Автор: Вячеслав Ургатов;

Корректоры: Мироцвет, Дмитрий Рейнер, Лина Есина, Ysaira;

Обложка: Dmitry Prozorov.

“За сим, верный автор мой, поручаю тебе написать статью о Кел'Тузаде — могущественном личе, который отрёкся от жизни ради силы и власти. И не забывай ставить апостроф в имени его. Проклинай меня всякий раз, когда будешь переключать раскладку на английский язык…”

Дмитрий Рейнер, главный редактор “Вестника Азерота”

Хитрый волшебник ищет силы и могущества. В поисках своих он не чурается использовать запрещённые магические искусства, одно упоминание которых повергает в трепет.

*возмущённое покашливание*

Сонм игр, фильмов и книг в жанре фэнтези навевает скуку подобными клише. Убелённые сединами маги сжигают невинных, пьют кровь девственников, аки коктейли, трут кости младенцев в пыль, приносят в жертву горько рыдающих девиц. Принцы пронзают волшебным мечом своих отцов — как же, сила не ждёт!..

Нет, в какой-то степени бедняг можно понять. Вот те же маги. Они, может, на пользу общества хотят изучить новый источник силы. Кто знает, что тёмный Врофхлень принесёт мирному королевству? А ну-ка, я над ним поколдую... Но тут коллеги бьют по пальцам линейкой — и хорошо, если линейкой, нравы-то в Азероте явно покруче… Мол, не лезь, оно тебя сожрёт! А если и нас? И вообще, зачем тебе этот Врофхлень, уважаемый маг? А то никак сильнее нас будешь. Вон, колдуй лучше над бабочками.

Обидно, даже посочувствовать хочется. С королями и принцами тот ещё борщ: сын половозрелый, дружит с девочкой из Кирин-Тора, а папа тем временем не спешит съезжать из величественных апартаментов в пышном дворце в центре Лордерона. Ещё и либеральные законы давит. Засиделся на троне, хрыч старый...

Вот и Кел'Тузад. Вроде всё понятно, классическая история. Подавал надежды. Возжелал запретного во имя борьбы с Легионом. Был отвергнут и изгнан. Отправился на зов голоса, оседлавшего Ледяной Трон, принял присягу, умер в процессе и немного воскрес. Заезженный сюжет.

Но натрезим кроется в деталях. Всё ли так просто с нашим личом? Чего он действительно хотел: власти или безграничной власти? Могло ли всё быть по-другому? Что именно связывало Кел'Тузада с Королём-личом?

Обо всём этом в нашей статье! Эксклюзивно для журнала “Вестник Азерота”, разумеется. Кел'Тузад под микроскопом: когда-то маг Кирин-Тора и просто нехороший дядька!

В Даларане не гаснут закаты

В жизни у Кел'Тузада всё было в порядке. Туго набитый кошелёк, уважение в обществе, мягкое кресло в Ордене Шестерых — управляющей Далараном организации. В общем, хорошо устроился, пирамида Маслоу выстроена. Ещё и в два этажа.

Но, как водится, сильный столкнулся с новым и непостижимым. Началось всё тривиально: власти жаждали-с. На благо обществу, разумеется. Или как антагонисты обычно говорят? В общем, в башне небезызвестного Медива была библиотека. Говорят, забита тоннами макулатуры, уникальной и потому ценной. Прочитаешь письмена — узнаешь много интересного. Особенно если владеешь магией и жаждешь силы…

Кел'Тузад был одним из желающих пощупать ветхие свитки из той библиотеки. Но Медива убили в процессе очищения его тела от влияния демонов. Совет Шестерых потерю принял, но для протокола допрашивает ученика Хранителя — Кадгара. Что, мол, случилось? Почему такой побочный эффект в виде отрубленной головы? А Кадгар им честно врёт, мол, мало что понимает в ситуации. Хотел помочь наставнику, но тот лишил его молодости: буквально высосал из Кадгара столько сил, что состарил молодого парня до состояния мужчины в годах, с сединой. А ведь Кел'Тузад хочет узнать побольше о таинственном Ордене Тирисфаля. Не знаете о таком? Вот и верховный маг не знал, но слышал очень много интересного: про орден защитников Азерота от демонических шпионов, про выдающегося мага Алоди, про наследный титул Хранителя, последним из которых был почивший Медив.

