Автор: NickWillit;

Корректор: Nivenor.

Подготовка к битве шла полным ходом. Классическая броня синдорай, даже самая большая, что была на борту «Буревестника», не подходила таурену. Однако, после множества морских сражений, у команды накопился внушительный арсенал военных и магических трофеев. И сейчас ворота хранилища на судне были распахнуты. Оно находилось внутри лаборатории очень старого гнома, который покидал ее крайне редко.

— О, Элиас! Мальчик мой! — механокурица, на которой сидел гном, повернулась в сторону вошедшего капитана судна. — Да не погасит солнце твою тень! — произнес со слезами на щеках, текшими из-под толстенных инженерных очков, страж хранилища. Ему было столько лет, что без таких очков он уже и не видел совсем. Эльф преклонил одно колено и бережно обнял старика.

— Приветствие моего дома… Сейчас его можно услышать только от тебя и от Локтиния с его стражей. Вы все, что осталось от моей семьи!

— Отбрось тягостные мысли, сейчас тебе и твоей команде предстоит подготовиться к серьезной битве. Хочу отметить Лору, — начал старый учитель.

— Она еще слишком юна, — незамедлительно парировал эльф крови.

— Она опаснее большинства опытных мужей на этом корабле! — продолжил старый гном. — За срок чуть больше года смогла виртуозно овладеть двумя кинжалами! В метании которых ей нет равных на нашем корабле. К тому же, она продемонстрировала свои навыки, когда спасла ваши жизни на том острове с мурлоками…

— А еще она латает твою одежду.

— А еще она латает мою одежду… Так, стоп! Какое это имеет отношение к делу? Я тут подобрал для Лоры замечательные кожаные доспехи, работы ее сородичей, — гном отодвинул резную ширму с изображением какого—то диковинного механизма. За ней стояли три манекена с кольчужными, кожаными и огромными латными доспехами. Гном на механокурице придвинул ближе манекен, облаченный в кожу. – Белоснежный, словно снег, арктический мех обрамляет капюшон дивного плаща, на котором уже есть защитные чары от магии, – начал старый гном. – А посмотри на нагрудник! Это же произведение искусства! Он выполнен из пластин чешуи настоящих драконов!

Кожаные доспехи и правда были сделаны из драконьей чешуи. Одного этого было достаточно, чтобы большинство могущественных кланов некоторых рас объявили тебя вне закона и выставили бы награду за твою голову. Но драконоубийцы шли на опасное дело исключительно ради наживы. Ибо каждый дракон владеет магией в разной степени, от этого все части драконьей туши стоили баснословных денег. Каждая чешуйка доспеха была пропитана защитной магией от сил природы. Были они, в основном, красных и зеленых оттенков.

— Вспоминаю тех контрабандистов, — сказал Элиас. — Я чуть не поджарил их судно, когда они наложили туман на море. Везли два десятка красных и зеленых яиц, которые мы передали друидам Кенария, а также множество других редких животных…

— Да, да, да, — с нетерпением перебил его гном. – Там и были эти доспехи. К тому же Лора выглядит в них просто потрясающе!

— Значит она их уже примеряла. Учитель, что еще вы от меня скрываете? – с улыбкой сказал капитан.

— Что? Что-что? — наиграно возмутился старик. — Она тоже моя ученица! И она идет с вами и точка! Нужно же будет, кому-то спасти ваши шкуры.

Элиас перевел взгляд на небольшие кольчужные одежды.

— Я помню этот наряд, он сделан из сотен морских раковин. Это боевой костюм родного племени нашего мурлока.

— Красота, правда? А еще Лора сама сшила для нашего шамана обувь, как раз под его перепончатые лапки и подработала поясок. Все выполнено из невероятного глубоководного шелка, цвета розового перламутра.

— Ну, а где же ты нашел подходящий размерчик для Черного Холма? — с любопытством разглядывая латы, скрепленными цепями, спросил эльф.

— Собрал из доспехов огров-гладиаторов и телохранителей. Бандиты и контрабандисты часто пользуются их услугами. Твой меч наверняка должен их помнить.

— Интересная магия, — произнес Элиас, проведя рукой по шипастым наплечникам и такому же нагруднику. — Мне кажется, я узнаю ее… Это… Это магия моего дома… Моих родителей!

— Да, мальчик мой, я позволил себе взять несколько свитков из архива дома «Солнечной тени». Таурен силен, способен принимать основной физический удар, но я позволил усилить его новые доспехи чарами на уклонение и поглощение магических атак. Помнишь случай с зыбучими песками? Теперь у него будет пару секунд в запасе, что в бою, словно вторая жизнь.

— И не забудь про эликсиры и маскировку, – за их спинами уже стоял Локтиний. — Если организатор боев Хал Драго узнает в нас «Черные Крылья», освободителей рабов, борцов с пиратами, то кроме него, нас захочет прибить половина той почтенной публики, что прибудет на игры.

— Мой добрый Локтиний, — с улыбкой произнес Элиас. — Чтобы забрать главный приз, нам все равно придется всех их одолеть.

