Автор: Евгений Луканов;

Корректор: Ysaira;

Художник: L0o_art; Axilus Art; Шандира.

Со всеми главами можно ознакомиться здесь.

Люблю это место. На удивление приличное заведеньице, особенно в наших краях. Сейчас устрою вам аттракцион с предсказаниями, смотрите: мы зайдем внутрь и первым нас встретит запах здешних фирменных ребрышек. После — официантка Милли, скорее всего, опять попытается пофлиртовать сразу с нами обоими. Пройдя чуть дальше, мы увидим в темном углу слева окруженную зеваками фигуру навеселе. В приветствии он назовет нас бравыми ищейками, а после расскажет, что знает, в перерыве хотя бы раз намекнув на пустой стакан или кошель (который, к слову, у него в последний раз пустовал еще в детстве). А теперь — проверяем.

Не успели мы войти, как ноздри приласкал запах свежего окорока. Первое — есть. Пройдя чуть дальше, встретились со спиной милашки Милли. Я хотел было проскользнуть тихо, но Уорри как обычно не удержался:

— Милли, свет моих очей, здравствуй.

— Уорри! Алл! Жду не дождусь послушать, что нового приключилось у моих храбрецов.

Второе — есть. Хороша чертовка, конечно. Кто знает, может, ей когда-нибудь и повезет.

— В другой раз, Милли, сегодня много работы.

Пока, маневрируя меж столов, мы пересекали зал, нас заметил тот, ради кого мы и пришли. Естественно, окруженный какими-то шумными и, скорее всего, сомнительными личностями.

— А вот и он, как всегда в центре событий!

— Алистер! Уоррен!

Грустный Маркл. Средних размеров рыбка, но он глаза и уши Старого города. Говорят, когда он был еще пацаном, своровал не у того человека, но благодаря своей природной харизме и изворотливости набился ему в шестерки, а потом и в подельники. А с некоторых пор одновременно работает только на себя и сразу на всех.

— Мы можем пообщаться наедине?

— Для гордых, честных ищеек у меня всегда есть минутка, — он жестом попросил окружающих разойтись. Кстати, будем считать, что три-ноль в мою пользу. — Если только вы не по душу кого-то, кто может за мной приглядывать, — добавил он шепотом, чуть не выронив трубку из своей ухмылки.

Художник: L0o_art

— Слышал о том, что Бринн убил одного торговца, а после спился?

— Да, слышал… Жаль бедолагу, хорош был. И работу делал быстро, и наивен как дитя — наколоть его было проще некуда. И главное — неприхотлив в оплате.

— Ну и что ты думаешь насчет этого? — спросил его Уорри.

— Думаю, лажа это все. Бринн не мокрушник — кишка тонка.

— Даже в пьяном угаре?

— Бес его знает. Но ставить на это я бы не стал.

— Во-во, полностью согласен с тобой, – надо пытаться поддерживать с ним дружеский тон. Его просто разговорить, но заставить недоговаривать еще проще. — Поэтому и рвался сам с ним пообщаться.

— А знаете, что интересно? Я тут пересекался с его дружками вчера, и они говорят, мол, он с каким-то непонятным мужиком терся пару раз на днях.

— С каким?

— Вообще без понятия, господа.

— А о чем они говорили, не знаешь?

— Короче говоря, они заливают, что он его нанял для халтурки какой-то. Что-то совсем плевое, но за неплохую плату.

— Думаешь, наш случай? — спросил я Уорри, который уже конспектировал эти крупицы информации.

— Возможно. А может, просто совпадение.

— Кому мог насолить Ферд, чтобы его заказали?

— Ферд? Вы с ним друзья, что ли?

— Скорее приятели. Я у него затаривался частенько.

— Ясно, жаль. Выходит, мы сегодня оба остались без поставщиков.

— Ну и где сейчас эти забулдыги?

— На лестницах какого-нибудь трактира, наверное.

