Автор: OKUNIE;

Корректоры: Nivenor, Мироцвет;

Обложка: Cher Ro;

Художники: Captain Jacklyn, Nissa Traveler, OKUNIE, Drawing Duskwolf.

“Рядом Вуду, будет худо, одолеть меня нельзя Ведь в царстве снов у меня друзья”

Доктор Фасильер, “The Princess and the Frog”

Добро пожаловать на Другую Сторону, в карманное измерение Бвонсамди. Само название “De Other Side” довольно интересно, ведь может быть как стандартным обозначением обратной стороны жизни, так и являться отсылкой на песню Доктора Фасильера и его самого. Персонаж этот не только имеет общие культурные прообразы, но и отличается плутовским нравом.

Художник: Anya Asher

Предыстория подземелья

“Та Сторона”, новое подземелье Shadowlands, скрыто в глубинах Арденвельда среди владений Королевы Зимы. Попасть в измерение Бвонсамди можно с помощью специального камня возвращения, который дарит герою сюжета могущественный бог. Та Сторона не зря находится именно в Арденвельде — это место, где погибшие лоа перерождаются.

Так, например, в Арденвельде отдыхает Мам’тот — лоа-мамонт Драккари, который убил себя и уничтожил свой храм, чтобы ледяные тролли не заполучили его силу. Рядом с ним восстанавливается дух Тарон’джи — ещё один лоа Драккари, преданный собственными последователями.

Мам'тот / Художник: Nissa Traveler

Но вот незадача, некоторые лоа были похищены могущественными силами и, опасаясь за свою собственную шкуру, Бвонсамди просит разобраться нас что к чему. Семя Дамбалы, лоа змей и тёмных охотников, бесследно исчезло. Пропал и Хаккар, восстанавливающийся под взором Королевы Зимы, которая пристально наблюдает за опасными лоа.

Разгадка ждёт нас в той же цепочке заданий: бог смерти Муэх’зала украл Хаккара и Дамбалу, приказав своим жрецам откармливать тех дикими семенами, в которых восстанавливаются души в Арденвельде, и, таким образом, наполнил змей-лоа тёмным моджо. Сразив всех жрецов, мы распаляем ярость их хозяина, разгневавшегося на Бвонсамди, который некогда был смертным жрецом. Муэх’зала вознёс его до лоа за таинственную сделку, о которой сам повелитель духов не желает рассказывать. Армия древнего бога, присоединившегося к Тюремщику, и Арденвельда схлестнётся в битве, а мы вернёмся к Той Стороне.

Дамбала / Художник: Nissa Traveler

Та Сторона

Сюжет De Other Side строится на противостоянии Бвонсамди и Муэх’залы: по просьбе первого мы отправляемся за тремя должниками, чтобы вернуть дарованное им моджо и направить его силу против бога смерти. Сам бог смерти держит Бвонсамди в заточении, требуя возвратить спрятанные вторым души Короля Растахана и других зандаларов.

Внутри нас ждёт хаотичное подземелье. Крыло каждого должника отражает их индивидуальность. Сначала вы видите луга Арденвельда, затем механические коридоры гномов, а потом возвращаетесь в безумный тролльский храм, наполненный мертвецами-стражами и банками с кровью. Многие из них уже ранее использовались в предыдущем дополнении, как и оружие.

Брокер Зи'екса

«У Бвонсамди связи не только в Азероте. Брокеры ищут силу... и им неважно откуда она».

Первым боссом является Брокер Зи'екса, противостояние с которой проходит на роскошных лугах Арденвельда. Если в подземелье Малдраксуса большая ставка идёт на аддов, то данный босс в одиночку использует порталы и магические ловушки, время от времени подкидывая замешкавшихся игроков в воздух и нанося урон взрывами.

Зи’екса — это хитрая собирательница, за тысячи лет заполучившая в свою коллекцию множество волшебных устройств. Полагаясь на пространственные манипуляции, она остаётся на шаг впереди бесчисленных врагов, которых нажила за свою долгую жизнь.

