Автор: NickWillit;

Корректор: Nivenor.

Арена снова ожила. Звуки труб и бой барабанов разогревал присутствующих, а лучи заходящего солнца окрасили в цвета крови изображения Диких Богов, которым поклонялись тролли, оживив их в умах людей. Внутри, над главным входом, было высечено изображение чудовищного паука. Похожие рисунки украшали всю арену.

Прозвучал второй горн.

— А вот и сильные мира сего, — прошептал Локтиний в образе седого старика. Верхние ярусы арены начали заполняться людьми в богато украшенных одеждах и доспехах. Были здесь и главари пиратских кланов, известнейших гильдий и сообществ. Представителей Орды и Альянса заблаговременно развели по противоположным сторонам арены. И, конечно же, огромное количество охраны и телохранителей, мимо которых шныряли гоблины, принимающие ставки. Также на арене можно было увидеть несколько пандаренов со своими огромными тележками, продающих выпивку. Напротив главного входа были места для самых важных гостей.

— Смотри, — прошептал Локтиний.

— Уже видел, — ответил Элиас.

На центральную трибуну пришел высокий седовласый мужчина.

— Хал Драго! — прошипел капитан, рука которого сама потянулась к груди, чтобы нащупать заветный магический камень.

Среди гостей устроителя боев Лора заметила недавно перешедшего им дорогу гоблина. Крюк Удавкин кланялся и лебезил перед Халом. Когда гости расселись, прозвучал третий горн и на арену вышел тот самый регистратор, которого команда "Буревестника" встретила в Пиратской Бухте. Грузный, с бакенбардами и уже в возрасте, он начал свое громогласное выступление.

— Арена Гурубаши приветствует вас, герои! Сегодня жребий определит ваших соперников. Если вы победите в бою, то сможете забрать промежуточную награду и сражаться дальше по желанию. Если нет, то ваше место займут другие желающие умереть!

Гул и рокот тысячи голосов, жаждущих битвы, разнеслось по арене. Захлопали ладоши, застучали копыта, забряцало оружие.

— А если вы поднимите свои глаза, — продолжил наш глашатай, — то увидите и главный приз, — зрители, поднявшие голову к небу, увидели, что с одного из дирижаблей, спущен огромный сундук.

— Что это значит, Хал?! — прорычал один из латников с нижней трибуны, — По правилам сундук должен стоять в центре арены! — гул и свист толпы был знаком одобрения сказанного. Но вместо Хала Драго слово держал все тот же регистратор—глашатай.

— Содержимое его слишком дорого, чтобы ставить на арену... — повернувшись к своему хозяину, глашатай получил одобрительный кивок, — Победители боев обязательно получат свое...

— Мы хотим знать, что внутри! — выкрикнула совсем молодая орчиха под свист толпы, вслед за чем на арену полетели фрукты и бутылки, прямо в глашатая.

Кто-то коснулся руки Элиаса.

— Смотри, это же Дорма, Снежная Лилия, — Лора держала руку своего капитана и взглядом указывала на кричавшую орчиху. — Я навсегда запомнила каждую из девочек, которой, благодаря тебе, не пришлось надолго примерить судьбу рабыни.

— Ты уверена? — спросил Элиас, — Прошло почти три года...

— Пять, — перебила его Ториевая Шпилька, — и я уверена. Во-первых, орки взрослеют очень рано. Во-вторых, взгляни на клыки…

— Их нет...

— Верно. А Дорме их вырвали, чтобы не смогла перегрызть глотку будущему хозяину.

— Ни один орк добровольно не вырвет свои клыки, — влез в их разговор Локтиний.

— К тому же эти пепельные волосы! — восторженно, даже с какой-то завистью, продолжала Лора. — Ты знаешь много орков с таким цветом волос? Думаю, ее имя говорит само за себя.

— Так что нам с того? — спросил Элиас, — Сейчас все на этой арене наши соперники...

— Не спеши с выводами, — остановил его старый наставник, — Я насчитал с два десятка молодых воинов, юношей и девушек разных рас, которые мне показались довольно знакомы, хотя биться мне с ними не приходилось, это точно.