Нить к знаниям Медива обрывается, и Кел'Тузад крепко размышляет о будущем. Тем временем годы летят, а соплежуи из Даларана остаются лишь помехой. Уже тогда они шепчутся о Кел'Тузаде, косо на него поглядывают и тщательно фиксируют в блокнотики каждый чих выдающегося чародея. Но Кел'Тузаду не до страха за свою жизнь. Отгремели войны с орками, в которых маг повидал способности цеха орочьих чернокнижников. Тёмные колдуны в мантиях с капюшонами (всё по канону) умудрялись поднимать на «опять-в-бой» павших на поле битвы солдатов, обращая их в бездумную нежить. Таким образом даже один сквернофил мог полностью перевернуть результат боя, подбросив на игральный стол генералов несколько очень опасных полков подкреплений. Кел'Тузад, уже имевший честь бороться со скверной, в числе первых узрел истину: не можешь победить – так возглавь, реформируй, развали и… Словом, захотелось Кел'Тузаду осознать скверноблудие и открыть коллегам знания, которые помогут в битвах с чернокнижниками. Как известно, в небольших дозах яд становится антидотом!

Художник: d1sarmon1a

Неудивительно, что темой докторской чародей выбирает очень редкую, но не совсем легальную идею познания некромантии. А потому и работает по большей степени скрытно. В своём поместье Кел'Тузад начинает первые опыты по изучению скверны и её воздействия на плоть, делает первые шаги в области воскрешения и тщательно фиксирует все наблюдения в дневники.

Начинающий некромант не обращает внимания на репутацию изгоя (она скорее стала толчком, из-за которого маг ступил на шаткую тропинку). Пускай хейтеры продолжают давиться словами где-то там, за спиной. Маг чувствует сильный эмоциональный подъём. Дело его развивается, а труды приносят успехи. Некоторых в Даларане, похоже, настолько напрягает довольная ухмылка Кел'Тузада, что начинаются тайные вылазки и слежка. Смельчаки предпринимают попытки вставить Кел'Тузаду палки в колёса — такие же нелепые, как и вера в безграничные возможности тайной магии. Но что могли волшебники? Пожаловаться старосте курса верховных магов? «Забирайте мои привилегии! Можете сколько угодно шептаться по углам на торжественных вечерах!»

Кел'Тузад помнит Вторую войну. Иссушающая плоть некромантия и рыцари смерти не пугают его, а притягивают. Он мечтает получить частичку этой непонятной силы. Но как? Совет Тирисфаля тем временем не дремлет и пристально следит за действиями Кел'Тузада. Маги предъявили коробку с чумными крысами — умерщвлёнными и затем воскрешёнными, обыскали поместье. В подвалах гниёт тихий ужас... Что же решит король Теренас? Маги потирают ручки — схватили на горячем, мол, мы нашего диссидента.

Но Аннушка уже разлила своё скверномасло…

Зов

“ — Взываю к тебе, КелТузад!

— Я Кел'Тузад.

— Явись ко мне, Келтузад!

— Да нет же! Кел'Тузад я!

— Кхм. Что-то со связью… Иди и прими дар мой, Кел Тузад…

— Да Кел'Тузад я! К, е, л, ' , Т, у, з, а, д! КЕЛ'ТУЗАД!

— А я что сказал?”

Король-лич призывает Кел'Тузада.

Запущенная Пылающим Легионом махина заработала. Шестерни, рычаги и конвейеры пришли в движение. Чудовищный план по вторжению демонов в Азерот начали приводить в исполнение. Все до самого последнего бесёнка справедливо считали: время живых сочтено.

Вмёрзшая в кусок льда броня в Нордсколе бросает клич по Азероту. Заточённый внутри брони Нер'зул ищет желающих присягнуть новой силе — тёмной и жестокой.

К тому времени склоки в Совете и сытая жизнь осточертели Кел'Тузаду. Что толку? Глупцы дышат ему в затылок. Магу же была необходима свобода.

Почёт, богатство, политическое влияние — всё отвергнуто. Кел'Тузад идёт в Нордскол, на зов нового хозяина. Многие километры по суше и по воде. Суровые ветра, обжигающие лицо. Еда всухомятку. Стоптанные в кровь ноги… (Ладно, ладно, шучу, он же маг — наверняка летал по воздуху и кушал рулеты с варёной сгущёнкой, но ведь у нас тут тёмное мрачное фэнтези, полное превозмогания, да?)

