Авторы: NickWillit, Мироцвет.
Корректор: Юрий Конаков.
Обложка: LIN.

Cо всеми главами можно ознакомиться здесь.


Неспешно продвигаясь по тропе, оставленной троллями, Варамор внимательно наблюдал за своим напарником. Маннагер казался ему слепым и очень уверенным в себе равазавром: шагая широкой уверенной походкой, он нещадно уничтожал оставленные на влажной почве следы дикарей. За целый час движения дреней даже не повернулся в сторону сыщика, как будто точно знал, куда надо идти. Но внезапно тропа, проторенная множеством ног, свернула, а Маннагер как шёл напролом через джунгли, так и продолжал свой путь, позабыв о Тифие Вараморе.

Взбалмошная мысль скользнула в голове у сыщика. Он даже встал как вкопанный, не веря своему счастью. Какой удачный шанс избавиться от нервирующего и не очень умного напарника. Дреней успел изрядно надоесть за прошедшие несколько дней пути. Маннагер, к удивлению самого Тифия, умело и невзначай испытывал его нервы на прочность. Но оставить дренея одного, скорее всего, означало подписать себе смертный приговор: джунгли Тернистой долины испокон веков кишели троллями из племени Кровавого Скальпа. Поразмыслив над этим, сыщик пришёл к удручающему выводу и поник плечами.

— Эй, напарник! — крикнул человек. — Ты свернул не туда, возвращайся на тропу и догоняй меня!

Маннагер услышал не сразу. Недоуменно обернувшись, он разглядел сквозь низкорослый папоротник тропинку. Вернувшись на исходный путь, паладин продолжил движение, как и прежде. Тифию пришлось ещё несколько раз окликнуть дренея, прежде чем тропа расширилась, теперь напоминая просёлочную дорогу. Даже размашистые взмахи паладина, рассекающего раскидистые ветви папоротника, не смогли укрыть взрытую землю и клочки разорванной одежды. Как будто тролли тащили за собой тяжёлые мешки или, что вероятнее, пленников.

Тропа прервалась подступом к древнему святилищу. Когда-то здесь наверняка было красиво, но сейчас храм превратился в руины. Зайдя под сводчатую арку, сыщик сморщился от омерзения: огромные многотонные плиты, вырванные из фундамента, расщеплёнными осколками лежали на земле. Каменные стены, местами превратившиеся в крошку, вздыбились от разошедшихся по ним трещин. Повсюду валялись до тошноты обезображенные трупы троллей. Вернее, их останки: разбросанные оторванные конечности, внутренности и кости островками возвышались на фоне багровых луж крови. У Тифия невольно возникла ассоциация с бушующим во время шторма морем. Только вместо солёной воды здесь была разрытая земля и камень. Вместо расколотых водой и рифами кораблей — останки троллей.

Быстро осмотревшись, Варамор не нашёл следов Филимона Лирна и его спутников.

— Ума не приложу, что же здесь могло приключиться, — сдался Тифий. — Земля выглядит так, будто её изнутри разодрали...

— Очевидно же, — не дал ему закончить свою мысль Маннагер, — здесь была битва.

Донеся до человека очевиднейшую информацию, дреней выглядел так, словно разгадал одну из загадок титанов Пантеона.

— Не благодари, — добавил он, добродушно похлопав изумлённого Тифия Варамора по плечу. Но сыщик быстро пришел в себя. Приложив палец к губам, он жестом показал Маннагеру на ближайшую стену. Её украшала огромная монолитная плита, наполовину вывернутая из земли. Верхняя часть была испещрена маленькими картинками, повествующими об истории троллей, нижняя же отсырела и поросла толстыми корнями. Их яростно раздирала рыжим клювом маленькая птичка, колыхавшаяся алым огоньком.

— Птица? — озадаченно вопросил дреней с разочарованием родителя, в очередной раз увидевшего детскую шалость.

— В Тернистой долине водится множество попугаев, друг мой. Однако это — один из редчайших — краснохвостый Полли.

— Я не силен в ботанике. Что из этого?

— Понимаю, — хмыкнул Варамор, еле сдерживая улыбку. — Согласно преданиям троллей, эта птица помогает найти дорогу заблудившимся путникам. Наверное, поэтому попугай и стал такой редкостью, ведь жрецы охотно используют все части его тела в своих ритуалах.

