Автор: Евгений Луканов.
Корректоры: Nivenor, Ysaira.
Художник: L0o_art.

Со всеми главами можно ознакомиться здесь.


Стоило же этому мерзавцу Бринну помереть, как раз когда я за него взялся! Это все несколько усложняет, ведь эта сгоревшая проспиртованная ниточка пока была нашей единственной зацепкой. Надеюсь, Уорри что-то нарыл у него дома и порадует меня какими-то находками, но, скорее всего, солдаты уже все вычистили.

Тучи не торопились оставлять штормградское небо и насыщенной серостью угрожали снова обстрелять город пробирающими осенними каплями. Прибавлю-ка я лучше шагу.

Пробравшись через лабиринт из тесных улочек, я наконец вышел к одинокой маленькой хибаре. Чуть в стороне, в одном из переулков, курил мой напарник. В подобном месте мрачный курящий шкаф может затеряться как нельзя лучше, с чем у него обычно большие проблемы. Заметив меня, он кивнул, приглашая войти в дом, пока сам приближался ко мне спешной походкой.

— Оцепление уже сняли?

— Агась. Когда пришел, уже не было.

— Что интересного нашел?

— Ну, для начала — когда я вошел, из окна кто-то выскочил. Я хотел было его догнать, но он ушел по крышам.

Похоже, что на быстро разлетающиеся сплетни уже столь же быстро начали слетаться стервятники.

— Успел его разглядеть?

— Да черта-с два! Говорю же, я только скрипнул дверью, как меня встретили вылетающие в окно ботинки. Я метнулся за ним, но, когда обежал хибару, он уже по крышам сигал.

— Может, кто-то из ШРУ?

— А отчего им здесь взяться?

— Если только мы с тобой не вляпались во что-то действительно серьезное.

Пренеприятнейшая догадка, отвращения к которой я и не пытался скрыть в голосе. Недовольно приподняв уголок губ, Уорри кивнул в ответ, после чего продолжил:

— Да даже если бы это был агент, он бы не стал просто сбегать. Как минимум, он бы меня или выдворил, или вырубил.

— Может быть.

— Но это не самое интересное. Вот что нашел под окном.

Уорри показал мне пригоршню каких-то камней. Мы с ним не шибко разбираемся в этом деле — с виду ничего необычного, камушки как камушки, но лучше показать ювелиру. Если повезет, они окажутся редкими, и мы сможем плясать от их владельца.

— Он потерял?

— Да, там в раме порванный мешочек.

— И больше ничего? — спросил я напарника, входя в дом.

Стоило мне только пройтись по нему взглядом, как в голове засела мысль, что он подобно зеркалу отражал своего владельца. Зловонная гниющая хибара так и навевала атмосферу безысходности и неприязни. Через ее выбитые деревянные зубы и стеклянные глаза гулял отрезвляющий сырой сквозняк. Хромая опаленная мебель немым свидетелем дожидалась новых хозяев. А от стен, пропитавшихся запахом алкоголя, крови и еще черт пойми чего, и вовсе хотелось держаться подальше.

— Ни каких-то следов, ни записок, ни даже разбросанных бутылок?

— Нет. В любом случае, они уже изъяли все, что сочли нужным.

Можно подумать — негусто, но на самом деле Уорри нашел больше, чем кажется на первый взгляд. Наш беглец может оказаться далеко не обычным мародером, и готов поспорить, так оно и есть. Обычные зеваки не ведут себя как тараканы, что мгновенно скрываются из виду, стоит тебе зажечь свечу. Если бы это был кто-то вроде того же Бринна, он бы заметался в растерянности подобно испуганной крысе, что носится от тебя по всей комнате. И готов поспорить, что здесь именно первый случай. К тому же, у нас на руках теперь есть эти камни, осталось лишь определить их ценность. Для расследования, разумеется. Начав бренно наворачивать круг по халупе, Уорри озвучил первую догадку в этом деле:

— Может, Бринн был лишь исполнителем? А наш беглец что-то здесь искал?

— Что-то, что выкрал Бринн? А бутылка могла быть для отвода глаз.

— Точно. А теперь от него избавились, чтобы он не проболтался.

— Но сын сказал, что ничего больше не пропало.

— А у твоего друга не было какого-то тайника?

Тайник!.. Я совсем забыл о нем. Фердинанд не пользовался им уже много-много лет, после того как завязал с контрабандой некоторых… алхимических ингредиентов. Насколько я знаю, о его «подработке» знала только жена, да и то из-за случайности, а вот детям он вряд ли рассказывал.

— Не думаю.

— А больше ничего я и не нарыл. Ни записок, ни следов, ни чего-то подобного.

— Да, паршиво… Но все-таки ты нашел это. Чьи бы они ни были, — заключил я, вглядываясь в один из камней.