Проклятье, нетерпение меня подвело. Кто-то посторонний не обратил бы на это внимания, ведь наш осведомитель не изменился в лице или же тоне. Но мы-то с Уорри понимаем, что, скорее всего, у него есть наводка, но он…

Как бы выразиться. Есть у него одна слабость, которую он, судя по всему, так и не замечает. Как и те, кто с ним не сильно знаком. Маркл очень переменчив в настроении, и, когда общаешься с ним, создается ощущение, будто говоришь с зеркалом. Будешь открыт и улыбчив — будет и он. Проявишь в общении холод или неуважение — он ответит тем же. Скажете, ничего особенного? Отчасти. Трудно передать, но это настолько тщательно маскируется под его улыбкой и интонацией, что ты даже и не заметишь перемены. Не подумайте неправильно, у этого парня есть голова на плечах, и он знает, что и кому можно сказать, а что нет. Но заставить его думать, что он знает, не так уж и сложно. Особенно если он почувствует себя важнее собеседника.

— Да ладно, Маркл. Мы же знаем, что такой шустрый бес, как ты, наверняка в курсе, как сузить зону поиска, — попытался исправить ситуацию Уорри. Если бы я услышал разговор со стороны, то и не сомневался бы, что общаются давние хорошие друзья. Но Маркл лишь пожал плечами.

— Знаете, а я проголодался, — встрял я, зная к чему это все равно идет. Окликнув официантку, я поинтересовался, кто что будет. Хоть Маркл и привычно поглядывал на стакан, карман тяготили кристаллы, поэтому я сразу заказал и еды. Чтобы, так сказать, не вставать два раза.

Художник: Axilus Art

— Ну не знаю, — продолжал он играть своей фирменной перевернутой с одного конца улыбкой. — Поищите их у кузнеца Древодава, знаете его?

— Нет, но найдем. Спасибо.

Пока официантка носила нам еду, я достал маленький мешочек и взял парочку кристаллов, скрывая их в ладони от посторонних глаз. Я вижу, что Маркл ест без особо аппетита, но для него важно показать характер. Поддержать репутацию, набить себе цену — называйте как хотите. Отказаться от оплаты он не мог, но лучше бы просто монетой взял, право слово.

— Скажи нам, пожалуйста, не узнаешь их?

— Странные они какие-то. Подсвечивают.

— Подсвечивают? — воскликнули мы с Уорри хором и пригляделись. И правда, от кристаллов начало исходить некое слабое свечение.

— М, не-а. Если бы и увидел где такие, точно запомнил бы.

— И совсем никаких идей, чьи они могут быть?

Маркл лишь покрутил головой:

— Вам бы это, ремесленников колдовских лучше потрясти. Или, еще лучше, магов каких. Очевидно, что это не просто какая-то ювелирка.

Жаль, я очень надеялся, что он поможет нам с камнями.

— Маги… — не смог я удержать в себе шепот с явным оттенком неприязни. — Не люблю я магов.

— А что так? Завидно, что ль? — рассмеялся информатор.

— А то! Портал открыл — и уже на месте, это тебе не по карнизам к девкам прыгать! — подыграл я ему, тоже рассмеявшись. Надеюсь, убедительно.

Дождавшись, пока я закончу с ребрышками, Уорри встал из-за стола:

— Спасибо за информацию, Маркл.

— Спасибо за обед.

Ах да, пять из пяти.

Проклятье, непозволительно много времени мы угрохали на поиски этих двух выпивох, что видели таинственного «нанимателя» Бринна. Не многие способны в полной мере оценить важность такого неосязаемого союзника. К тому же еще и путь до тюрьмы и обратно через весь Штормград отнял много времени. Да и допрос толком ничего не дал, кроме того что незнакомца видели в одной лавке на набережной. Тоже торгующей травами, что интересно. И пока с зацепками у нас не густо, нужно хвататься за все, что есть. Это не наш район, и с тамошними обитателями мы не знакомы. Вряд ли общение пройдет удачно, поэтому придется обратиться за помощью к паре опытных переговорщиков, которые смогут разговорить кого угодно от Луносвета до Пиратской Бухты. Но за ними придется заскочить домой.

