Автор: NickWillit, Мироцвет;

Корректор: Ysaira;

Обложка: LIN;

Художники: Vainknot (Denis_Stepanov), Axilus Art.

Cо всеми предыдущими главами можно ознакомиться тут.

Пиратская Бухта встретила путников полуденным жаром, криком чаек и солёным запахом моря. В порту повсюду сновали пираты в раскрытых нараспашку рубашках и ярких головных повязках. Среди них чёрными пятнами выделялись костоломы — грозного вида гоблины в чёрной кожаной броне, периодически перебрасывающие из рук в руки дубинки с металлическими набалдашниками.

В Бухте стояло множество кораблей, пестревших флагами самых разнообразных цветов. Большинство из них были известны господину Лирну: он безошибочно мог определить принадлежность судна, едва взглянув на него. Джим тем временем озирался по сторонам с тщательно скрываемым восторгом ребёнка: вольная жизнь пиратов всколыхнула в нём воспоминания о минувших днях, и он с некоторым задором разглядывал попугаев, мелькающих в небе разноцветными пятнами, перекидывался приветствиями с моряками и даже шутками с костоломами.

Амирита, почему-то особенно оживлённая, сообщила о неотложных делах, требующих скорейшего разрешения, и скрылась в толпе практически сразу же, как путники спустились к докам по деревянному настилу. Филимон Лирн тоже решил не терять времени даром: он отправил Джима за новой одеждой и провизией, а сам устремился в местный банк. Заключая пари, молодой аристократ не соврал, что оставит половину своих сбережений на счету, дабы в случае проигрыша отдать их победившей стороне. Но, продумывая план путешествия, Филимон Лирн предполагал, что может оказаться в затруднительном положении, а потому открыл отдельный счёт, где оставил часть денег на случай нужды.

— Заморожены? — вопросил господин Лирн, с недоумением глядя на гоблина-банкира в белоснежной рубашке и пенсне. — Не могли бы вы проверить ещё раз?

Спокойный голос Филимона Лирна не выдавал того волнения, которое неожиданно овладело его душой. С нарастающим беспокойством он осознавал, что подсчёты, сделанные чистым, холодным разумом, могли оказаться неверными. Только сжатая в кулак ладонь выдавала внутреннее смятение аристократа.

— К нам пришёл запрос из Штормграда, господин Лирн. Все ваши счета действительно заморожены. Разве вы не знаете? На вашем месте я бы не покидал Пиратскую Бухту или вовсе вернулся бы в Штормград. Больно уж невелики ваши шансы на победу. Да и кто знает? Не ровен час, попадёте под прицел одного из наёмных убийц, отправленных по вашему следу.

— Наёмных убийц? — не веря собственным ушам, переспросил Филимон Лирн, но гоблин его будто не слышал вовсе.

— Лично я поставил двести золотых, что вы не проживёте и половину от заявленных дней путешествия! — глаза банкира разгорелись особым азартом. Он увлечённо начал рассказывать о ставках и пари, которые заключались, без преуменьшения, по всему Азероту.

Однако Филимон Лирн, оторопевший, слушал уже не банкира, а бешеный стук своего сердца, несколько болезненно сжимающегося в груди. Руки дворянина сотрясались мелкой дрожью, словно листья ивы на холодном ветру. В весьма странном и непривычном для себя состоянии, господин Лирн покинул банк, не в силах должным образом сконцентрировать зрение на дороге. Его слух то и дело выделял среди общей какофонии звуков отдельные фразы…

— Всего за каких-то три дня Филимон Лирн чуть не погиб! А ведь не пройдена ещё и половина пути. Делайте ставки, господа и дамы!..

— Филимона Лирна обвиняют в ограблении банка! Так ли благороден аристократ, каким считали его прежде?

— Всем известный аристократ бежал от правосудия! Филимон Лирн приговорён к заключению в тюрьме!