Непривычно видеть здесь что-то подобное. В здешнем маленьком мире драгоценности показывают в первую очередь не степень твоей зажиточности, а валюту, что куда больше ценится на этих гнилых улочках, — уважение и страх, который внушает их обладатель, не боящийся открыто показать свое состояние. Ходить здесь в цацках подобно беготне с полными мяса карманами в лесу, если только ты не еще больший хищник. И если они как-то связаны с Бринном, то это, скорее всего, всплывет. И я знаю кое-кого, кто может с этим помочь. Честно говоря, я и так собирался наведаться за его любимый столик, но сначала:

— Пойдем обратно в лавку.

Тут уже собралась вся скорбящая семья. Вдова вся в слезах опиралась на прилавок, пока ее обнимала… Эм. В общем, жена сына. В углу на стуле, закрывая лицо руками, рыдала дочь, а сын держал в руке свиток и зачитывал его вслух:

— Ты же спросил его о завещании? — прошептал я Уорри, боясь показаться некомпетентным. Хотя слушателям сейчас было не до нас.

— Конечно. В целом, стандартный набор: жена, дети. Только про сестру было что-то странное. Сейчас, — Уорри достал свою записную книжку и начал суетливо пролистывать.

— Хм, не знал, что у Фердинанда была сестра.

— Ладно, потом хорошенько его обмозгуем. А пока…

Парень хорошо держался. Его голос и руки уже не дрожали, пальцы крепко держали свиток сверху и снизу. Его выдавали лишь тяжелые глубокие вздохи, что служили печальным знаком пунктуации в конце почти каждого предложения.

Гуляя взглядом по собравшимся, я заметил, что что-то в лавке изменилось. Я понял это еще утром, но все не мог уловить, что именно. Какая-то деталь так и бросалась мне в глаза, но она столь мелкая, что раз за разом все проскальзывала у моей внимательности промеж пальцев.

Художник: [L0o_art]

— Вы хотите опросить нас? — отрывая лицо от платка спросила вдова.

— Нет, нет, нет, — пресек ее Уорри. — Вам сейчас не до этого. Да и мы уже опросили вашего сына.

— А для чего же вы тогда вернулись? — поинтересовался тот.

— Хотели еще кое-что осмотреть в его комнате. Вы не против?

Овдовевшая супруга, имя которой я вечно забываю, смогла лишь молча кивнуть и скупым жестом указать на лестницу.

— Может, дверь лучше прикрыть? — предложил Уорри, стоило нам подняться в комнату. На что я только одобрительно кивнул и тихо щелкнул замком.

С вопросительным выражением лица напарник пальцем указывал на окно. После моего кивка он упер руки в бока и начал оценивающе сверлить его взглядом.

— Да нет. Не думаю, что Бринн в него пролез бы.

— Да, тоже сомневаюсь.

— Ну, и где этот тайник?

— Смотри.

Я обошел кровать с левой стороны и сунул под нее руку, перед этим аккуратно сев на колени, чтобы не влезть в накапавшую под окном лужу. У самого края, прикрываемого высокой перегородкой, я нащупал палку с крюком, что держалась под днищем кровати благодаря двум тонким креплениям. В этот момент Уорри грохнулся на четвереньки с другой стороны.

— Видишь дыру в дощечке? — указал я ему на черное пятно в полу, что было на расстоянии ладони от моего края кровати.

— Допустим, вижу.

Чуть изловчившись, мне удалось поддеть ее крючком на конце самодельного инструмента, а после — еще несколько соседних — они не были прибиты.

— А что, неплохо, — удивленно улыбнулся мой напарник, увлеченно разглядывая все это дело своими широко раскрытыми глазами.

Под досками находились не очень большие ячейки, чуть шире самих этих досок. От краев каждого из них вырастали крепления из плотной нити, чтобы их можно было удобно доставать при помощи этого же самого крюка.

— Ох, Ферд…

— Выходит, не завязал…

Медленно выдохнув, я стал рассматривать содержимое ячеек, которые доставал. В первой были какие-то неизвестные мне травы. Во второй лежал небольшой плотный мешок, битком набитый той же травой, но уже толченой. Это было ясно по тому же характерному запаху. Хотя…

— Понюхай эти две. Мне кажется, запах немного отличается.

Сделав несколько резких вдохов сначала над стручками, а после — над мешочком, Уорри состроил слегка задумчивую гримасу.

— А ну-ка, дай-ка сюда.

Пока над ухом раздавалось старательное шмыганье, я вытащил еще пару ячеек, в которых тоже находились какие-то пучки растений, и лишь несколько были пустыми.

— Да, это одно и то же, — заключил мой напарник, после чего немного поковырялся в мешочке пальцем. — Влажная какая-то. О, смотри — немного другой запах из-за вот этих красных листочков.