Художник: Сaptain Jacklyn

Что за «брокеры» такие?

(за материал спасибо Кирасеру)

Брокеры — загадочные торговцы анимой, путешествующие по измерениям загробного мира. Сейчас, когда Тёмные земли страдают от засухи, услуги этих эфемерных созданий особенно ценны, ведь они буквально чувствуют течения субстанции души. Они родом из затерянного царства Тёмных земель, чьё название известно лишь им одним.

Брокеры проявляют неожиданный интерес к смертным героям Азерота, что пришли в Тёмные земли, и активно пытаются с ними сотрудничать. Но не стоит забывать, что дельцы анимой — хитрые и опасные создания, которые не раскрывают своих истинных целей. Возможно, у всей их организации как таковой тоже есть тайная миссия, но о ней можно только гадать.

«Брокеры что-то задумали. Не спускайте с них глаз. А-а-а! Скорее несите мне моё моджо!»

Будьте аккуратны, ступив на Другую Сторону: на пути к боссу из стены вырываются лучи, убивающие игрока моментально. После победы над боссом, чтобы нам не приходилось бегать туда-обратно, Бвонсамди заботливо переносит нас прямо ко входу Некрополиса. Всё достаточно удобно и очень атмосферно — луга Арденвельда просто невероятны!

Манаштормы

Вторым боссом является уже знакомая нам парочка — Миллифисент и Миллхаус Манаштормы. Это супруги-гномы, которые уже не раз появлялись в сюжетах World of Warcraft и Hearthstone.

У Миллхауса незавидная судьба: то он пребывает в заключении, то попадает в культ. Ещё недавно он помогал нам в Аметистовой крепости, а сегодня мы приходим взять с него должок для лоа. Миллифисент же инженерный гений, в своё время создавшая опасное оружие против магов (явно не без вдохновения деяниями мужа). Помните их чудесные диалоги в Аметистовой крепости?

Как гномы связаны с тролльским лоа? Объясняет сам Бвонсамди:

«Не только тролли просят старину Бвонсамди помочь. Все заключают сделки с лоа смерти!»

Художник: Captain Jacklyn

Пройдя тематическую зону в стиле стимпанк, мы попадаем в зал боссов, похожий на небольшую мастерскую. Оказывается, Миллхаус заключил договор с Бвонсамди, но не успел преобразовать его моджо в новое изобретение. Миллифисент тоже заключила сделку с лоа смерти, из-за чего супруги ссорятся перед стартом битвы и обвиняют друг друга во всех грехах.

Для чего же двум гномам понадобилось моджо лоа смерти? Всё просто: им требовалась невероятная сила для собственных экспериментов, которую смог даровать Бвонсамди. Миллхаус даже говорит о том, что этого моджо недостаточно для его “шедевра”. Но лоа смерти потребовал у нас забрать долг у гномской пары и потому стартует очередной бой — отдавать назад взятую у бога силу они не желают.

Боссы сменяют друг друга и обладают своим стилем боя. Если Миллхаус больше полагается на магию, то у Милли в дело идут механические приспособления, в том числе и знакомые уже нам по другим подземельям ходячие бомбы.

В конце боя от Миллхауса можно услышать такую фразу: «Стойте! Я лучше потеряю моджо, чем её!»

На что Бвонсамди вставляет свой ироничный комментарий: «Настоящая любовь... Плакать хочется. Старина Бвонсамди в своё время знавал любовь. Хе, побольше многих!»

Из-за узких коридоров локация напоминает что-то среднее между Мехагоном и Тол Дагором. Небольшие проходы и бурильные машины, наносящие урон по крупной площади, выглядят как потенциальные убийцы в М+.

Хаккар Свежеватель Душ

Третьим боссом является Хаккар Свежеватель Душ, знакомый вам по Зул'Гурубу и не только.

«Этого лоа вы должны помнить! Хаккару часто нужно было моджо для ритуалов... и Бвонсамди всегда был рад новой сделке. Что вы так на меня смотрите? Ну да, Хаккар — лоа крови. Но зато какая сделка! Ну вас. Просто верните моджо», — рассказывает нам по пути Бвонсамди.