Художник: Axilus Art

Впервые за долгие годы господин Лирн захотел спрятаться от всего мира, чувствуя, как огромный ком медленно поднимается от живота к горлу. Резко свернув в ближайший закоулок, аристократ неожиданно столкнулся с прохожим. Внезапная встреча обернулась закономерным последствием: оба они оказались на дощатом настиле. Последовавшего затем действа не мог предугадать никто: самообладание неожиданно покинуло аристократа и содержимое его желудка оказалось на рассыпанных на полу книгах. Целую минуту Филимон Лирн ошарашенно осознавал произошедшее, замерев сгорбленной каменной статуей. Наконец он всё же нашёл в себе силы подняться и извиниться перед незнакомцем, но, взглянув на него вновь, оторопело замер. Перед ним стояла обаятельная рыжеволосая девушка, в ярких красных штанах, белой рубашке с тесьмой и высоких серых сапогах.

— Никогда бы не подумала, что моё творчество может вызвать такую реакцию, — весело прощебетала незнакомка, указывая на книги.

— Искренне прошу меня простить, мисс, — одними губами прошелестел Филимон Лирн. — Моя реакция вызвана дурными новостями…

— Ах, этот «Вестник»! — оживлённо воскликнула девушка, собирая уцелевшие книги. — Ничего удивительного. Новости иной раз могут вызвать и не такую реакцию. Особенно если вы находитесь под пристальным вниманием общественности.

Филимон Лирн с удивлением разглядывал писательницу. Девушка не проявляла ни капли отторжения, ни омерзения к его слабости, а наоборот, отнеслась с пониманием.

— Меня зовут Роза. И мне кажется, я вас знаю. Вы же Филимон Лирн, верно?

Вопрос застал молодого аристократа врасплох. Сам не осознавая своего порыва, дворянин вкратце поведал новой знакомой о настигших его злоключениях. Выслушав историю трёхдневного богатого на события приключения, девушка немедленно предложила свою помощь, взамен попросив предоставить ей права на написание книги о кругосветном путешествии.

— Вам должно этого хватить до конца пути, если впредь будете аккуратнее, — сказала Роза, протягивая мешочек с драгоценными камнями. — И вот вам моя новая книга в подарок.

Молодому джентльмену протянули книгу в бордовом кожаном переплёте. «Пламя кровавого камня» — гласило название, и Филимон Лирн внутренне содрогнулся, невольно вспомнив пленение у троллей.

— Я даже не знаю, как вас отблагодарить за доброту, мисс, — смущённо произнёс Филимон Лирн. Впервые на лице этого человека можно было увидеть настоящие, живые эмоции, а не холодную маску аристократа. Нежный румянец покрыл щёки юноши, придав его бледной коже естественный оттенок, а безжизненные глаза заблестели, став пронзительно-голубого цвета.

— Выиграйте пари, мистер Лирн! Это будет самая большая благодарность, — хитро подмигнув, ответила Роза. — Я поставила на вас. К тому же продажи от книг о вашем путешествии обещают быть баснословными.

Девушка задорно улыбнулась, отправила Филимону Лирну воздушный поцелуй и, прижав к груди книги, подобно разбойнице скрылась в ближайшем переулке.

Оставшись наедине со своими мыслями, дворянин некоторое время бесцельно ходил по городу. Наконец, уверившись, что дело вовсе не такое скверное, как ему показалось вначале, вернулся к своему привычному состоянию. Аристократ направился в таверну «Солёный моряк», где его, должно быть, уже давно ожидал верный Джим.

Художник: Adam "Forange" Törn

— Я нашёл для нас корабль, господин. Его капитан скоро должен прийти сюда, — с этими словами Джим приветствовал Филимона Лирна. Проворный малый не терял времени даром и успел приобрести в местных лавках всё необходимое.

— С какой целью? — слегка нахмурившись, вопросил дворянин.

— Он изъявил желание лично с вами поговорить, после того как узнал о цели нашей поездки в Боралус, господин, — ответил лакей, двигая к нему кружку с соком из луноягоды.

Лицо Филимона Лирна в мгновение ока вновь приобрело болезненный бледный оттенок, но дворянин не успел промолвить ни слова, как дверь в таверну резко распахнулась, ударившись о слегка заплесневевшую стену. С громкими криками в зал ворвались хозены, неистово размахивающие лапами и хвостами. Посетители с поразительной скоростью убрали всю утварь со столов, дабы она не пала жертвой буйных гостей. Джим в мгновение ока напрягся, приготовившись к драке.