Художник: Cole Eastburn

Присяга

“ — Кел'Тузад, Зул'джин, Кель'тас.

— А ещё?

— Так-так-так-так… Ещё один.

— Да-да, сейчас… Может Бе'йн?

— Да нет, нескладно как-то. Давай что-то подлиннее и чтобы с апострофом. Чтобы сложно, многозвучно, пугающе. Чтобы летописцы сходили с ума, записывая их имена в свитки.

— Ну, господи… Ну… Давай — Ануб'арак. Нормально?

— Идеально… Крис, с тебя кофе. Будешь знать, как спорить”.

В офисе Blizzard придумывают имена персонажам.

В холодном Нордсколе Кел'Тузад ищет источник голоса, что зовёт его к себе. Поначалу континент кажется пустынным. Вот уж кто имеет железную волю — искать то, не знаю что, в ледяной пустыне.

В один из дней Кел'Тузад натыкается на странные постройки. Занесённые снегом шпили скрывают проход под землю. Внутри пахнет пылью и смертью. По причудливым коридорам гуляет ветер. То были останки некогда великого Азжол-Неруба. Мага встречают мёртвые жители города — причудливые паукообразные существа.

Художник: Raymond Chen

Кто-то скажет, что у начинающего некроманта странные вкусы. Умный человек возразит, что Кел'Тузад просто любит разрушение. Он в восторге от силы Плети. Целое королевство у ног его будущего хозяина! Всё население обращено в слуг! Это вам не крыс после смерти тревожить…

В гулких залах Кел'Тузад встречает Ануб'арака. Он рассказывает ему печальную историю королевства. Путь проходит в расспросах. Кто его ждёт? Как найти тропу к источнику силы? Что подарить новому мастеру? Можно ли взять с собой любимого кота?

В залах королевства всё оборудовано для экспериментов. Кел'Тузад с любопытством осматривает чумные котлы и паучьи яйца для выращивания новых нерубов. Там же шатаются сшитые из трупов мертвецы. Склады забиты оружием и порохом. Чумные грибы растут в заражённой земле, их обсасывают отвратные личинки.

И вот… новая картина приковывает внимание мага:

“Ануб'арак привёл его к клетке с двумя узниками — крестьянами, судя по их домотканой одежде. Мужчина убаюкивал женщину на своих руках, она была мертвенно-бледной и покрыта потом. Оба были живыми, но женщина явно чем-то болела. Кел'Тузад тревожно взглянул на владыку склепа.

Её тусклые отчаянные глаза заметили Кел'Тузада и просияли:

— Сжальтесь, мой лорд! Моё тело угасает. Я видела, что случится потом. Один огненный заряд, я молю вас! Позвольте мне уйти с миром.

Она боялась становиться рабом некроманта. По словам Ануб'арака, у неё не было выбора. Кел'Тузад отвел взгляд в приступе тошноты. В конце концов, долго ей не прожить.

Она вырвалась из рук мужчины и вцепилась в ограждение:

— Умоляю вас! Если вы не поможете мне, то отведите хотя бы моего мужа в безопасное место! — и она зарыдала от безысходности.

— Тише, любимая, — прошептал ей мужчина. — Я тебя не оставлю.

— Заставьте её замолчать! — отчаянно прошептал Кел'Тузад Ануб'араку.

— Тебя беспокоит шум? — одним молниеносным движением Ануб'арак пронзил сердце женщины, просунув свой коготь через прутья решётки. Затем владыка склепа небрежно стряхнул тело на пол.

Её муж взвыл в мучениях. С виноватым облегчением Кел'Тузад стал отворачиваться, но застыл на месте, так как труп начал дёргаться и выгибаться на каменном полу. Мужчина-крестьянин в шоке уставился на происходящее и затих.

Кожа мёртвой женщины меняла цвет, становясь зеленовато-серой. Постепенно судороги сошли на нет, и она встала на ноги, пошатываясь. Она повернула голову, а затем задрожала, увидев мужа.

— Стража, уведите этого человека отсюда, — проскрипела она.

Стражники не пошевелились. Со стоном она запустила пальцы в свои спутанные тёмные волосы, и Кел'Тузад смог хорошо разглядеть её лицо. Кровеносные сосуды под кожей потемнели, а её глаза казались дикими, безумными.

Её муж с сомнением спросил:

— Любовь моя? С тобой всё в порядке?