Хаккар Свежеватель Душ — бог крови, коварный и жестокий лоа, вечно падкий на души живых. Впервые попытка призвать его состоялась в Зандаларе, что привело к кровавой чуме, хоть бог и не был в итоге призван — этому помешали местные жрецы. Сорванный призыв обошёлся Империи в тысячи мёртвых тел, для уничтожения которых пришлось создать големов, сжигавших горы трупов.

Успеха достигли тролли Гурубаши, от отчаяния обратившиеся к древней силе Хаккара. Наступившие после Великого Раскола хаос и голод загнали империи древней расы в тупик, вынудив заручиться поддержкой Пожирателя Душ. Бог крови помог новым последователям возродить и укрепить свою цивилизацию. Взамен Хаккар требовал всё больше и больше душ, желая воплотиться в мире живых и поглотить всё сущее. Племена троллей объединились и попросили помощи наших героев, чтобы не позволить Хаккару привести свой план в исполнение.

Художник: Bayard Wu

Зал Хаккара наполнен склянками с кровью, а обитают здесь жрецы Атал'ай — экстремальное племя Хаккари. При смерти культисты разливают огромные лужи проклятой крови. В процессе битвы с боссом они приносят себя в жертву своему богу, превращаясь в Сынов Хаккара и яростно атакуя игроков тёмной магией.

«Неприятный тип этот Хаккар. Но вы заставили отдать его должок. Когда-нибудь он вернётся. Злого лоа надолго не сдержать». А значит, очередная встреча с Хаккаром ещё впереди.

Муэх'зала

Последним боссом является Муэх’зала (также упоминается как Мве'зала). Он держит Бвонсамди в своём плену, а судя по датамайну и цитатам из книги, в его планах поглотить жизненную силу всех существ, в том числе и на Азероте. В процессе боя Мве'зала также скажет, что с Тюремщиком бороться смысла нет и он рано или поздно заберёт в Утробу всех.

«Я украду твою жизнь! Растерзаю! Твой свет угаснет! Я — бог смерти и Друг Ночи! Перед вами Отец Снов! Сын Времени!»

Кто же такой Муэх'зала (также упоминается как Мве’зала)?

Муэх'зала — это бог смерти, которому поклоняются в основном тролли фарраки, обитающие на юге Калимдора. Новым персонажем его назвать нельзя: упоминания о нём были ещё задолго до Shadowlands.

«Неразумная дочь неразумного короля! Твоё счастье, что перед тобой я, а не другой лоа, — процедил Бвонсамди. В гневе он вырос, заполнил собой всю спальню, коснулся макушкою потолка, но тут же съёжился, ссохся, синий огонь его глаз вновь потускнел. — Мве’зала бы на моём месте проглотил бы тебя живьём!»

Способности Мве'залы трудно оценить, но, в отличие от Бвона, он является мастером иллюзий и магии смерти, а потому способен раскалываться на призрачные образы. Кроме того, в подземелье он без труда заточил Бвонсамди в свою ловушку.

Помните слова Вол'джина о том, что лоа нашептали ему о Сильване на месте вождя? Именно Муэх'зала и манипулировал умирающим Вол'джином, приведя план в действие и запустив цепочку событий, которые и привели нас в Тёмные земли. Он же привёл Хелию на сторону Тюремщика и украл глаз Одина.

Художник: OKUNIE

Отрывки из книги, посвящённые Муэх'зале:

Теперь оставался лишь один лоа, чьё имя и титулы им предстояло прошептать: Уитэй но Муэх’зала, Бог Смерти, отец Снов, сын Времени, друг Ночи. Его тень нависала над ними, и она всё росла и росла. На мгновение тролли затаили дыхание от восторга перед увиденным, а затем выдохнули — возможно, от облегчения. Арам пытался разглядеть, какое же именно обличье принял этот лоа, но его тень оставалась слишком замутнённой. Или вернее, она постоянно меняла свою форму: таяла на глазах, принимая всё новые очертания. Вот лоа стал почти четырёхметровым троллем. А теперь гигантским ящером.

