Автор: NickWillit, Мироцвет;

Корректор: Ysaira;

Обложка: Eric Braddock.

Cо всеми предыдущими главами можно ознакомиться тут.

Гуляющий над морскими волнами ветер пел весёлую песню, раздувая паруса «Буревестника», в то время как примечательная команда корабля, устроившись прямо на палубе судна, отмечала знакомство с господином Лирном и мистером Чалбазом. Благо поблизости не было посторонних ушей, потому что иначе им пришлось бы слушать пьяные вопли, которые, впрочем, сами празднующие выдавали за песню про кролика и яйцо.

Джим, который уже успел много повидать на своём веку, однако поразился разношёрстной команде, которая с лёгкостью стала дружной, сплочённой семьёй, разговаривающей на нескольких языках. Экипаж Элиаса Солнечной Тени, впрочем, не испытывал никаких неудобств ни в пылу боя, ни во время очередного празднования. Мистер Чалбаз после третьей кружки эля настолько проникся витавшей в воздухе атмосферой благожелательности, что не заметил, как сам стал громко подпевать таурену по имени Чёрный Холм, который начал песню про долгонога.

Художник: Wang Jianxi

Филимон Лирн, напротив, чувствовал себя крайне некомфортно. Если бы у него были хорошие друзья, они бы заметили, как необычно горят глаза дворянина и что все его мышцы напряжены до предела. Внешне аристократ выглядел весьма спокойным и нарочито небрежно поглядывал по сторонам. Молодой джентльмен никогда не любил шумные компании, предпочитая разговорам тихий шелест книг. А если вспомнить, что за последние пять дней Филимон Лирн уже не раз подвергал свою жизнь опасности, нетрудно понять, что дворянин никак не мог почувствовать себя уютно в большой компании.

Только Амирита, сидящая спиной к низкому столику, заставленному тёмными бутылками и блюдами с жареной рыбой и картошкой, уловила истинные мысли чародея.

— Будет вам, господин Лирн, — откинув голову, задорно сказала эльфийка. — На этом корабле безопасней, чем в хранилище центрального банка Штормграда. Уж я-то знаю.

Молодой джентльмен лишь рассеяно кивнул головой, похоже, даже не вслушиваясь в слова разбойницы. Амирита равнодушно пожала плечами, взяла стоящую рядом бутылку тролльского грога и отправилась на мостик. Стоящий у штурвала Элиас встретил её с тёплой улыбкой.

— Мы вовремя получили твоё послание, Мира. Твоя пунктуальность, как всегда, безупречна.

— Да-да, ты спасаешь меня второй раз… Скажи мне только, почему она? — эльфийка указала на гоблиншу Лору Ториевую Шпильку, местную любимицу, обладательницу скрытых клинков и целого набора ядовитых игл. — Почему она в команде, а я нет?

— У неё нет семьи. Мы теперь её родные, — просто ответил Элиас, слегка повернув руль вправо. — А тебя, если ты забыла, я лично отвёз родителям, которые чуть не поседели, оплакивая твою пропажу.

— Я бы и сама выкрутилась, — недовольно хмыкнула разбойница и сделала пару глотков, почувствовав, как тепло разливается в груди.

— Ну конечно, — скептично ответил Элиас, взял эльфийку за руку и притянул к себе. Ни один из собеседников не заметил, что за ними напряжённо наблюдали серо-голубые глаза, ярко горевшие на утончённом аристократическом лице.

Художник: Anna Janiszewska

Капитан тем временем положил руку разбойницы на рулевое колесо, блестевшее под серебристым светом луны.

— Если не хочешь повеселиться, то сегодня ты штурман. А я пойду побеседую с твоим парнем, — задорно, с ноткой ехидства, произнёс Элиас.

— Лирн не мой парень! — гневно ответила Амирита.

— Ага. А почему не мистер Чалбаз? Заметь, имя-то я не назвал, — со смешком сказал капитан «Буревестника», спускаясь по лестнице и оставляя эльфийку наедине со своими мыслями.

Палуба тем временем сотрясалась от новой песни, на этот раз повествующей про злостных чаек, которые не дают детёнышам черепах добраться до воды.

— Как можно скучать в такой весёлой компании и в такую прекрасную ночь, господин Лирн? — спросил Элиас, поставив на стол перед аристократом бутылку с желтоватой жидкостью, похожей на оливковое масло.

— Что это? — вопросил дворянин, подозрительно нахмурив брови.

— Это, друг мой, самый крепкий алкогольный напиток во всём Азероте. Обычному человеку да и орку хватит одной стопки, чтобы свалиться и моментально заснуть. Но крепкие парни, — капитан гордо развёл руками, показывая на свою команду, — могут осилить две. Результата это, правда, не меняет.

— Позволю себе с вами не согласиться. К самым крепким напиткам причисляют механогномский технический спирт, что неудивительно, и, как ни странно, вино «Затмение Аргуса», — возразил Филимон Лирн.