Горький смех вырвался из её груди и прервался, когда он сделал осторожный шаг к ней:

— Не подходи ближе.

Мужчина не послушал и приблизился к ней, но она отшвырнула его от себя с такой силой, что он попросту отлетел. Он ударился о стены клетки и сполз вниз, оглушённый.

— Назад, — её голос становился более гортанным. — Наврежу тебе. Обхватив себя руками, она попятилась до противоположного конца клетки.

— Наврежу, наврежу, — скулила она, и в её словах было что-то не так. Недоумевая, Кел'Тузад смотрел, как она медленно, отрывистыми движениями поднесла руку к ране в груди, зашипела, скривилась и взяла свои пальцы в рот. Облизала их. Пососала. Затем в быстром, размытом движении она прыгнула на мужа, обнажив пасть. Мужчина закричал, и кровь брызнула на пол клетки”.

Эвелин Фредрексон, “Дорога к проклятию”

Кел'Тузад телепортируется — куда угодно, лишь бы оказаться подальше. Яростно трёт лицо снегом. Что он узрел? Это не изучение некромантии как новой школы магии. Тут и не пахнет научным интересом. Он увидел гигантский комплекс по созданию армии — послушной и смертоносной. «Это подготовка к войне, — похолодел Кел'Тузад. — Во что я влип?»

Вокруг мага появляются яростные призраки. Они вьются вокруг, вопят в смертельной злобе.

— Выбора нет, — шелестят они. — Не было и нет… Как подчиняются Хозяину мёртвые пауки, так подчинишься и ты. Живой или мёртвый, мёртвый или живой — решать тебе…

Кел'Тузад всё понял, но находился в постоянных терзаниях. Он сам искал силы. Но ловушка это или возможность? Только одно ясно — надо идти… «А ты что хотел? — думает маг. — Это тебе не крыс мучить… Поздно пугаться».

Призраки жестоко смеются и переносят незадачливого беглеца обратно.

Тоннели выводят будущего лича на поверхность. Вокруг него распростёрлись снежные пустоши Ледяной Короны. Маг видит шпиль с синим кристаллом наверху башни. Он манит, притягивает к себе. И вот Кел'Тузад сделал шаг, поднялся на первую ступеньку. Он идёт всё выше и выше. Словно в насмешку, таинственная сила мучает мага. Боль выворачивает ему суставы, тяжело давит на плечи. Колдун бросает посох и уже ползёт. Его одежда рвётся в клочья. Осколки льда и сухой снег обжигают разрезанные до костей раны. Губы сохнут. За истёкшие пару часов Кел'Тузад чувствует будто превратился в сломленного старика. На вершине… На вершине он видит пустую латную броню, вмёрзшую в зазубренный трон. В той же глыбе колдун видит таинственный рунический меч.

Художник: Abe Taraky

Голос гремит в голове Кел'Тузада:

— Мне нет дела до твоего королевства и до тебя, — говорит он. — Я здесь, чтобы уничтожить человечество. И ты мне в этом поможешь. Жажда власти привела тебя сюда. Служи мне, и я дарую тебе бессмертие и силу. Воспротивься — и стань безмозглым слугой, как остальные. Я — Король-лич… То, что ты чувствуешь сейчас, — лишь кроха моей мощи.

Кел'Тузад поднимает налитые кровью глаза и сипит:

— Да, Хозяин.

У мага больше не осталось сил на сопротивление. Да и есть ли у него выбор?

В этот момент раскололась земля. Из зияющей тьмой ямы в небо с грохотом взлетела пирамидообразная крепость, усеянная черепами и шипами. «Это же тот замок, по которому я только что бродил», — понимает Кел'Тузад.

«Да, — говорит ему голос в голове. — Это замок, по которому ты только что бродил. И теперь это твой замок. Наксрамас».

Культ Проклятых

“ — Всё готово, господин! Армия вооружена, фанатичное обожание среди черни… Осталось придумать название вашему культу!

— Ну… Как насчёт “Ордена Смерти”?

— Наверняка где-то было. Хоть в том же Гарри Поттере.

— Нет, там Орден Феникса и Пожиратели Смерти. Но я тебя понял, мой верный паж… Может, “Секта Мертвецов”?

— Живые некроманты обидятся.

— Тоже верно… Ну что там у нас ещё есть… Ну не стой столбом! Сам-то что скажешь?