(…)

Уитэй но Муэх’зала начал качаться из стороны в сторону, и Арам почувствовал, что его будто гипнотизируют. Тролли и жертвы затаили дыхание. Наконец-то песок снова зашептал:

«Не сейчас, Сын Торна. Не сейчас. Этот день — не сегодня. Но этот день приближается. Он приближается. Но Муэх’зала столкнётся с тобой не здесь и не сегодня. Наша битва ещё впереди, ещё впереди… Но она приближается, дитя. Она приближается. И если ты проиграешь эту битву, то Муэх’зала будет пировать всем Азеротом. Всем Азеротом...»

(Путешественник, том 2)

В течение всего боя игроки перемещаются по платформе. Бвонсамди время от времени будет помогать нам, в том числе спасая от смертельного заклинания Мве'залы и атакуя самого босса.

Бвонсамди: Поспешите, цена теперь не важна!

Ярость Бвонсамди: Тебе всегда было плевать на свой народ. Ты жаждал силы!

Мве'зала: Все когда-нибудь умрут.

Ярость Бвонсамди: Не расслабляйся, Отец Снов.

Художник: OKUNIE

В этот раз Бвонсамди даже не предложит нам сделок и великодушно поблагодарит. Неужели, и в этом костяном теле есть хоть грамм благодарности и доброты? Очень сомневаемся.

Комментарии Бвонсамди подбадривают и развлекают по ходу прохождения подземелья. Здесь лоа смерти раскроется нам со своей лучшей стороны, но кто знает, когда он вновь решит нас облапошить?

В случае смерти игрока в бою с Мве'залой, он скажет:

"Нужно было служить другому лоа".

"Настоящий лоа смерти забирает своё".

После поражения Муэх'зала не умирает, но, по словам Бвонсамди, участь его ждёт неприятная, непригодная для слабых сердец и глаз смертных. Встретим ли мы его ещё раз? Скорее всего, да, как и всех остальных боссов.

Какой можно подвести итог? Это весьма красивое подземелье, одно из самых необычных среди представленных. Безумные хаотичные комнаты, бросающие из одного убранства в другое, и огромный финальный босс, который накажет всех, кто не любит читать тактику. Если вы не будете избавляется вовремя от копий Мве'залы и прыгать в порталы Бвонсамди, вас ждёт суровая кара.

Из других минусов: пока что подземелью не хватает истории, а ситуация с Хаккаром и Мве'залой напоминает популярное негодование по поводу Н'Зота. А именно: быстрая победа и вновь быстрое прощание. И всё это после долгих лет мучений теоретиков на форумах, которых могут оставить без ответов.

"Та Сторона" — подземелье, увлекающее как минимум историей и рассказчиком, нашим старым другом Бвонсамди. Сюжетно оно связано с историей ковенанта Ночного народца, но довольно слабыми нитками. Очень не хватает больше информации перед самим подземельем и внутри него: нам практически не представляют Мве’залу как персонажа. Отдельные проблемы могут возникнуть у тех, кто не проходил сюжет "Battle for Azeroth" за Орду, ведь история Бвонсамди и Мве'залы непосредственно примыкает к нему. Подобное ранее было с Ульдиром.

Подводя итоги. Дизайн подземелья вышел отлично, в этом Blizzard редко подводят. Ты чувствуешь хаотичную натуру Той Стороны, нечто неземное, действительно непохожее на знакомые края Азерота. Подборка боссов вызывает вопросы: несмотря на объяснение в самом данже, есть ощущение, будто на месте гномов и брокера должен был быть кто-то другой.

Интригует тот факт, что уже не первый босс и союзник Тюремщика избегает смерти как таковой. Готовят ли Blizzard какой-то грандиозный финал с участием антагонистов или оставили их на всякий случай?

Художник: Lianna Tai