Тифий лёгким движением руки, в которой неожиданно появился клинок, сделал два сруба, прогнав краснохвостого Полли. Глазам путешественников предстал рисунок, скрытый под толщей земли. Местами он порос бледноватым мхом, но всё же оказался вполне узнаваемым. Как и верхнюю часть плиты, нижнюю испещрили картинки. Тифий различил бесформенное чудовище, щупальца которого бесноватыми змеями вырвались из земли. Здесь же были тролли, которые отчаянно боролись с неведомым созданием, но явно проигрывали, попадаясь в крепкие объятия щупалец.


Неожиданный хруст веток позади заставил Варамора вспомнить, что они находятся на вражеской территории. Кувырок в сторону спас ловкого сыщика от острого копья, украшенного алыми перьями и черепами. Второе устремилось к дренею, но разлетелось в щепки, разбившись об переливающийся рыжим светом купол, защищавший Маннагера.

К путникам приближался целый отряд троллей. Однако, как заметил Тифий, двигались они чересчур медленно. Странная походка и несимметрично расположенные части тела дали понять, что перед следователями явились ожившие мертвецы. Варамор сразу же почувствовал, что все они — марионетки в ловких и натруженных руках кукловода, наверняка спрятавшегося где-то неподалёку.

— Что ты знаешь про вуду? — в мгновение ока перейдя в боевую стойку, спросил Варамор.

— А то, что перед Светом все равны, — басом ответил Маннагер и прочитал заклинание.

Огромный столп света поразил толпу зомби, чуть не ослепив успевшего вовремя зажмуриться человека.

На удивление, бой был коротким. Сыщику даже не пришлось пускать оружие в ход: сила Света, струившаяся сквозь паладина, была в разы мощнее отряда воскрешённых мертвецов. Бой закончился, так и не начавшись. Маннагер самодовольно ухмыльнулся, подмигнув сыщику. Сделав определенные выводы, Варамор притворился, будто ничего не заметил. Тифию стал очевиден абсолютно несомненный факт: интеллект — не главное оружие напарника.

Путешественники вновь двигались верхом, но уже вдоль кромки воды и джунглей. Часто попадавшиеся морские кроколиски делали вид, что не замечают путников, проворно улепётывая в воду. Шустрые обезьянки провожали человека и дренея шумным гомоном. И вот нашим героям улыбнулась удача. В месте, где джунгли совсем близко подходили к морю, они нашли лагерь.

— Мы отстаём где-то на сутки, — осмотрев окрестности, заключил сыщик.

— А точнее? — полюбопытствовал Маннагер, скорее для вида, нежели из искреннего интереса.

— Если бы не прошедший прошлой ночью дождь, я бы сказал точнее. И, кстати, скоро стемнеет. Не хотелось бы ночевать по соседству с кровожадными кроколисками.

— Мой друг, — перебил его дреней, — до наступления ночи нам надо найти укрытие.

— Но я же… Забудь, здесь неподалеку должен быть охотничий лагерь Эрнестуэя. Переночуем там.

Художник: Билл Петрас, арт-директор Blizzard

Раньше Тифий Варамор не бывал в Тернистой долине, однако имел феноменальную память и прекрасно ориентировался на местности. К тому же, он давно изучил все известные карты Азерота, часами просиживая в библиотеке Штормграда.

В охотничий лагерь путники прибыли, когда уже стемнело. Доложив главному ловчему, рыжебородому дворфу с впечатляющего вида винтовкой, о цели своего путешествия, путники были любезно приглашены к костру, на котором жарился окорок ящера внушительного размера. С удовольствием отужинав, наши герои услышали потрясающий рассказ о том, как три путешественника смогли сразить самого сильного хищника Тернистой долины. Особенно Варамора поразила сила и отвага человеческого чародея, мастерски владеющего зачарованным мечом.

— Какое, говорите, оружие было у этого мага? — спросил сыщик.

— О! — воодушевленно воскликнул дворф. — У него был чудесный клинок и какая-то древняя книга. Кажется, его зовут… Филимон… или Филеас Лирн. Человеческие имена сложно запоминать.

— Так я и знал, что мы на верном пути! — с размаху хлопнул по спине Тифия Маннагер. Человек поперхнулся и, покраснев, выплюнул содержимое своего стакана.

— Иногда мне кажется, что сыщик здесь я, — заключил дреней и, не дав Варамору прийти в себя, отошёл от костра, грузной тушей свалившись на приготовленный лежак. Буквально через секунду он уже громко храпел.

