**Материал подготовил : NickWillit, Мироцвет.
Корректоры: Ysaira, Nivenor, Дмитрий Рейнер.
Художник: Angel I S K R A.

Cо всеми главами можно ознакомиться здесь.


— Крестьяне говорили, что поганище было размером с дом? Вообще не удивлен. Всё, чем напуган был простой житель, надо делить на два, а то и больше. Однако отрекшиеся в Западном Крае могли вызвать небывалую панику в столице. Моему отряду необходимо было быстро и без шумихи во всем разобраться, поэтому следопыты тотчас взялись за дело.

— По сообщениям ваших источников, чудовище двигалось от побережья, вдоль горного хребта, прямо к Штормграду. По мне, так истинное самоубийство — идти навстречу вооруженным до зубов стражникам. Однако мы выступили, дабы избавить Альянс от ненужных жертв. Мною был придуман великолепный план, с приманкой и двумя осадными мортирами. Мы трое суток тащили повозку с тушами мертвой нежити, орков и лошадей, и что мы нашли?! — не гнев, а сарказм так и сквозил в словах говорившего. Крепкий мужчина, облаченный в накидку стражника Штормграда, казалось, давал отчет о некоем происшествии. Однако от феодала, сидевшего напротив него в комнате с видом на порт столицы, не могла не ускользнуть ирония говорившего. Эдмон Браун, толстячок маленького роста, был красен лицом от природы, но сейчас он просто сиял от слов своего лучшего сыщика Тифия Варамора.

— А нашли мы, милорд, мертвую тушу давно уже неживого существа. Да, большую и весьма уродливую, но не живую! Вы хотите узнать, как мы это поняли?
Эдмон закивал головой, попутно наливая воды в стакан трясущимися руками.
— Соль, милорд.
— Соль?
— Так точно, милорд. Ущелье, в котором была найдена эта падаль, было в мелких соляных кристаллах. Спасибо нашим лошадям за находку. И самое интересное, что голова трупа — это единственное, что было покрыто солью. Смею предположить, что отрекшийся перед смертью не будет специально измазывать себя ею, да еще не всего, а лишь часть себя. А потом идти в какое-то место, где соли отродясь не было, и там подыхать, лишь частично разлагаясь!

Тифий глубоко вздохнул, ненадолго прервав свою речь.
— В чем дело, Эдмон? Моя команда доставила в столицу ту часть поганища, которая сохранилась, — его громадную голову! И какие новости мы слышим: элитный отряд защитников Альянса спас столицу от проникновения передовых войск Орды. А мы, стало быть, посыльные, принесшие в город часть ордынского генерала!

— Прекратите вашу истерику, Варамор! — резко оборвал солдата вельможа. — Сейчас идет война! И любая победа, пусть даже крошечная, рождает новое, неугасимое пламя в сердцах людей и рождает новых героев. Да, эту маленькую фальсификацию мы вынуждены были предпринять, так как дела на фронтах оставляют желать лучшего. Но это все, что вам нужно знать. Зная ваших людей, они будут обо всем молчать, поэтому мы вас и выбрали для этой миссии. Как вы там сказали… посыльных. На сегодня все, Тифий. Еще вопросы есть?
— Да, — с некоторой паузой произнес солдат, — кто такой Филимон Лирн?

Художник: Angel I S K R A

Двигаясь по направлению к банку Штормграда, свободный сыскной агент Тифий Варамор был чернее грозовой тучи. И под гнетом давней привычки господин сыщик разговаривал сам с собой.

Мало того, что его и его людей использовали «во благо» общему делу, так и на этом все не закончилось. Многих, кто был с Тифием на этом задании, внезапно «отправили» на передовую. Остальных не нашли. Воин молится богам, чтобы с его друзьями все было в порядке. Но Эдмон Браун, на которого Тифий работал уже много лет, напрасно создал себе такого врага. К тому же, милорд сказал не лезть в это дело. Мол, и так все понятно. Господин Лирн украл некий артефакт и под видом спора скрылся из столицы и бла-бла-бла. О! Как неожиданно! Городской банк.

Тифий действительно находился у здания банка, где во время его отсутствия в городе произошло неоднозначное и очень громкое ограбление. Основным подозреваемым оказался молодой аристократ по имени Филимон Лирн, просто по стечению обстоятельств быстро покинувший Штормград, дабы выиграть пари и не потерять все свое состояние. И все это совпало с тем самым ограблением. По мнению самого Тифия, очень поверхностные и притянутые за уши обвинения. Но кто-то в городе упрямо распускал подобные слухи. Под подозрением были все, кто поставил на проигрыш Лирна.

Все пути вели к пропаже таинственного артефакта, который доставил в город представитель тортолланов по имени Хозул Носитель. От своих осведомителей Варамор узнал, что с этим тортолланом уже беседовали агенты ШРУ, но все напрасно. После получаса беседы с ним он понял почему.