— Не знаю. У меня нет мозгов, сир. Буквально...

— Да будь ты проклят и все твои… Так. Минуту. Кажется, у меня есть идея”.

Кел'Тузад изобретает новую религию.

Художник: Alexey Kruglov

Кел'Тузад вернулся в Лордерон совершенно другим человеком. У него появилось чрезвычайно важное задание — создать и укрепить в стране культ, посвящённый Королю-личу. Некромант не мудрствует лукаво и привлекает чернь типичным соцпакетом: вечная жизнь, равенство после смерти, общие средства производства, диктатура пролетариата и молоко за вредность. Харизматичный некромант доказывает, что место в большой политике Даларана получил не зря: проникновенные речи привлекают огромное количество новых сторонников. Да и время маг выбрал как нельзя более удачное: все недовольны налогом на содержание орков в лагерях резервации. «К чёрту, к чёрту паладинов и Свет! Тьфу-тьфу», — рассуждает обыватель из лордеронской глубинки, и в какой-то мере он прав. Уж больно правила строгие: молись, делай добрые дела и не прелюбодействуй… Ну его. Папа-лич куда более снисходителен…

Культ крепнет и выходит на новые темпы прибыли. Кел'Тузад не мелочится – окучивает всех, до кого может дотянуться. Как известно, в приличном культе место найдётся и богатому, и бедному. Беднякам просто еды мало, а от слова «равенство» во рту кисло, как от лимона. Аристократов же и купцов заманивали деньгами и вечной жизнью. Были в числе неофитов и те, кто вообще состоял при дворе Теренаса Менетила Второго, короля, на минуточку, сильнейшего из людских королевств. Например, Баровы — они с радостью отдали своё поместье под эксперименты. Зря, конечно… Но то другая, интересная и безумно яркая история. Почитать о ней можете в материале, посвящённом Некроситету. Он есть в сообществе журнала. Гуглите, верные леди и джентльдворфы.

Правда, особо поколдовать у Кел'Тузада не получалось: всё-таки Даларан рядом. Если уж про эксперименты чародея прознали во времена его бытия выдающимся магом, то от паров чумы точно пойдёт такая колбаса, что у гончих следователей Даларана хвосты колом встанут и сами повернутся в сторону сосредоточия культистов.

Перерождение

Худо-бедно, но Кел'Тузад справился. И вот всё готово к финальному аккорду. Почти. Все ждут команды Короля-лича. И она приходит, как только юный принц Артас Менетил становится паладином. К тому времени Культ Проклятых просочился в прослойки большинства крупных городов Лордерона. Главный упор культисты делали на важные торговые города, расположенные на перекрёстках дорог. Так что в нужный момент люди Кел'Тузада без труда опрокинули в ящики с зерном пару флаконов с заразой. Торговцы и фермеры развозят его во все уголки королевства — и тут всё завертелось…

Крестьяне восстают из мёртвых. Те, что из Культа, делают это с радостью: наконец-то обещанная нежизнь! Растущую словно на дрожжах армию хозяина Кел'Тузад называет Плетью. Ей предначертана великая судьба: вскоре она сотрёт человечество с лица земли…

В городишке Брилл Кел'Тузад встречает Артаса и Джайну. Юный принц отличается горячим нравом — молодое сердце идеалиста… Этим и пользуется некромант. Он провоцирует Артаса и погибает от его рук.

К тому времени Кел'Тузад уже знает о большом и страшном хозяине Короля-лича — Пылающем Легионе. Однако «большой брат» вовсе не смущает чернокнижника. Всё, что волнует мага, — бессмертие. Так что перед кончиной от рук паладина он довольно клишированно (но вполне обоснованно) говорит, что его смерть ничего не значит. Впрочем, Артасу всё равно. Он бежит в Нордскол, размахивая молотом, — прямиком навстречу своей судьбе.

Художник: Yuchao Wang

Возвращается Артас синеватым и молодцеватым, с Ледяной Скорбью наперевес. Благодаря руническому мечу Король-лич управляет новым рыцарем смерти… Что тут началось! А ведь за всеми гнусными делами бывшего принца некромант наблюдает, будучи духом.