— К чему ты клонишь?

— А к тому, что мы с тобой ходим под черными крыльями почти пятнадцать лет. За эти годы мы освободили не одну сотню детей. Лора с нами уже пять лет, Холм два года, а Мурка чуть больше года, — мурлок доверительно хлопнул огромными глазами, — и именно сейчас мы встречаем огромное количество спасенных когда-то нами, уже возмужавших воинов. На арене, где ошибкой в сражении может быть жизнь твоих товарищей.

— Я все еще не понимаю...

— Просто я не верю в такие совпадения, — Локтиний все чаще оглядывался по сторонам, чем смотрел на глашатая, — Будьте наготове и не привлекайте к себе внимания. Ну, а я пошел делать ставки! — чуть ли не прокричал последнюю фразу старик, потому что глашатай уже покинул арену под свист трибун, и организаторы боев готовились объявить первых игроков.

Художник: Ангелина Жогина

Черный Холм уже держал в руках кувшин с пивом и на строгий взгляд своего капитана ответил:

— Чего? Он сказал не привлекать внимания, — и, кивнув в сторону старика, одним глотком осушил половину кувшина. В этот момент трибуны притихли, потому как сам Кровавый Барон Драго поднялся и, держа левую руку над собой, просил слова.

— Я понимаю ваше недовольство нарушением традиций, но вещь, которая попадет в руки победителей, уникальна! И поэтому требует особого к ней отношения. Однако, я все же продемонстрирую ее вам, — с этими словами Хал достал из внутреннего кармана своего изумрудного, расшитого золотом, камзола небольшую коробочку. Он нажал потайную кнопку, и появилась голограмма некоего белого кристалла. Только взглянув на него, зрителям становилось холодно.

— Этот единственный в своем роде кристалл, был добыт на раскопках высокорожденных. Теперь вы знаете, что пришли не напрасно, — сказал Барон, закрыв коробку с голограммой, — Кроме этого вас ждет много золота и драгоценностей. Вы готовы начать?!

— Да!!! — вся арена уже просто ревела и бесновалась.

А Локтиний, подойдя вплотную к капитану, прошептал:

— Я не могу быть уверенным, но это похоже на сердечник ледяного элементаля. Можно сказать брат твоего камушка, — от этих слов рука Элиаса опять потянулась к кристаллу на его груди, — Сдается мне, кто—то нашел один из тайников твоих родителей. Но я до сих пор не уверен, что это все не хитрая ловушка.

С этими словами Локтиний, хлопнув кэпа по плечу, достал из потайного нагрудного кармана кошель с золотом, принялся разыскивать приемщика ставок. Не найдя взглядом букмекера, старый эльф пошел через толпу к повозке со снедью.

В этот момент снова начал говорить глашатай.

— На арене появляется неукротимый зверь, который еще вчера был хозяином джунглей, а сегодня будет вашим соперником! Встречайте, король... Конг Четырнадцатый! — вой толпы был заглушен ревом, с которым вырвалась из нижних хранилищ арены огромная горилла. Громадный зверь заметался, возбуждая массы на кровопролитие.

— Жребий брошен! — объявил регистратор, —На бой вызывается...

Все присутствующие замерли в ожидании имен счастливчиков, которым предстоит пролить первую кровь.

— На бой вызывается... Команда гильдии " Стражи Врат"! — и снова джунгли Тернистой долины огласил возглас беснующейся толпы, ответом которому стал рык Конга Четырнадцатого. На арене появились рыцари в латных доспехах, среди которых был тот, что тогда выкрикнул сердитый вопрос Кровавому Барону. Тут же, во всех концах древнего амфитеатра, начали принимать ставки по одному к ста.

Пятерка рыцарей разделилась на группы по два и три человека. Тройка разделилась и начала обходить зверя с разных сторон. Те, что остались позади, вскинули копья на изготовку. Но громадное животное, ростом с три человеческих, само приготовилось к атаке, встав на задние лапы. Конг начал бить себя в грудь, словно в барабан, издавая охотничий рык.

— Отличная возможность для копейщиков, — произнес Элиас.