Художник manabreakfast

— Послушай, друг, мне нужно, чтобы ты рассказал, что произошло два дня назад. Здесь же, в банке. Расскажи мне! — уже умоляюще просил сыщик. Он просто раньше не имел дела с тортолланами.
— Я знаю много историй… Какую именно тебе рассказать? — добродушно переспросил Хозул в тридцатый раз.
— Расскажи мне про артефакт…
— Я знаю много историй про артефакты… Какую именно тебе рассказать?
— Мне нужно знать, кто украл твой артефакт!!!
— Я расскажу тебе историю про одного молодого тортоллана по имени…
— Так, стоп!!! — оборвал расспрос Тифий, не в силах слышать все сначала. Охрана, приставленная к Хозулу Носителю после происшествия, уморительно хихикала, держась за животы. Но сыщик не собирался сдаваться.
— Приятель, ты можешь описать господина, который с тобой общался в тот день?
— Конечно, это был господин и… или госпожа.

Это была крайняя точка кипения. Тифий поблагодарил тортоллана за беседу и удалился в банк под громкий хохот гвардейцев.

Художник fargore01

Благо в самом учреждении ему удалось выяснить, что Филимон Лирн действительно посещал банк в тот самый день и даже снял приличные деньги со своих счетов на путешествие. Вот только администратор по имени Гадиус Блейк, работавший в тот день и лично выдавший Лирну деньги, а затем и обвинивший того в краже на следующий день после обнаружения пропажи не вышел на работу.

— Что ж, будем искать этого Блейка, — озвучил вслух свои же действия Тифий Варамор.


Ярмарка Новолуния всегда была зрелищным и, что самое главное, прибыльным делом для Аста-Ве Шмыгской. Гадалка с неизменным удовольствием наводила страх на посетителей, обожая доводить их до дрожи в коленках, хотя никогда не обманывала. Долго обучаясь искусству проникновения в будущее сквозь плотную пелену неизведанного, гномка стала одной из самых лучших прорицательниц среди прочих. Возможно, именно поэтому она брала весьма солидную плату за свои предсказания.

Однако сегодня обыкновенно благодушное настроение гадалки сменилось не утихающим раздражением. Для Аста-Ве день не задался с самого начала. Мало того, что с утра через полог шатра не прошёл ни один посетитель, так ещё и верный корги беспричинно рычал на неё и скалил зубы. Гномка пыталась заняться хоть чем-то, но бросала дело на полпути, злясь на всё вокруг. Даже магический шар покрылся матовой плёнкой, отстранившись от внешнего мира.

Поэтому когда сумрачное пространство шатра на несколько секунд озарилось ярким дневным светом, а в лучах сияющего солнца показался джентльмен в чёрном костюме, Аста-Ве едва удержалась от радостного визга. Чинно сев на высокий стул, прорицательница устремила намётанный взгляд карих глаз на гостя, судя по всему бывшего банкиром.

Вошедший обладал приятной внешностью и сжимал в сильной руке тёмно-зелёный талон с начертанным на нём фиолетовым глазом. Пару секунд рассматривая гадалку, он несколько неуверенно прошёл к круглому деревянному столику и сел на стул, словно продолжая терзаться сомнениями.

— Пришёл узнать свою судьбу? — тонким голоском с едва заметными нотками издёвки вопросила Аста-Ве.

Посетитель тут же недовольно поморщился, окончательно придя к неудовлетворительному выводу относительно своего поступка. Гномка, быстро оценившая ситуацию, молниеносно взмахнула короткой рукой над шаром, будто стянув с него плёнку. Он в миг заблестел, обратившись глянцевым хрустальным оком.

Steelbella

Аста-Ве с непроницаемым взглядом унеслась в недра шара, отрешившись от всего сущего. Банкир неуверенно передёрнул плечами, чувствуя себя некомфортно от остекленевшего взора прорицательницы. Он хотел было уйти, но неожиданно артефакт замерцал, приковывая к себе внимание. Вначале он казался прекрасным как весеннее солнышко на чистом голубом небе, но вскоре его омрачили размытые тёмные фигуры, закружившиеся в неугомонном вихре.

В шатре словно стало ещё темнее. Мягкие и уютные огоньки свечей поблекли, задрожав осенними листиками на ветру, а воздух чуть не пронзили заряды молний.

Банкир попытался слабо улыбнуться, но в его глазах отчётливо виделся страх. Но самый настоящий ужас безобразной гримасой исказил лицо Аста-Ве. Её дыхание замерло, а губы приобрели резкий фиолетовый оттенок. Будучи не в силах пошевелить хоть кончиком пальца, гадалка безвольно наблюдала за зловещими силуэтами.

— И что это значит? — чуть дрожащий голос гостя пронзил гнетущее напряжение будто мыльный пузырь.

— Уходи! — неожиданно громко заверещала Аста-Ве. Её миловидное личико, обрамлённое розовыми волосами, вмиг стало неприятным как у капризничающего ребёнка. Казалось, гномка сейчас затопчет ногами и завизжит высоким противным голосом.

