом, и он прекрасно знал, что порой приходится врать во благо, даже идя при этом на такие риски. Он понимал, что ситуация не так уж и благоприятна, как он описывал, и если часть его ребят заберут не волчьи клыки, то рыбьи копья - точно. Дворф снова оценивающе прошелся по воргену взглядом, прокручивая в голове худшие варианты развития событий.

— Так, что ты умеешь, маг?

После того как Временар поведал бородачам о своих умениях, те, немного посовещавшись, первым делом отдали приказ об эвакуации оставшихся мирных жителей. Но маг не мог достать людей из незнакомых ему мест, вместо этого он предложил небольшой группой передвигаться от одного дома к другому, уже оттуда отправляя мирных жителей в убежище, которым послужит таверна. Под прикрытием полдюжины солдат во главе с тем самым лейтенантом с ручным медведем, которого, к слову, звали Броллом, они выдвинулись вызволять ремесленников и торговцев. Хотя еще не ясно, кто кого прикрывал.

Бролл, конечно, был искуснейшим стрелком, а его многозарядная крупнокалиберная винтовка разила мурлоков, не оставляя от них и мокрого места, но на ее перезарядку уходило время. А вот ладони мага в ней не нуждались. От них лишь требовалось играючи взмахивать пальцами, дабы потоки ледяных осколков сокрушались на вражеские головы. Замыкала строй пара ружейников, отбивая у случайных преследователей желание нагнать их. Благодаря слаженной работе и опыту бойцов, группа на удивление быстро продвигалась в отрезанный район поселения, не только вызволяя людей, но и пополняя отряд храбрецами, державшими этот рубеж. К сожалению, как бы сильно им ни хотелось помочь, не все на восточной стороне, которую первый удар застал врасплох, успели среагировать.

После спасения последнего выжившего Броллу было приказано вместе с его медведем закрепиться на одной из западных высоких крыш, чтобы с безопасного расстояния отстреливать противников, а отряду - присоединиться к бойцам на основном фронте. По возвращении на центральную улочку маг увидел не самую оптимистичную картину: лучи восходящего солнца освещали горы мурлочьих тел с одной из сторон; солдаты хоть и держали оборону и успели возвести некоторые баррикады, но мурлоки просто продавливали их количеством. Справа же — запыхавшиеся ружейники спешно таскали боеприпасы, а пара шаманов едва успевала заживлять раны. Но все было не так безнадежно. Многие крыши и узкие проходы дворфы смогли вернуть под свой контроль, что облегчало наблюдение за волнами мурлоков.

От оценки поля боя мага резко оторвал знакомый голос, сквозь лязг и выстрелы его волчье ухо услышало: «Отходи! За следующие!» Пару мгновений поискав кричащего, глаза увидели Дроба — дворфийского главнокомандующего, который, даже отступая, рассекал надвое по нескольку мурлоков взмахом тяжелого меча, прикрывая своей могучей фигурой остальных. Он заметил подступающих сверху врагов, но приказ был отдан с опозданием. Одному из перезаряжающихся мурлоки уже преградили путь к отступлению, прижимая его к зданию, с которого спрыгнули. Не размышляя ни секунды, маг в мгновение ока оказался меж амфибиями и дворфом, став для последнего живым щитом и приняв на себя удар.

После телепортации он сразу же почувствовал вес мурлока, что почти было свалил стрелка. Ворген издал дикий рык и, дополнив мощный взмах руки чародейским взрывом, быстрым снарядом отправил врага в толпу соплеменников, добив их дыханием дракона, пока те не успели прийти в себя. Убедившись, что ближайшие мгновения не станут последними, Временар обернулся, дабы подхватить дворфа, которого он чуть не столкнул при появлении:

— Ты цел, дру… — но сразу же осекся.


Художник: Михаил DAVA

Стоило лишь встретиться их глазам, как маг узнал его. Это был Горн — тот дворф из таверны, что пытался напугать друзей историей про воргена. Увидев пред собой быстро приближающиеся к нему клыки, он заметно дернулся назад, чуть не вскрикнув. Но в этом воргене было что-то знакомое, что он видел совсем недавно. Невольно потратив пару мгновений на поиск запомнившейся детали, он вспомнил паренька, что сегодня сидел за соседним столиком в «Крепком Пойле». А точнее - его струящиеся голубым светом глаза:

— Подожди-ка, а ты… — попытался спросить он, поднимая ружье.

— Потом, — перебил ворген, обхватив своими широкими руками его плечи, чтобы вдвоем перенестись за ближние баррикады.

Оказавшись в относительно безопасном месте, прежде чем запросить боеприпасы, бедняга от всей души поблагодарил мага за спасение, на что тот, как обычно, просто кивнул, скупо улыбаясь. Не дав Горну договорить, Временар отправился на передовую. Он понимал, что здесь, внизу, толку от него будет значительно больше, чем на открытой площадке, на которой еще и противники постоянно пропадают из виду. Для начала, оставаясь на безопасном расстоянии, он прочел несколько заклинаний ледяных колец, перекрыв центральную улицу и ближайшие проходы меж домиками. Это заметно помогло обороняющимся: не только был разбит ружейным огнем сковывающий некоторых бедолаг лед, но и мурлоки ослабили свой натиск. Да настолько, что каждый обороняющийся почувствовал это в первые же мгновения. Стрелки теперь могли спокойно перезаряжаться, не роняя впопыхах патроны.

Воины же смогли перевести дыхание, лишь изредка используя оружие по прямому назначению, а не для того, чтобы на него опереться. После того, как к свинцу, чтобы разить врагов, присоединились огонь, лед и тайная магия, оборона пошла значительно уверенней. Спустя некоторое время, крики мурлоков и лязг оружия разразил полный воодушевления крик: «Летят! Парни, они летят!». Не успели бойцы среагировать, как этот возглас заглушили крики грифонов, после чего взору предстали и сами величавые существа, верхом на которых восседали разящие врагов молниями наездники. Против такого подкрепления у жалких рыбоподобных варваров не было никакого шанса, и победа дворфов оставалась лишь вопросом времени.

Поняв, что его помощь здесь более не требуется, и отчитавшись Дробу, маг, довольный собой, вернулся в таверну «Крепкое Пойло». Оказавшись внутри, он увидел всех мирных жителей, которых перенес сюда всего с час назад. Те были явно обеспокоены, и чтобы утешить их, он широко расправил руки, будто пытался жестом обнять их всех сразу, и громко проговорил:

— Не беспокойтесь, жители Телсамара. Мы отбили ваш дом.

Его голос был полон гордости, не только потому что он осознавал, какой неоценимый вклад внес в это сражение, но и от того, сколько жизней сегодня было спасено благодаря ему. Напряженные гримасы на лицах с облегчением спали, дворфы начали радостно переглядываться, но некоторые продолжали смотреть в его сторону. Через пару мгновений маг понял, что взгляды устремлены не на него, а за него.

— Эй, маг! — окликнул его сзади знакомый голос.

Он обернулся и увидел ту бойкую молодую ружейницу, что тяжело смотрела на него, опираясь на стол почти у входа, который ранее чуть не стал частью баррикад. Рядом с ней стояли хозяин таверны и еще одна дворфийка. Вид тяжело дышавшей на столе фигуры, застал воргена врасплох, из-за чего у него сперло дыхание — на столе лежал тяжело раненный Огвин.