Пока мы шли, Уорри предложил разделиться. Я пойду в лавку, а он — в Квартал магов. Признаюсь, я не устоял перед таким соблазном, что определенно приподняло мне настроение. Да еще и по моем возвращении в контору старый добрый тайник на втором этаже поспешил напомнить о новоселах, что переехали сюда после сегодняшней получки в порту. Я заодно убрал туда почти все найденные камни, кроме пары самых больших. Когда я спустился, Уорри уже накидал зацепок. Мы так называем небольшие куски пергамента, на которых помечаем какие-то детали расследования и улики. Собирать такой пазл удобнее, чем бегать туда-сюда по записной книжке. Самое сложное здесь — это не соединять кусочки, а понять, какие из них из совсем другой истории. Пока мы пробегали взглядом по зацепкам, нас застал врасплох женский голос за нашими спинами:

— Это вы детективы?

— Допустим, — заметно оживился Уорри и пригласил гостью войти.

После этого раздался глухой стук. Мгновенно обернувшись, мы увидели, как девушка резко схватилась за лоб. Поглядев на нее чуть подольше, мы на мгновенье замерли. Подобно обрамляемому лампой пламени свечи, в проеме, на фоне абсолютно серого города, сияла эффектная длинноволосая брюнетка.

Художник: шандира

Первой моей мыслью было сожаление, что такой прелестный изумрудный глаз остался без близнеца. Второй — черт, какая же она высоченная! Хотя назвать ее дылдой у меня бы язык не повернулся: ее изгибы вырисовывали изящные, но в то же время соблазнительные пропорции, так что особо вытянутой ее фигура не выглядела. Надеюсь, девушка не услышала, как мы подавили мимолетные смешки.

В ее движениях было нечто неуловимо непривычное. Будто воедино слились походка изящной, грациозной эльфийки и сурового, грозного дворфийского солдата.

— А вы, собственно, по какому вопросу? — поинтересовался Уорри, двигаясь к столу с фруктами.

— Я по делу Фердинанда Андерсона, — сказала она, поймав уже брошенное моим коллегой яблоко. — Спасибо. Хотела узнать, как у вас идет дело.

— А вы, простите, собственно, кто? — с пренебрежительными нотками в голосе спросил я.

— Я Ариадна Андерсон. Его сестра.

«Чего?!» — чуть не вырвалось у меня изо рта. Это его сестра? Не день, а мешок, полный очевидных совпадений. Или над нами кто-то шутит, или издевается. Что же, я подыграю ей.

— А почему я о тебе от него ни разу не слышал?

— Он не любил обо мне рассказывать. В общем… У нас с ним были сложные отношения, мы часто сильно ругались. Ему была по нраву спокойная жизнь в лавке, а я с детства искала приключений. И после смерти родителей мы разбежались. Он так и не смог простить меня за то, что я бросила его наедине с нищетой и загнивающей лавкой.

— И поэтому ты пошла… В пиратки? — попытался аккуратно спросить ее я.

— Я. Не пошла. В пиратки! — процедила она сквозь зубы, резко вскочив с места и поднеся свой ноготь к моему подбородку. Грохот упавшего стула только придал ее гневному выпаду эффектности. Даже если она и играет, то делает это весьма правдоподобно. Неожиданная реакция, должен заметить. Или она так презирает свою разбойничью личину, или она вскипела из-за того, что для нее болезненна… Причина становления пираткой? Даже вернее будет сказать, обстоятельства, которые привели к этому.

— Ариадна, успокойтесь, — привычно вмешался Уорри. — Он не хотел вас обидеть. Это не более чем профессиональное любопытство.

— Именно. Прошу меня простить, — улыбнулся я для виду.