Но капитану не удалось переубедить своих старых и мудрых наставников, и уже через какое—то время, команда была собрана и готова. Слово взял Локтиний.

— Я приготовил специальное зелье, оно преобразует нас и дарует новый облик. Капитана называть просто Эл. Среди людей это нормально. Одеяние и доспехи прячьте под плащами.

— Мурка, – старый мудрый эльф обратился к зеленокожему шаману. — Старайся не говорить вообще. Лора…

— Поняла. Я за ним пригляжу, — ответила Ториевая Шпилька и подмигнула пучеглазому мурлоку.

— Остальная команда рассредоточится по арене парами. Делайте ставки, ведите себя естественно и будьте нашими ушами и глазами. Старый гном и дежурные останутся на «Буревестнике».

Никто не перебивал самого опытного бойца на судне. Пятеро уже держали в руках флаконы с преобразующим зельем. Выдержав паузу, капитан Элиас поднял руку с зельем вверх и произнес. — Да не погасит солнце нашу тень! — после чего все пятеро залпом выпили содержимое своих фиалов.

Через два дня в порту пиратской бухты гнилому фрукту негде было упасть. Многие спешили зарегистрировать свои команды на предстоящие бои. Большие торговые суда и небольшие корабли заполонили гавань. Остальные расположились вдоль побережья, до самой арены Гурубаши. Где-то в океане, на дальних островах шли битвы между Ордой и Альянсом, а здесь сохранялся видимый нейтралитет. Здесь можно было встретить флаги и знамена со всего Азерота. А по городку тут и там вспыхивали стычки, которые гасились бдительной стражей.

К регистратору поединков на пристани подошли пятеро людей: седой, но крепкий старикан с шрамом на лице, огромного роста темноволосый бугай, с гигантским двусторонним топором, совсем молоденький юноша, с огромными глазами, которыми таращился по сторонам стороны, симпатичная рыжая девчонка и парень, что поставил ногу на ящик перед регистратором, засветив запылившиеся дорожные сапоги боевых магов. Вся компания, как и множество тех, кто пришел на регистрацию до них, скрывала свои доспехи и облачение под дорожными плащами.

— Мы на игры, — сообщил парень в магической обуви и кинул золотую монету гоблину-кассиру.

— Название команды, — не глядя на подошедших, спросил регистратор, походивший на отставного морского офицера с рыжими бакенбардами.

Немного замешкавшись, Элиас ответил:

— «Кровавые тени», — перо регистратора замерло, и он закатил глаза.

— Что-то не так? — спросил седой.

— Нет, какое мне дело до всякого сброда. Следующие! — а сзади уже напирала целая толпа, жаждущая крови арены.

Как только наши герои прошли вглубь города к ним тут же подоспели всякого рода зазывалы, мальчишки и гоблины.

— Лучшие места в городе остались только в нашей таверне!

— Скоро отходит караван до арены Гурубаши! Поторопитесь приобрести место! В джунглях нынче неспокойно.

— Эй, крошка! Я смогу доставить тебя на игры в целостности и сохранности, а также буду с тобой очень щедр, — произнес кто-то из толпы, и перед ногами Лоры упал и рассыпался кошель с золотыми монетами, — Люблю высоких девчонок, – с улыбкой произнес некий гоблин и вышел из тени домов, — Крюк Удавкин, к вашим услугам! – раскланялся гоблин и потянулся к руке Лоры.

— Убери свой зеленый рот, недомерок— — огромное лезвие топора прошло между Лорой и незваным ухажером и вонзилось в бревенчатую мостовую. В этот момент по спине Шпильки пробежали холодные мурашки, всплыло то, что она так хотела позабыть.

— Я узнала этот голос, — тихо прошептала она, — Ты грязный работорговец, работающий на казино…

— Позвольте леди, но я честный бизнесмен! — возмутился Крюк Удавкин, собирая с пола монеты, — Мы могли видеться раньше? — как бы невзначай спросил он.

— Я… — Лора не смогла говорить, вместо слов вылетали пузыри. Она повернулась к мурлоку в образе юноши, который положил руку ей на плечо и строго посмотрел на нее. Тем временем за спиной Удавкина возникли его телохранители, люди и огры, вооруженные дубинами и булавами. Наши герои тоже взялись за оружие.

— Крюк! — прорычал регистратор, что был на пристани, — Ты совсем страх потерял! Или хочешь, а чтобы твой бизнес канул в пучину морскую?!

— Ла-а-адно… Встретимся на арене, «Кровавые тени», — с пренебрежением произнес гоблин и сплюнул к ногам Черного Холма, а затем скрылся со своими бандитами в переулках города.

— Что мы пропустили? — к ним подошли Локтиний и Элиас.

— Встречу с прошлым, — грустно произнесла Ториевая Шпилька.

— Мы выступаем. Сейчас отходит очередной караван, и мы пойдем с ним. Оставь свое прошлое здесь, — произнес седой.

— А если оно меня преследует? — спросила Лора.

— Тогда мы разберемся с ним завтра, на арене Гурубаши, — ответил ей Элиас.

Вся компания двинулась к центральному проходу в город, за стенами которого уже ждали навьюченные ездовые животные и сотня таких же искателей приключений.