— Приветствуйте величайшего капитана Южных морей, — завопил один из хозенов. — Сильнейшего и могучего, красивейшего и прекраснейшего… Ли Шаня!

После этих слов все обезьяны повалились на пол, сотрясаясь от безудержного смеха. Однако уже через секунду он был прерван самым грубым способом: хозены получили по хорошему пинку от своего капитана.

Пират, оказавшийся массивным пандареном, отнюдь не был похож на своих сородичей. Его лицо не выражало привычного умиротворения, и даже наоборот: в чёрных глазах можно было уловить искры пугающего безумия.

— Ли Шань, и никаких шуток про болезнь! — сказал капитан, усаживаясь напротив наших героев. — Не люблю, когда при мне обезьянничают.

Очередной взрыв смеха сотряс таверну, заставив дрожать стоявшие на столе кружки.

— Итак, господин Лирн, вам надо в Боралус, а мне нужна одна вещица, чтобы поднять свой статус среди прочих капитанов.

— А может, обойдёмся просто деньгами? — скептично спросил Джим Чалбаз.

— Деньгами?! — рявкнул пандарен и громко рассмеялся. Хозены поддержали его неистовыми воплями и улюлюканьем. Успокоившись и вытерев проступившие на глазах слёзы, Ли Шань положил два пистолета на стол. — Вы мне нравитесь, ребята. Я доставлю вас в Боралус быстрее ветра, но взамен мне нужно, чтобы вы сделали одно одолжение.

— Полагаю, у нас нет другого выбора, — безразлично заметил Филимон Лирн, показывая тем самым, что он готов заключить соглашение с капитаном.

— Значит, договорились! — воскликнул пандарен и под наплывом эмоций стукнул кулаками по столу. В следующее мгновение раздался громкий хлопок и за соседним столиком замертво упал человек. В таверне началась суматоха: посетители в ужасе вскочили со своих мест и начали беспорядочно метаться по залу. Вскоре в таверну пришёл отряд костоломов, быстро наведших порядок. Гоблины осмотрели тело убитого и обнаружили на нём татуировки Кровавого Паруса.

— Вы обезвредили шпиона, капитан Ли Шань. Барон выразит вам свою признательность.

— Да здравствует Картель Хитрой Шестерёнки! Всем выпивку за мой счёт! — воскликнул пандарен и вновь ударил по столешнице. Филимон Лирн недовольно поморщился и хотел было вновь заговорить с пиратом о деле, но тут заметил сидящую рядом Амириту. Эльфийка как ни в чём не бывало пила арбузный сок, пристально наблюдая за происходящим из-под полуопущенных пушистых ресниц.

— Ну что, когда отчаливаем? — невинно поинтересовалась она.

Художник: Vainknot (Denis_Stepanov)

— Как вы могли согласиться на эту авантюру? — в очередной раз недовольно вопросила разбойница. — Вы хоть раз в жизни видели морских великанов?

— Амирита, успокойся, — мягко проговорил Джим, — нам нужен не гигант, а его сундук.

— И как вы собираетесь его забрать? Дипломатическими переговорами? — взъелась эльфийка пуще прежнего.

— У нас не было другого выбора, — вмешался в беседу Филимон Лирн, наконец отрешившись от своих дум. — Ли Шань — единственный капитан, согласившийся доставить нас в Боралус.

— Выход был, но этот мохнатый пристрелил моего связного! — обиженно надув губы, возразила разбойница. — В любом случае сейчас уже поздно что-либо менять.

— Безусловно, — безразличной тенью согласился Филимон Лирн.

Великана удалось найти далеко не сразу, несмотря на его исполинские размеры. Он обитал на противоположной от Бухты стороне острова. Морское чудовище привалилось к стене пещеры, плотно сомкнув веки. Его храп напоминал раскаты грома во время шторма, хотя море сейчас было совершенно безмятежным, ласковым и спокойным.

Наши герои тихо подошли к гиганту, спрятавшись в зарослях тростника в десятке метров от него. Исполин с огромной булавной спал и напоминал валун, покрытый тиной и ракушками. Амирита прижала палец к губам и жестом попросила спутников оставаться на месте. Сама же растворилась в тени и выскользнула из зарослей. Эльфийка бесшумно подкралась к гиганту, не оставляя даже следов на песке. Великан уснул прямо возле входа в свою обитель, оставив лишь небольшой лаз, в который и проскользнула разбойница.