В этот момент от Тифия могли бы воспламенеть джунгли, в таком он пребывал бешенстве. Не первый раз сталкиваясь с собственным гневом, сыщик для умиротворения обычно брал в руки книгу. Нащупав в походной сумке прощальный подарок убитого друга, человек очень быстро успокоился, пройдясь кончиками пальцев по корешку. Читать Варамор всё же не стал, предавшись размышлениям.

«Природная магия друида, затем светлая магия паладина. В обоих случаях ловушки однотипные — думал Варамор. — Хотя, признаться, с троллями ты повозился. Интересный соперник».

С тяжёлыми мыслями уснул сыскной агент Тифий Варамор. Он и раньше догадывался, что по следам Филимона Лирна отправят наёмных убийц. Но тёмная магия, преследовавшая сыщика по пятам, породила устойчивое и очень неприятное предчувствие.

"Кажется, придётся принять дополнительные меры защиты", — подумал Тифий, нащупывая в кармане два пузырька с зельем.

Поутру, отведав яичницы всё того же раптора, наши герои двинулись в путь. До форта Ливингстон предстояло несколько долгих часов езды. К тому же, напарникам необходимо было пройти сквозь дикие джунгли, чтобы добраться до широкого тракта. Благо, охотники указали нужную тропу.

— Слышишь шум? — поинтересовался сыщик после продолжительного молчания. Напарники спешились и прошлись вперёд. Глазам их предстала удивительной красоты картина: пыльная дорога вывела из чащи к обрывистому берегу, кольцом окружившему водопад. Тонны воды широкими ручьями низвергались вниз, закручиваясь в водоворот. На противоположной стороне продолжался лес, над которым темнеющим пятном возвышалась...

— Арена Гурубаши, — с восхищением промолвил Тифий.

— Форт должен быть тоже с той стороны воронки. Ты же помнишь, всё, что я тебе говорил? — осторожно прошептал сыщик.

— Не сомневайся, — ответил ему дреней.

Дорога меж тем изгибалась причудливой дугой, пролегала аккурат вдоль обрыва с одной стороны и джунглей — с другой.

«Идеальное место для засады, как я и предполагал», — думал сыщик. Пройдя ещё около ста шагов, путники ощутили, как земля пошатнулась у них под ногами. У Варамора потемнело в глазах, и он упал на колени. Дреней оказался более устойчивым, хотя даже ему пришлось опереться на оружие. Дорога вокруг путешественников резко почернела. Облезлые до выбеленных костей руки мертвецов, вырвавшиеся из-под земли, крепко схватили Тифия. Сыщик даже не успел опомниться, как оказался в плену. Костяшки пальцев крепко сдавили его горло, грозясь переломить пополам. Глаза Тифия застилала тьма, но цепкая хватка исчезла также неожиданно, как и появилась. Столп света, созданный паладином, испепелил не успевших вылезти вурдалаков.

— Отличное защитное зелье, друг мой, — произнес Маннагер. — Твоя предусмотрительность ещё раз мне пригодилась, не зря тебя сделали моим помощником в этом пути…

— Даже не начинай, — перебил его человек, уже приготовившийся к бою. — Наш противник рядом. Даже я чувствую его ауру разложения.

— Можешь мне не рассказывать, — ответил паладин, кивком головы указав на перчатку. Камни на ней сверкали и искрились всеми цветами радуги.

— Так-так-так… — в двадцати шагах от них из тени деревьев вышел могучий воин в чёрных доспехах, украшенных черепами. За его спиной в темноте леса маячили воскрешённые марионетки. Сыщик насчитал как минимум семь вурдалаков. Варамор внутренне содрогнулся. Рыцари смерти изредка призывали толпу вурдалаков и контролировали её недолго. Их же новый знакомый явно без каких-либо стеснений управлял отрядом смердящих падалью воинов.

— Вот, значит, кто мои соперники, — сказал рыцарь, выставив перед собой широкий двуручный клинок.

— Нам нечего с тобой делить, — попытался выиграть время для продумывания стратегии Варамор, — иди своей дорогой, а мы пойдем своей.

— Ложь! — выкрикнул незнакомец, неожиданно резко дёрнув головой. Русая прядь упала на бледное лицо, расчертив его словно шрам, — Я не позволю вам забрать мою добычу!

— О какой добыче говорит эта личность? — шёпотом спросил дреней.