Караван от Пиратской бухты в дальние уголки Восточных королевств двигался по дорогам джунглей словно гигантская змея. Уже наступила ночь, и звезды южного неба светили ярче любых факелов.

— Зря ты не разрубил этого гоблина... — к таурену Черному Холму, который сейчас был под человеческой личиной, обратилась воительница-дренейка. — Я слышала, что карлик работорговец, — добавила она, чуть отделившись от своей группы, в которой было еще четыре человека. За спиной дренейки виднелась костяная рукоять двуручного меча. Виски ее были выбриты, а волосы заплетены в косу, которая шла до плеч, глаза фиолетового цвета, а ростом она была повыше своих спутников, но, конечно, уступала таурену. Девушка расстегнула один из наручней и продемонстрировала Холму глубокие шрамы от оков. — Такие же на руках и ногах. Дренейки редкий и дорогой товар на рынке рабынь. Меня уже успели три раза перепродать, прежде чем я получила свободу. Галеру с рабами атаковал корабль с черными крыльями и освободил всех...

— Милайя! — кто-то из спутников девушки позвал ее. Застегнув наспех наруч, дренейка прошептала. — Надеюсь я разрублю того карлика раньше вас, если, конечно, у него хватит духу выйти на арену! — и быстро направилась к своей команде. К таурену, который все это время молчал, обратился, шедший чуть позади Локтиний.

— Я помню ее еще ребенком. Когда мы осадили тот корабль она шарахалась от каждого. А теперь она похожа на боевого орка. Хотя... Десять лет прошло с тех пор.

Черный Холм только задумчиво почесал затылок острием топора.

К моменту, когда звезды совсем померкли, путешественники увидели в небе пару дирижаблей. Но они не двигались, а замерли в небе.

— Почти добрались! — эти слова слышались сейчас из всех концов каравана. Наверняка на них прибыли самые богатые и влиятельные лица Калимдора и Восточных Королевств. Джунгли стали реже со стороны моря. Кто—то даже видел сквозь заросли корабли, стоящие вдоль побережья.

Вдруг путники услышали звуки горна, который оповещал о прибытии. Это означало, что караван прибыл к месту назначения. Арена Гурубаши, древнее сооружение троллей, возвышается над джунглями Тернистой долины. Когда-то чемпионы троллей обретали здесь славу или смерть, теперь же, оно используется пиратами, а иногда здесь проходят бои и делаются ставки, заключаются сделки и договоры сильными мира сего. Вот и сегодня, как только взошло солнце, наши герои увидели тысячи знамен и флагов со всего мира. Пляж до арены был усеян палатками путешественников. В море можно было насчитать с два десятка судов. Где-то там вдали, Элиас точно знал, их ждет "Буревестник".

— Бои начнутся ближе к вечеру, — сообщил Локтиний, — Наша палатка на нижнем уровне пляжа, как и у всех бойцов, ближе к воде.

— До вечера отдыхаем, путь был долог. Эй, Мурка! — Элиас обратил внимание, что к мурлоку подошли двое подвыпивших парней, явно давно не бывавших на суше. Пираты! Или просто моряки?

— Ты посмотри на его копье, Дюк! — сказал первый, держа в одной руке бутылку и указывая пальцем прямо на острие родового оружия Мурки.

— Клянусь Кракеном, это же рог шипастого глубинного пожирателя! — ответил тот, которого назвали Дюком, — Сдается мне, ты либо умеешь дышать под водой, парень, и смог убить тварь, которая смогла бы сожрать пол судна за укус...

— Либо, — продолжил первый, уже взяв древко копья выше руки Мурки, — Ты убил не одну сотню мурлоков, для которых такая бы вещица была священной... Жабр у тебя нет, а значит и выбор невелик.

Говорили эти двое очень громко, размахивая руками и эффектно жестикулируя, явно привлекая всеобщее внимание.

— Холм, — коротко сказал Локтиний.

Таурен кивнул и, мгновенно оказавшись позади бузотеров, взял обоих за головы своими могучими руками и сомкнул их между собой, оглушив обоих. Оторвав взгляд от происходящего, Элиас заметил, что весь пляж замер и наблюдает за происходящим. Но, как только два моряка были успокоены, вокруг пронесся вздох разочарования из-за не состоявшейся драки, и зеваки снова занялись своими делам, кто тренировался, кто точил и чистил оружие, но большинство, как и наши герои, просто отдыхали.

— Я буду на страже первым, — вызвался таурен и плюхнулся возле палатки.

До вечера больше не было происшествий, если не считать пары стычек в лагере, которые быстро гасились нанятыми громилами.

И вот настал момент, когда солнце окрасилось в красный, и тени начали удлиняться. Раздался первый звук призывного горна арены Гурубаши, приглашая бойцов пройти на нижние трибуны. Менее чем за пол часа пляж Тернистой долины опустел, остались только палатки и флаги. Маги, войны, друиды, пираты, контрабандисты, путешественники, лорды и простой рабочий люд, которому посчастливилось попасть на игры, готовились стать свидетелями зарождения новых чемпионов Гурубаши…