Внутри пещеры стоял сырой, спёртый воздух, неровные стены покрылись тиной, склизким ковром наросшей на холодной каменной поверхности. В самом дальнем углу стоял деревянный сундук с приоткрытой крышкой. Сумрак не помешал Амирите распознать мерцание золота и драгоценных камней. Довольно улыбнувшись, разбойница решила поднять ящик, но с удивлением поняла, что он слишком тяжёлый. Эльфийке пришлось взять его за боковую ручку и тащить по земле, поминая Ли Шаня недобрыми словами.

Возле выхода из пещеры обнаружилось ещё одно затруднение. Сама эльфийка была стройной, как ива, и с лёгкостью могла пройти между спиной гиганта и сводом пещеры, но сундук упрямо не желал пролезать наружу, намертво застряв. Пнув его ногой со всей злости, Амирита обернулась к своим спутникам.

— Ну что вы там встали?! — прошипела она разъярённой пантерой. — Помогите мне, сундук тяжеленный!

Джентльмены в ту же секунду метнулись к разбойнице. Джим всеми силами упёрся в спину великана, чтобы хоть на миллиметр сдвинуть его с места. Усилия воина увенчались успехом, и сундук выскользнул наружу, тихо звякнув содержимым. Облегчённо вздохнув, Джим и Филимон взяли кладезь сокровищ за ручки и направились вдоль береговой линии, совершенно позабыв о морском гиганте. Вероятно, именно этот факт сильно оскорбил достоинство исполина. Гневно зарычав, он вскочил на ноги и опустил со всего размаха булаву, едва не превратив наглых воришек в лужу из костей и крови. Правой рукой гигант непостижимым образом умудрился схватить Амириту, которая извивалась ужом в крепкой хватке чудовища.

Филимон Лирн с небывалой скоростью прочитал заклинание и заковал гиганта в ледяную глыбу, приморозившую его ноги к тёплому песку. Джим бросился на великана, высвободив из ножен мечи, но не успел ничего сделать, как был сбит с ног огромной булавой. Амирита тем временем смогла высвободить одну руку и со всей злостью колотила ей гиганта. Недовольно взвыв, чудовище только крепче сжало руку, отчего бедная девушка невольно вскрикнула и потеряла сознание.

Филимон Лирн остался один на один против разъярённого чудовища. К чести молодого господина, ни один мускул на его лице не дрогнул, а разум лихорадочно придумывал стратегию боя. Чародей приготовился обрушить на великана мощь тайной магии, но неожиданно для себя почувствовал в руке мелкий неогранённый предмет. Знакомый фиолетовый камешек чудесным образом вновь оказался в ладони заклинателя. Филимон Лирн чувствовал скрытую в нём тьму, коварно тянущуюся к разуму, но у аристократа совершенно не было времени на раздумья.

Высоко вознеся руку в воздух, он встал напротив гиганта. С дьявольской улыбкой тот поднял свою булаву, желая размозжить им наглого человека, но вдруг с удивлением понял, что непонятная сила сдерживает его руку. Недоуменно скосив глаза, исполин пришёл в неописуемый ужас, увидев, как его руку обвило отвратительное фиолетовое щупальце. Желтовато-белый песок взорвался раскалённым фонтаном: новые щупальца вырывались из земли и крепкими путами обхватывали великана. Ужас на его лице невозможно было описать. Бросив на песок булаву и эльфийку, гигант яростно забился, порываясь вырваться из крепких пут. Он ревел, как загнанный в клетку зверь, заставляя дрожать близлежащие пальмы.

Филимон Лирн застыл в каком-то оцепенении. Он вдруг почувствовал, будто щупальца принадлежат ему самому, беспрекословно подчиняются его воле. Маг не хотел их останавливать. Куда более тёмное желание прокралось в его душу. Он хотел задушить гиганта, заставить замолчать его раз и навсегда. Ещё чуть-чуть, и щупальце сдавит толстую шею, сомнёт её, переломит…

Внезапно Филимон Лирн ощутил, как его челюсть заныла от тяжёлого удара. Чуть не упав на землю, маг встряхнул головой и увидел стоящего перед ним Джима, обеспокоенно рассматривающего дворянина.