— Ну что вы, это совершенно новый напиток! Он создан моей командой на основе цветка мулгорского мироцвета. Да, Чёрное Копыто? — Элиас хитро подмигнул таурену. — В честь нового знакомства и моего доброго расположения к вам я позволю вам дать ему название и подарю первую и пока что единственную бутылку, чтобы она согревала вас в нелёгком путешествии.

Эльф выжидательно посмотрел на дворянина, но Филимон Лирн не спешил принимать сомнительного рода дар.

— Что это, парни?! — воскликнул эльф. — Похоже, наш гость сомневается…

— Спор! Спор! Спор! — проскандировала толпа, стуча кулаками по столу. К неодобрению аристократа, среди них оказался и его верный лакей.

— Капитан Элиас, смею вас заверить, что я не азартный игрок и не принимаю участия в подобного рода «соревнованиях».

После этих слов, казалось, даже ветер недоумённо затих. Неожиданно в повисшем молчании раздался звонкий голос Амириты:

— Так зачем же вы отправились в это путешествие, господин Лирн?

Немного поразмыслив, аристократ понял всю безвыходность своего положения. Молодой джентльмен обречённо кивнул головой, признавая разумность приведённого довода. Тут же перед ним и капитаном, словно по волшебству, появились две стопки, наполненные настойкой из мироцвета.

— Вот это я понимаю, господин Лирн. Сейчас вы доказали воистину аристократические честь и достоинство, — Элиас схватил рюмку и поднял её над головой. — За Азерот!

— За капитана Элиаса и всю команду «Буревестника», — сказал в свою очередь Филимон Лирн и осушил рюмку до дна.

Все замерли в ожидании. Даже Амирита сосредоточенно смотрела на своего слегка заносчивого компаньона. Аристократ развёл руки в стороны.

— Не такое уж оно и креп… — не сумев договорить, дворянин рухнул на палубу, забывшись крепким сном.

— А можно мне то же, что и у него? — вновь прервала набрякшую тишину Амирита.

Художник: draken4o

Утро шестого дня встретило наших героев лёгким бризом. Однако он не мешал «Буревестнику» стремительно рассекать морские волны. Филимон Лирн проснулся в капитанской каюте, обнаружив складывающего вещи Джима. Лакей уже приготовил отвар из земляного корня, который замечательно снимал похмелье и придавал бодрость на весь день. Джим также раздобыл золотистые кукурузные лепёшки и восхитительный солёный даларанский сыр.

После завтрака Филимон Лирн был в прекраснейшем расположении духа, хорошо отдохнув благодаря крепкому, продолжительному сну. Джим поведал, что команда «Буревестника» не остановилась на одних лишь песнопениях в честь новой дружбы, но также помогла собрать всё необходимое для продолжения путешествия. Особенно усердствовала Лора: она подобрала походную одежду и сняла мерки прямо со спящего дворянина, к утру закончив подшивать костюм, который пользовался особой благосклонностью у аристократов Кул-Тираса. Как раз рядом с кроватью обнаружился манекен с уже готовой одеждой, терпеливо ожидающей, когда её примерит молодой дворянин.

Джим сиял от счастья, не сдерживая лучезарную улыбку на своём лице. Ему подарили набор ториевых игл и несколько мотков крепчайших шёлковых нитей, а на кухне он сумел запастись новой утварью взамен старой, которую безвозвратно потерял в джунглях Тернистой долины.

Окончив трапезу, Филимон Лирн переоделся в тёмно-зелёный костюм, накинув сверху длинный камзол. Вместо своих старых сапог, у которых отваливалась подошва, аристократ обул новые кожаные ботфорты. Осмотрев себя в зеркале, дворянин заметил на верхней одежде множество неизвестных ему символов. Некоторые из них показались ему смутно знакомыми и напоминали знаки стихий.

— Это защита от сил природы. Символика одного погибшего народа, — произнёс вошедший в каюту Элиас. — Наш лекарь и по совместительству мурлок — последний выходец из этого народа. Он очень сильный шаман. Благодаря его стараниям вы какое-то время сможете стоять в огне. Но лучше не стоит.

Последним штрихом в новом костюме оказалась шляпа с широким полями, украшенная экзотическими перьями. Кроме того, в ней скрылось несколько потайных карманов, которые невозможно было заметить со стороны.

Выйдя из каюты, Филимон Лирн невольно зажмурил глаза. Солнце было в зените, и его лучи ослепительным блеском отражались на неровной морской глади. На мостике за штурвалом на этот раз стоял таурен Чёрное Копыто и человек, имени которого аристократ не запомнил. Рядом с одной из мачт, возвышающейся над грузовыми трюмами, сидела Амирита. Она прислонилась спиной к пузатой бочке, на которой расположилась Лора, вплетающая в золотые волосы эльфийки лозу из океанской лилии и выполняющая сложный узор под руководством стоящего рядом мурлока. Как только гоблинша закончила работу, шаман наложил заклинание, отозвавшееся блёклой вспышкой.