— Не согласен, — парировал кто-то справа. То был незнакомый ночной эльф с очень странными глазами, которые порой вспыхивали красным, — Если нападут сейчас, только потеряют свои копья.

После этих слов Элиас достал небольшой мешочек с золотом и положил на парапет, отделявший зрителей от арены. Вызов был принят, так как второй мешочек появился рядом.

Как только Конг Четырнадцатый встал на задние лапы, обнажив грудь, рыцари гильдии "Стражи Врат" пошли в наступление. Два копья, со свистом разрезав воздух, опередили мечников, полетев точно в сердце и легкие. Вот только Конгу Четырнадцатому было это словно насекомые. Он с легкостью разбил в щепки оба копья, ринувшись все своей массой на первого мечника. Тот был сметен в пыль, оставив на песке кровавое месиво.

— Ставки больше не принимаются!» — сообщили суетливые гоблины. А с парапета пропало оба кошелька.

— Спасибо за ставку» — сказал красноглазый.

А бой, тем временем, продолжался.

Лишившись копий, оба рыцаря достали пращи и раскручивали их над головами, выжидая удобного случая для бросков. Оставшиеся два мечника начали сближаться с животным, одному из них получилось нанести удар мечом по опорной лапе. Монстр взвыл и в прыжке развернулся к своему обидчику.

«Не задел сухожилие... Это может стоить ему жизни», — произнес Локтиний.

Конг в два прыжка настиг своего обидчика и начал вбивать того в землю. Третий мечник попытался нанести удар, но был грубо сбит лапой, и отлетел в стену арены. Все его попытки подняться были тщетны. А собравшиеся ликовали, крича: «Убей их Конг!» Вот он подходящий момент, и рыцари метнули свои пращи, одна из которых оплела ноги, а вторая шею гориллы. Та упала и начала кататься по земле, пытаясь вырваться из пут. Но стоило людям подбежать с обнаженными клинками, чтобы добить свою жертву, как монстр освободил одну лапу, разорвал веревку на шее и растерзал, на миг замешкавшихся от удивления, обидчиков.

Рядом с оставшимся в живых рыцарем появилось двое из организаторов, подняли его на руки и телепортировались с арены. На всем бортике парапета находились камни, позволяющие это сделать. Обратная телепортация была схожей и требовала использование камней на арене. Организаторы предусмотрели, чтобы монстры не смогли просто перепрыгнуть стены древней арены.

— Кто же бросит вызов Королю джунглей Тернистой долины?! — воскликнул глашатай. Ответом ему был взрыв и вой взбудораженной толпы. Увиденное нисколько не напугало искателей приключений, а наоборот, заставило убедиться в серьезности игр. Флаги известных домов и гильдий развевались сейчас над огромной массой жаждущих зрелищ. Герольды кричали название команд своих хозяев, призывая жребий на свою сторону, но он был неумолим. И вот уже пятая команда стала жертвой великого Короля Джунглей. Уже потрепанного, истекающего кровью и с пеной у рта.

— Может мне объявить его еще и Королем Арены Гурубаши?! — прокричал Хал Драго, после очередного поражения опытных гладиаторов, в живых из которых никого не осталось.

Но желающих сразиться меньше не становилось. И вот на арену вызвали команду под названием "Песчаные охотники", в которой оказалась старая знакомая наших героев, Дорма Снежная Лилия с огромным луком, колчаном и серой волчицей. Вторым охотником в их команде был тролль с питомцем-ящером. Ведущим наступление стал широкоплечий орк, усеянный шрамами, с пучком задранным вверх черных волос, вооруженный щитом и одноручным топором. Третьим охотником был отрекшийся, также вооруженный луком. Питомцем его был большой, мохнатый, многоглазый паук. Ну и замыкал их отряд еще один тролль, появившийся в виде громадной летучей мыши. Он трансформировался в свою обычную форму, и перед зрителями предстал друид.

— Один к ста на победу охотников! — объявили распорядители торгов по всей площадке.

— Видимо, у Короля не осталось шансов, — прошептала Лора. Ну а вернувшийся Локтиний, снова бросился делать ставки.

Продолжение следует...