— Нам надо бежать отсюда, господин!

— Возьмите сундук, а я помогу Амирите, — придя в чувство, ответил Лирн.

Эльфийка только пришла в сознание и морщилась от нестерпимой боли в рёбрах. Она с благодарностью опёрлась на плечо подошедшего к ней мага, и вместе с Джимом, с натугой тащившим сундук, они бросились прочь, оставив позади убегающего в противоположную сторону великана…

Художник: Axilus Art

Как и было оговорено, путники явились к капитану пиратов на заре, когда солнце едва успело озолотить горизонт. Пандарен довольно смотрел на сундук, покуривая трубку.

— Я в вас ни на секунду не сомневался, господин Лирн, — зычно пробасил он и разразился весёлым хохотом. — Ну что, парни? Отчаливаем!

Матросы, преобладающее число которых были хозенами, забегали по палубе и, как казалось со стороны, больше наводили беспорядок, чем пытались действительно привести корабль в движение. Господин Лирн отошёл к борту, бесцельно разглядывая Пиратскую Бухту. Ему показалось, что на пристани стоит рыжеволосая девушка в белой рубашке и машет ему рукой.

— Обзавелись новыми знакомствами, господин Лирн? — ехидно спросила Амирита, прислонившись к борту рядом с аристократом. — Не теряете времени даром, я смотрю.

— Вы успели разрешить свои дела в городе, мисс? — желая уйти от скользкой темы, спросил дворянин.

— О да! Можете не переживать, — со смешком ответила Амирита. — Значит, наконец, Боралус? И что дальше? Неужели наши пути действительно разойдутся в самом начале?

— Я не смею вам приказывать, мисс. Если вы желаете продолжить путешествие в нашей компании, я отнюдь не буду этому препятствовать.

— Действительно? — в глазах Амириты появился какой-то непонятный блеск. — Знаете, мистер Лирн, не могу оставить вас на попечение Джима. Боюсь, он не справится в одиночку.

— В таком случае вы можете составить нам компанию, — бесстрастно ответил Филимон Лирн, но в его душе расцвёл крохотный тёплый комок. — К слову сказать, я забыл вернуть вам ваш артефакт.

С этими словами маг протянул эльфийке камень, таинственно блеснувший на ладони в лучах загорающегося солнца.

— Оставьте его себе, — пожав плечами, ответила Амирита. — Боюсь, эта штука больше мне не подчиняется и всё равно окажется у вас.

— Но он же важен для вас.

— Это семейный артефакт, — перебила аристократа эльфийка. — Вы окажете мне услугу, если примете его без возражений.

Господин Лирн хотел было воспротивиться, но передумал и вернул камень в нагрудный карман. Джим сумел достать новый, сшитый с иголочки костюм, поэтому статную фигуру дворянина вновь подчёркивали чёрный фрак, прямые брюки со стрелками и белоснежная рубашка.

— Мне кажется, костюм пирата вам больше был к лицу, мистер Лирн.

— Вполне вероятно, но я предпочитаю более классическую одежду, — ответил аристократ чуть улыбнувшись. Амирита удивлённо посмотрела на собеседника, потеряв дар речи. В её представлении Филимон Лирн не способен был проявлять человеческие эмоции, постоянно оставаясь бездушной статуей.

— Ведёте светские беседы, мистер Лирн? — громко спросил Ли Шань, который тихо подошёл сзади и хлопнул мага по плечу. — А у меня к вам скорбное известие!

— Какое же? — поинтересовался господин Лирн, предполагая, что возникли какие-то непредвиденные неполадки с кораблём.

— Я беру вас в плен! — с искренней радостью воскликнул пандарен и громко хохотнул, разбрызгиваясь слюнями.

— На каком основании? — не веря своим ушам вопросил господин Лирн.

— Ничего личного. Я поставил солидную сумму против вас.

С этими словами путников окружили хозены. Они всё так же безумно хохотали, но, вооружённые шпагами, выглядели весьма устрашающе.