— Теперь твои волосы не намокнут, даже если ты нырнёшь с головой в это море.

— А вот это мы сейчас проверим, — чуть задрав голову, ответила Амирита.

Эльфийка громко свистнула, и в мгновение ока перед ней упал моток корабельного каната, конец которого разбойница завязала вокруг талии. Оглянувшись вокруг и убедившись, что она завоевала всеобщее внимание, Амирита разбежалась и нырнула в воду, на пару секунд исчезнув из вида.

— Это не дело, — пробормотал Элиас и прочёл заклинание. Из его ладони вылетело ледяное копьё, расплавившееся над волнами ледяной шайбой. Амирита ловко на неё запрыгнула и полетела над водой проворнее чайки. Команда «Буревестника» одобрительно закричала, подбадривая эльфийку, которая выполнила несколько сложных пируэтов, а потом внезапно исчезла в пасти огромной зубастой рыбы, словно материализовавшейся из воздуха. Филимон Лирн рванулся к борту корабля, но его вовремя остановил Элиас, ловко схватив аристократа за воротник.

— Чего вы ждёте? — гневно возопил дворянин, позволив вырваться наружу обуревавшим его чувствам. — Её надо спасти!

— Поздно, — ответил капитан. — Эту рыбину уже ничего не спасёт.

Не успел молодой джентльмен возразить на колкость Элиаса, как из верхней челюсти морской охотницы, словно рог, появилось лезвие кинжала. Хищница содрогнулась в конвульсиях и раскрыла пасть, из которой целой и невредимой выбралась довольная Амирита.

— Уф-ф-ф-ф, — прыгая на одной ноге, чтобы вытряхнуть попавшую в уши воду, фыркнула эльфийка. — Волосы действительно сухие. Правда, теперь воняют рыбой!

— Это не волосы, а ты воняешь, — «успокоила» её Лора. — Иди помойся.

— Вы хотите сказать, что Амирита была всего лишь приманкой? — сдерживая гнев и сжав губы, возмутился Филимон Лирн.

— Она сама вызвалась, господин Лирн. Небольшая услуга за спасённые жизни, так сказать, — ответил Элиас.

— Не понимаю…

— Всё просто. Перед вами гигантский щитомордый окунь. Его чешуя не пробивается даже самым острым и крепким оружием. А ваша подруга захотела приобрести для Джима новую кольчугу. Правда, я и старую не видел, но не в этом дело. Теперь вы полностью готовы к тому, чтобы продолжить путешествие. Куда бы оно вас ни завело.

— Но как же она тогда его разрезала? — поинтересовался подошедший Джим.

— Изнутри щитомордый окунь так же уязвим, как и мы с вами, — ответил дворянин.

— В точку, господин Лирн. Сегодня мы поколдуем над кольчугой для Джима, ну а завтра на рассвете доставим вас в Вольную Гавань.

— Разве это возможно? Всего за два дня… — изумился молодой аристократ.

— Да уж, — протянул капитан «Буревестника», — немного задержались, что поделать. Но рыбалка того стоила.

Элиас в шутку поклонился перед дворянином и покинул палубу, встав на капитанский мостик. Он два раза топнул по отполированным доскам, и перед эльфом из глубин корабля выросла труба.

— Эй, вы там, в машинном отделении! Пора испытать новые двигатели! — крикнул в трубу капитан. — Паруса долой! Покинуть палубу!

В ту же секунду судно начало заметно преображаться: мачты сложились на треть, над ватерлинией появились так называемые крылья, а по бокам материализовались турбины с раскручивающимися с умопомрачительной скоростью соплами.

— Господа, — обратился Элиас к Джиму и Филимону Лирну, — убедительно вас прошу покинуть палубу ради вашей же безопасности. Я присоединюсь к вам через некоторое время.

Аристократ и его лакей переглянулись и последовали просьбе капитана, скрывшись в его каюте.

— Летающий корабль? — недоверчиво спросил сыщик, сидящий за одним из столов в таверне.

— Да, — ответила Роза, — но не как дирижабль у Орды или Альянса. И не как у дренеев. Он словно порхает над водой, — с восторгом рассказала девушка, явно проникшаяся симпатией к «Буревестнику».

— Кто с такой же скоростью может доставить меня до Боралуса? — спросил Тифий Варамор, махнув трактирщику, который в мгновение ока принёс ужин.

— Зависит от того, кто спрашивает, — раздался басистый голос из-за соседнего столика. Сыщик потянулся к своему кинжалу, но его быстро остановили.

— О нет, не стоит, — со смешком произнёс пандарен и положил на стол перед собой пару пистолетов. Сидящие рядом с ним хозены одобрительно захихикали, прикрывшись мохнатыми лапами.