Банкир недовольно покачал головой, спрятал талон в нагрудный карман и стремительно направился к выходу.

— Не иди домой мимо парка, — напоследок предупредила Аста-Ве внезапно охрипшим голосом. Гость так ничего и не ответил, решив никогда больше не связываться с гадалками.


Возле одного из домиков, примыкающего к зеленеющему парку Штормграда, прислонившись к кирпичной стене стоял рыцарь смерти. Облачённый в тяжёлую латную броню, усеянную черепами и костями, он безразлично смотрел в пространство, явно ожидая кого-то. Неизвестно, сколько времени служитель Акеруса уже простоял недвижимый в абсолютном молчании, но Гниль явно ни каплю не беспокоил этот факт.

— Очень рад вашему приходу, — внезапно раздался мужской голос и из тени густых деревьев вышла закутанная с головы до пят в плащ фигура. Рыцарь смерти даже не вздрогнул, лишь лениво, явно делая одолжение распахнул светящиеся голубые глаза.

— Мне сказали, у тебя есть дело, — низким голосом произнёс он, — Говори.

— Конечно-конечно! — притворно весело и подобострастно затараторил незнакомец, — Здесь указаны все… материалы дела.

Наёмнику протянули тонкий пергамент, сложенный втрое. Бумага на ощупь оказалась намного приятнее чем на вид, но Гниль не обратил на это никакого внимания. Его интересовал исключительно заказ, а не его таинственный владелец.

— Согласен, — коротко ответил рыцарь смерти, после того как его глаза быстро пробежались по аккуратно выведенным строкам.

— Чудесно…

Незнакомец явно хотел сказать что-то ещё, но пресёк себя на полуслове. Смятый в комок пергамент полетел на землю, осыпавшись чёрными хлопьями. Фигура в плаще нервно вздрогнула и поспешила удалиться прочь. Впервые мертвенно-бледно лицо, с резкими скулами и русой бородой выявило признаки жизни, исказившись кривой улыбкой.

Убийство никогда не представляло сложность для Гнили. До служения Королю-личу возможностей было гораздо меньше, поэтому рыцарь смерти искренне радовался сложившемуся повороту событий в своей жизни.

Иногда ему даже было интересно. Когда жертва оказывалась слишком хитрой и практически неуловимой. Это заставляло Гниль думать, испытывать азарт, торжество охоты и радость победы. Но вот недалёкие существа вроде мурлоков, наг и прочей живности Азерота доставляли одни лишь разочарование и печаль. Особенно люди, не умеющие почувствовать опасность даже перед лицом самой смерти. Иногда осознание к ним приходило в последний момент, после того как холодный клинок пронзал слабую плоть. Впрочем, их убийство скорее убеждало Гниль, что он помогает бренному миру избавиться от лишнего мусора.

Шедший впереди мужчина явно ни о чём не подозревал. Степенно он шёл по мостовой, здороваясь со знакомыми и лишь изредка неуверенно смотрел в сторону парка. Рыцарь смерти лениво, словно барс следовал за жертвой, даже не прилагая особых усилий для маскировки.

«Слишком просто», — пронеслась мысль в голове прежде чем он схватил жертву за плечо и в мгновение ока утянул в сумрак.


Как и предполагал Гниль, беспечный человек оказался слишком лёгкой добычей. Проявив себя полнейшим ничтожеством, он ничего не понял, сумев лишь беспомощно и отчасти забавно осесть на землю.

Рыцарь смерти задумчиво смотрел на безвольный труп, распластавшийся под ногами, и размышлял:

«Никому ненужный и такой жалкий. Однако наверняка найдутся заинтересованные личности, которым необходимо будет выяснить обстоятельства смерти человечишки. А в контракте явно значится отвадить всех любопытных.»

Рыцарь смерти растянул тонкие губы в жестокой довольной улыбке, ярко сверкнув голубыми глазами. Его руки окутала внушающая отвращение нечестивая аура, и он медленно, смакуя каждый момент, провёл несколько пассов над трупом, что-то тихо нашёптывая себе под нос. Усопший на несколько мгновений покрылся отвратительнейшим слоем гнили, после чего вернул прежний вид. Остался только последний штрих…

Внимание наёмника внезапно привлёк тёмно-зелёный клочок бумаги, скромно выглядывающий из кармана. Интуитивно почувствовав важность обнаруженной мелочи, он вытянул талон и разглядел его с двух сторон. Вспомнив редкие беспокойные взгляды мужчины в сторону парка, Гниль пришёл к интересным выводам и закрыл глаза, глубоко вдохнув. Задание оказалось более интригующим, чем представлялось на первый взгляд.

За спиной вестника смерти тем временем послышался шорох, в нос ударил отвратительный смрад. Через несколько секунд к нему медленно и слегка неуклюже подошли три вурдалака, которые схватили труп полуразвалившимися лапами и унесли в неизвестном направлении.