— Думаю, он говорит о Филимоне Лирне, — так же тихо ответил Тифий Варамор.

— Даже если у нас один заказчик, я всё равно буду первым! Всего лишь нужно устранить надоедливых конкурентов.

— А-а-а… — начал было Маннагер.

— А это он про нас, — предупредил вопрос сыщик.

— Да что вы там всё время шепчитесь?! — яростно прошипел рыцарь смерти. — Но это уже неважно… Судьба к вам не благосклонна, раз наши пути пересеклись. А значит, готовьтесь встретить свою смерть.

Зелёная сфера, выпущенная рыцарем смерти, разнесла на куски щит Тифия Варамора. Даже защитный купол Маннагера не сдержал магию Смерти. Ударная волна была столь сильной, что человек сорвался в пропасть.

— Варамор, нет!!! — только успел крикнуть паладин.

— Твой противник — я! — голубоглазый рыцарь в два прыжка оказался рядом с дренеем. Двуручный клинок встретился с боевой глефой, озарив окрестности вспышкой света и тьмы.

Нападавший фехтовал с такой легкостью, что смог оттеснить паладина на добрый десяток метров. Двуручный клинок порхал как бабочка, удерживаемый всего лишь одной рукой.

Тем временем Тифий завис над пропастью, воткнув свой клинок в тернистую почву. Не видя происходящего, Варамор слышал над головой лишь лязг стали и скрежет зубов. Семь вурдалаков, плотоядно облизываясь, ожидали жертву на дороге, в то время как рыцарь оттеснял паладина к пропасти.

Переместив вес на одну сторону, сыщик быстро достал загадочный пузырёк и стиснул его меж зубов. Затем двумя руками вытянул себя наверх, где Тифия тут же схватила толпа вурдалаков. Не имея больше никакого оружия, Варамор достал ещё один сосуд...

Через минуту фехтования соперники заметно вымотались, так и не найдя брешь в обороне друг друга. На своей экипировке Маннагер приметил следы зеленой коррозии, будто его нагрудник состарился и истончился. У рыцаря смерти появились вмятины на броне, хотя паладин так и не смог задеть противника.

Удивлению Гнили (а это был именно он) не было предела. Давно ему не встречался достойный противник, вынудивший использовать всё своё мастерство в бою.

— Похоже, ты не очень хочешь умереть, — растягивая слова с издёвкой произнёс рыцарь смерти.

— Не сегодня, — огрызнулся паладин и лёгким движением разделил глефу на молот и копье. Бой начался с новой силой, однако отступать пришлось рыцарю смерти. Гниль никак не мог приноровиться к новому оружию дренея. Маннагер стал более подвижным и ловким, нанося удары в разы быстрее. Несколько раз паладину практически удалось пробить оборону противника, но неожиданно он опустился на одно колено и начал кашлять кровью.

— Наконец-то, — прошептал рыцарь смерти, — моё проклятие начало действовать.

Маннагер попытался подняться, но не смог. Гниль подошёл к склонившемуся дренею, высоко воздев меч. Но в ту самую секунду, когда острый клинок готов был повергнуть паладина, увесистый кулак опустился на голову рыцаря смерти.

Даже в полуобморочном состоянии Гниль, слегка пошатываясь, в мгновение ока отскочил в сторону. Перед ним стоял Тифий Варамор. Рыцарю смерти пришлось задрать голову вверх, чтобы посмотреть в глаза человеку, внезапно выросшему в размере.

— Я могу подождать, пока закончится действие зелья, а потом прикончить вас обоих, — самодовольно заявил наёмный убийца. Он обернулся, желая подозвать вурдалаков, но увидел лишь их трупы на дороге. — Никому нельзя поручить свою работу.

Вновь обернувшись к противникам, Гниль чуть не ослеп. Высокий столп света поглотил напарников, а когда потух, человек и дреней стояли рядом, полностью восстановив свои силы.

— Хм… Видимо я недооценил вас, — сказал рыцарь смерти, медленно отступая к пропасти. — Ну что ж, как говорится: разделяй и властвуй!

С этими словами Гниль спрыгнул в пропасть, исчезнув из вида. Однако через секунду магические оковы фиолетовым шлейфом схватили Маннагера и потащили вслед за их хозяином.

Тифий Варамор, ринувшийся к обрыву, увидел, как водоворот безразлично поглотил обоих…