— Полагаете, что вы поступаете разумно? — вопросил Филимон Лирн. Но его вопрос остался без ответа.

Пираты скрутили путешественников и крепко-накрепко связали их толстыми канатами, лишив всякой возможности пошевелиться. Путников усадили в центре палубы как какой-то трофей, которым при желании можно любоваться весь день. Джим разъярённо бранился себе под нос, ещё не успев позабыть проклятых троллей; Филимон Лирн молча продумывал план действий, периодически встряхивая головой; и только Амирита не выражала никакого волнения. Она расслабленно прислонилась к бочке с порохом и с живым интересом рассматривала палубу.

— На вашем месте я бы поменяла своё решение, — лениво зевнув, словно кошка, промолвила она.

— Ха, да я в жизни не упущу такую возможность! — рявкнул Ли Шань. — Вы уж извините, ребятки, но ваш провал сильно меня обогатит.

— Ему что, сундука недостаточно? Вечно у этих пиратов замашки, как у королей.

— Судно по правому борту! — заверещал наблюдатель из вороньего гнезда.

— Ну и кого там морские боги принесли? — громко спросил пандарен, взяв у своего помощника подзорную трубу. На фоне светлеющего неба пока что видна была чёрная точка, стремительно несущаяся в сторону пиратского корабля. Только Амирита смогла разглядеть знакомый флаг, но предпочла не портить момент триумфа.

— Готовьтесь к атаке, парни! Разнесём в щепки этот корабль! — Ли Шань хлопнул ближайшего хозена по плечу с такой силой, что несчастный не устоял на ногах.

Весь экипаж корабля пришёл в небывалое оживление. Пираты готовили пушки, заполняя их тяжёлыми ядрами. Ли Шань пристально смотрел в подзорную трубу, разглядывая экипаж противника. Среди них не было ни одного хозена, что сразу же привело капитана в неистовое негодование. Пандарен уже готов был отдать приказ к атаке, но внезапно разглядел знакомую фигуру и громко выругался.

— Отставить, парни! — разочарованно рявкнул он. Хозены удивлённо остановились, глядя на капитана, как на умалишённого.

Судно противника меж тем с грацией ласточки вильнуло вбок и прислонилось бортом, поцарапав лакированную древесину. Ли Шань злобно заскрежетал зубами, но промолчал, наблюдая, как экипаж «Буревестника» перебирается к нему на палубу. Среди них особой статью выделялся высокий эльф, с длинными густыми волосами цвета воронова крыла, горящими изумрудными глазами, короткой бородкой и проколотыми ушами. За его поясом висел внушительный изогнутый меч с гравировкой красного черепа.

— Амирита, дорогая моя, как ты оказалась в подобной компании? — вопросил эльф, с нескрываемым презрением разглядывая хозенов.

— Потерял сноровку, Элиас? Почему так долго? — эльфийка по-кошачьи потянулась, и опутывающие её верёвки с глухим стуком упали на пол.

— Сразу же устремился к тебе, как только узнал, что ты попала в передрягу.

— Ты про это? — девушка обвела присутствующих рукой. — Всего лишь небольшое недоразумение.

— Ли Шань, старый друг, опять проспорил барону Ревилгазу? — эльф крови многозначительно подмигнул пандарену, который, к удивлению Джима, пробурчал что-то невнятное.

— Значит, да. Что же, извини, но я забираю эту шайку с собой. Ты же не против?

— Лирна мне оставь! — недовольно прорычал пандарен, схватившись за ручку пистолета. Элиас вопросительно посмотрел на аристократа, а затем на Амириту. Разбойница едва заметно кивнула головой, невольно улыбнувшись.

— Не горячись, лишай. Готов возместить убытки сохранением твоей старушки в целом состоянии.

Пандарен оскалил зубы, перекусив дымящуюся трубку.

— Не на того поставил? — иронично поинтересовался эльф. — Ну что же, все мы ошибаемся. Орёлики, быстро собирайтесь и перепрыгивайте на корабль. Мы не будем стоять здесь вечно.

Амирита помогла спутникам освободиться, и вместе они перепрыгнули на борт «Буревестника». Элиас на прощание помахал Ли Шаню рукой, и корабль устремился на север, туда, где за тысячью миль возвышался Боралус.