После этого, молча кивнув, она снова села на стул, ловким движением ноги поставив его на пол. Пока она это делала, я заметил на поясе под верхней одеждой ножны, что облегали ее оружие — и женское, и пиратское. Кинжалы, скорее всего, трофейные. Если верить моему мимолетному взгляду, рукояти, чем-то напомнившие мне изделия кель'дорай, позолоченные. Хотя, возможно, это пирит. Он очень похож на золото, и некоторые умельцы таким образом пытаются придать вещи ценность. Но, может, у этих так не принято. А самый конец рукояти украшают довольно крупные камни, кажется, рубины. Простому морскому волку вряд ли позволили бы оставить такое при себе.

Художник: Axilus Art

— Ну и как же ты узнала о том, что он мертв?

— Каждый раз, когда я оказывалась неподалеку от Штормграда, я тайком приглядывала за ним. А вчера узнала, что…

Пиратка достаточно статусная, чтобы носить при себе дорогое оружие, при этом недостаточно известная, чтобы по прибытии в столицу Альянса быть скрученной стражей, едва ступит по брусчатке. Трудно верится. Есть ли у НЕЕ мотив? Тянусь за лежащей на столе книжкой Уорри — надо глянуть на ее долю в завещании.

— В общем, я хотела бы помочь вам с расследованием.

Замечательно, еще разбойницы нам в компанию не хватало. Просто так отвадить ее не выйдет, надо что-то сообразить. Так-так… Лавка — семье, ну, это очевидно, книги — дочери, меч — сыну… «Сестре — свиток с адресом Зенага. И все, что он ей даст». Кто такой Зенаг?

— И что мы будем вам должны?

— Только его убийцу.

Та самая сестра, которой все это время будто не существовало, и единственное упоминание о ней в завещании, после вступления в силу которого она тут же объявляется. Очередное очевидное совпадение, в которое, несмотря на соблазн, нам нельзя просто так поверить. Да и совсем не хотелось: ее маска была сделана из хорошего материала, но духи из недоверия пропитали уже всю контору. Черт, что же придумать. Пару мгновений одна судорожная мысль на скорости выбивала из моей головы другую, пока я наконец не придумал, куда спровадить девушку, чтобы она ничему не навредила.

— Хорошо, договорились. Мы с Уорри как раз собирались наведаться в три места. И ты можешь нам помочь, — добавил я, глядя на друга. Он парень не промах, додумается подыграть.

— Как раз по одному на каждого выйдет.

Молодец, сообразил.

— И куда же вы посылаете меня? — спросила она, кокетливо улыбаясь. Странный момент для флирта.

— В таверне Тихий Угол обитает один парень. Грустным Джо кличут. У него с левой стороны шрам, уходящий от уголка губы вниз. Найдешь — поспрашивай про Бринна Оттерлоу и выясни, из-за чего тот мог убить твоего брата. Особо борзеть с ним не советую, как и шибко пялиться на его шрам.

— Многие этого не любят, — сказала она, показывая на глазную повязку.

— Как раз таки наоборот, дорогая. Если это делает женщина, то в нем сразу просыпается соблазнитель средней паршивости.

— Ну, это еще кто кого… — захихикала она, медленно надкусывая яблоко.

— Ах да! И не говори ему, что ты нас знаешь.

Встав из-за стола, нежданная гостья стрельнула глазками… глазом в адрес Уорри и, подбрасывая надкушенное яблоко, скрылась среди наших гостеприимных улочек. А ведь если подумать, она для них более своя, чем некоторые местные.

— Как тебе?

— Подозрительная… Даже слишком… — Уорри, конечно, падок до дам, но не до такой степени, когда начинаешь думать другим органом. — От нее так и веет опасностью, но с другой стороны… шармом. Одного разговора мало, но такие женщины встречаются не так уж и часто. Кто знает, может, это…

— Может, это судьба, да-да, Уорри. Знаю, — его любимый предлог.

— Но все-таки нельзя исключать, что она говорит правду.

— Я и не исключаю. Просто… — сделал я драматическую паузу, открывая ящик стола и беря в руку перо. — Пополняю список главных подозреваемых.