Но вернёмся к нашему некроманту. Его Артас воскрешает в Солнечном Колодце. Правда, для этого приходится размазать по траве целую эльфийскую армию и разгромить без малого столицу эльфийского королевства – Луносвет! В сердце этого большого и богатого города когда-то пролили священные воды из Источника Вечности – воплощения чистой магии, разливавшейся из недр планеты. Чтобы вернуть Кел'Тузаду презентабельный вид, Артас забрасывает останки некроманта в Солнечный Колодец. Из священной водички Кел'Тузад выходит посвежевшим. Бытие личом ему нравится: бессмертие, силы льда, тьмы и нечестивости, возможность парить над землёй и невероятный внешний вид… Впечатляет, согласитесь.

Лич объясняет Артасу: ты молодец, но впереди большая работа. Всё это часть большого плана по вторжению демонов на Азерот. Теперь необходимо призвать сюда первого из эредаров — Архимонда.

Художник: Valentin Ivanov

С новым телом Кел'Тузад помогает Артасу Менетилу на пути к исполнению плана повелителя Плети. Он играючи призывает ледяного змея, вдыхая чёрную магию в останки красного дракона. С помощью такого чудовища Артас стирает с лица земли орочьи поселения, расположившиеся на его пути. Так рыцарь смерти и некромант пробили себе путь к демоническим вратам, в которых возникает проекция Архимонда и сообщает: призвать его в мир можно с помощью Книги Медива. А книга та покоится в Даларане… Надо думать, Кел'Тузад обрадовался: теперь-то можно показать этим выскочкам из Даларана. И ведь показали… Гульнули от души, камня на камне не оставили.

Архимонд, ступивший копытцами на землю ненавистного ему мира, сразу показывает, кто тут главный, стирая в порошок остатки города магов, и закатывает демоническое вторжение небывалой силы. Тихондрий, один из натрезимов, повышается в ранге до лидера Плети. Теперь Артас и Кел'Тузад — просто рядовые в армии мертвецов.

Тем не менее Кел'Тузад не падает духом. Он уверен в своём хозяине: тот поведал ему свой план. Король-лич решил переиграть демонов — сбросить их влияние и править мёртвым Азеротом. После потери поста лич сбегает с пепелища Даларана…

Художник: Bayard Wu

Конец войны

План демонов оборачивается для тайных почитателей Короля мёртвых весьма нехорошо. В разрушенном Лордероне Кел'Тузад укрепляет мертвецов. По пустым дорогам бродит Сильвана Ветрокрылая. Артас недолго скучает, но вскоре его отправляют в Калимдор — поймать Иллидана.

По ту сторону океана демонам выдают таких затрещин, что звук долетает даже до Кил'джедена, предводителя Пылающего Легиона наряду с Архимондом. Кил'джеден тут же требует от Короля-лича придумать новый план по захвату мира. Тот только усмехается — ищи дурака! Демонов твоих положили, я теперь сам по себе. Кил'джеден лишь трясёт кулаками — а что ещё остаётся?.. Артас возвращается из Калимдора невредимым, к радости Кел'Тузада. Король-лич же приказывает Плети уничтожить оставшихся демонов.

Демоны чуют неладное: они прячутся в столице и плетут интриги. Теперь Легион и Плеть — враги.

Художник: Peter Lee

События развиваются стремительно. По приказу Легиона Иллидан пытается уничтожить Ледяной Трон и Короля-лича вместе с ним, но охотник на демонов смог только ослабить повелителя восставших мертвецов. Воля хозяина слабеет, и часть Плети освобождается. Сильвана Ветрокрылая тоже сумела сбросить с себя гнетущую волю Короля-лича. Больше всего эльфийка ненавидит того, кто забрал её жизнь, — Артаса. Банши скрывает свою новообретённую свободу и вместе с натрезимами устраивает мятеж. Артас попадает в ловушку и почти погибает, но Кел'Тузад спасает его.

Вместе с принцем лич сбегает в столицу. Заточённый в глыбу льда в далёком Нордсколе Нер'зул призывает Артаса, приказывая ему поторапливаться. Уже на берегу готовый к отплытию рыцарь смерти прощается с Кел'Тузадом и даже называет своим другом в нежизни и самым преданным слугой — есть в этом что-то тоскливое… Последним приказом Артас поручает личу охрану королевства. Кел'Тузад отдаёт честь и возвращается в Лордерон. Безумная чехарда событий наконец-то затихает, а олдскулы сводит до треска в щеках…

Тем временем паладины ведут силы сопротивления. Они не нравятся личу: закованные в латы воины быстро бегают, слишком вдохновенно болтают и больно бьют Светом. А Свет для Плети — что дихлофос для муравьёв. Осторожный Кел'Тузад умудряется уничтожить и воскресить в качестве рыцаря смерти Александроса Могрейна. Паладин этот — один из сильнейших в Азероте, к тому же владеет Испепелителем. Если опустить историю этого меча (и вместе с ней ещё шесть страниц нашего сказа), нужно понимать, что в своё время Испепелитель стал символом борьбы с нежитью, артефактом возмездия, даровавшим своему владельцу неописуемую мощь. И что бы вы думали: вот этот самый меч, наполненный божественной силой, тут же становится осквернённым. Происходит это в событиях манги «Испепелитель», которую рекомендуется читать всем, кто любит истории WoW. И вроде бы! Артефакт обращён в скверну, верный и преданный Свету паладин уничтожен, армия Плети подступает к последним защитникам Лордерона. Главное, что Александрос знает, где находятся другие паладины — в Часовне Последней Надежды.

Армия Плети под командованием Могрейна отправляется к пристанищу воинов Света. Бой предстоит ожесточённый, неравный. Паладины — последний оплот человечества — скоро падут. Но есть одно обстоятельство… Сын Александроса, Дарион, проник в Наксрамас и выкрал осквернённый клинок отца. Очистить он его может только одним путём: совершив ритуальное самоубийство и своей жертвой очистив клинок. Паладины воспринимают поступок Дариона как сигнал к атаке. Собрав все свои силы, преисполненные верой, они сметают войска Плети… Кел'Тузад проиграл.

Художник: Mr--Jack

WoW: Classic

Прошло совсем немного времени, и по воле Короля-лича небо заполонили летающие крепости. Лидеры фракций штурмуют Наксрамас. Госпожа удача им улыбнулась: победа осталась за живыми. Кел'Тузад умирает, но, как и следовало ожидать, не совсем.

Аки Кощей Бессмертный с яйцом, лич спрятал свою смерть в филактерии — специальном сосуде, который надо уничтожить после победы в Наксрамасе. К сожалению, героям это не удаётся. Игроки отдают филактерию странному магу: неведомая сила заставляет их…

Серебряный Рассвет с тревогой сообщает, что филактерию они упустили. Досадный факт, который в будущем сыграет свою роль.

WoW: Wrath of the Lich King

Филактерия вернулась к своему хозяину — в руки к Королю-личу. Артас никого не забывает, снабжает Кел'Тузада новой армией и возвращает Наксрамас. Интересно, почему маги не разнесли его на куски?!

Но и в этот раз лич долго не продержался. Бравые герои распилили незадачливого волшебника — бывшего мага из Совета Шестерых — на фиолетовую экипировку…

Художник: Wietse Treurniet

Итог

Он логичен и печален. Каждый волшебник наверняка читал истории о коллегах, жаждущих власти. Но всё равно находится один самоуверенный юнец на десять других, благоразумных. Ступает по кривой дорожке. Куча трупов, сломленные судьбы, упоение тёмной силой – и закономерная кара в конце.

Довольно приятно видеть, что Кел'Тузад ужаснулся увиденному в Азжол-Нерубе. Попытался бежать. Это демонстрирует его характер: молодой (по меркам Совета Шестерых) маг только игрался с некромантией. Возможно, сам до конца не понимал, что это. А при виде её сути позорно сбежал, борясь с тошнотой. Но и тогда ломается под давлением обстоятельств, хотя выбор и ложный. Мерзавец есть мерзавец.

Уже позже Кел'Тузад свыкся с ролью лидера культа. Всё-таки его мечтания воплотились в жизнь…

В определённом смысле его отношение к Артасу довольно мило: два героя своего времени, чувствующих близость в вечном страдании.

Художник: MY NAME IS ZG

А вот с выходом ММО образ Кел'Тузада затёрся. Его личность превратили в очередного босса. Понятно почему. Однако было бы интересно раскрыть образ лича получше — может, дать шанс… или навсегда похоронить.

Но то законы жанра. Боссы умирают, падает лут. И только мистер Бигглсуорт, верный котик лича, даёт надежду на то, что в душе Кел'Тузада осталось что-то человечное. Что-то заставившее его трепетать при виде цены за силу, к которой он стремился.

А пока ждём очередного появления лидера Культа Проклятых. Филактерию-то так и не нашли...