Черт его разберет, что за салат бродит в этом мешочке, но, как по мне, травы в ящичках…

— Это же оранжевый, — с легким укором посмотрел я на друга.

— А по-моему, красный. Красновато…

— Ладно, забыли.

В общем, травы в ящичках не шибко были похожи на оранжевые кусочки в мешке. Гуляя взглядом по ячейкам, я зацепился им за те, что пустовали. Осмотрев их, я протянул пару Уорри:

— Загляни в них повнимательнее. Видишь разницу?

— Если честно… Нет.

Выпрямившись, я сначала провел средним пальцем по одному донышку, а после — по второму указательным. Не слишком изящный намек в виде двух выставленных прямо перед его глазами подушечек подсказывал обратить внимание на добротный слой пыли, что скопился в одной из ячеек. В нашем деле подмечать подобные мелочи — просто необходимый навык. Хоть это и не так просто, как может показаться наблюдателю, к счастью, это приходит с опытом. Все эти намеки, зацепки, всякие пуговицы и следы подобны малым детям. Они не могут просто сказать тебе что-то, сначала ты должен заслужить их внимание, обыграв в прятки. Но не могу отрицать, что в этих поисках улик есть и нечто увлекательное. Нечто, что придает нашему ремеслу некое чувство, если позволите, азарта.

— Одна из них пустует совсем недавно.

Когда дело касается пряток, нет лучше друга, чем простые углы. И в этот раз они снова пришли на выручку.

— И вот тут заметен крохотный обрывок пергамента.

— И пропал он отсюда недавно, — полувопрошающим тоном Уорри закончил за меня мысль.

— А еще посмотри вот сюда.

В другой пустующей ячейке, что я протянул ему, меж трещин в дереве забились частицы какого-то блестящего порошка. Очевидно лишь, что это какой-то чародейский реагент.

— Если не ошибаюсь, маги пользуются чем-то подобным при наложении чар…

Внезапно у меня в голове пролетела мысль:

— А могут ли наши камушки быть отсюда?

На несколько мгновений в комнате зависла тишина.

— Ладно. Давай возьмем всего по чуть-чуть.

— Нам хватит?

— Ну, если растеряем, вернемся еще, — улыбнулся я.

Возможно, кто-то менее опытный сразу же схватил бы в охапку все эти прямоугольные деревянные корзинки и был таков. И улики на руках, и семья продолжает пребывать в благоговейном неведении. На первый взгляд, очевидно, не правда ли? Но все дело в том, что мы не знаем, чьи это реагенты. Фердинанд мог быть лишь посредником или организовать здесь временный схрон. Если кто-то из обитающих здесь мерзавцев все-таки явится за своим имуществом, лучше бы ему быть здесь. Предпочитаю лишний раз не попадать госпоже удаче под горячую руку. К тому же, лучше будет сообщить хозяевам об этом.

— Простите, мож…

Погруженные в разглядывание содержимого тайников, мы даже не услышали, как открылась дверь. Звонкий голос юной дамы будто пробудил нас от транса. В проеме стояла дочь Фердинанда и красными от слез непонимающими глазами металась между нами двумя, ящиками и развороченными досками.

— Что это?

Первой мыслью было нежелание выдавать именно ей тайну отца, но она застала нас с поличным, отчего я почувствовал нас мальчишками, которых застукали не в том месте за какой-нибудь шалостью. Мы не знали, что ответить, и в итоге сказали как есть.

— Это схрон. Твоего отца.

— Так… Еще и это…

«Еще и это»? Что она имела в виду?

— Ты что-то от нас хотела? — я надеялся отвлечь ее от находки, ведь если она собиралась что-то нам рассказать, ей не стоило отвлекаться.

— Да. То, что брат рассказал вам… Они с матушкой кое-чего не знают.

Она говорила это так осторожно, будто боялась быть отруганной. К счастью, чуткости у Уорри было заметно больше, чем у меня, да и у многих, кого я знаю, к слову, поэтому в щепетильные моменты молчал обычно я. Положив ящички на кровать, он обошел ее, учтиво улыбаясь.

— Ну, ну, успокойся. Не торопись, рассказывай все как есть.

— В общем… Папа раз в неделю ходил по вечерам играть в карты.

— На деньги?

— Не знаю. Он вечно отнекивался от этого вопроса. Но после таких ночей выручки не прибавлялось.

— А ты расскажешь нам, с кем он играл? И где?

— Я… Их несколько собиралось, но я знаю только одного из них — Джоэлла Баффа. А где они играли — я тоже не знаю.

Я уже было собирался сказать, что это определенно была полезная информация, но Уорри меня опередил. Он подошел к девушке и, слегка улыбаясь, положил руку ей на плечо:

— Спасибо. Ты очень помогла нам.

— Только найдите тех, кто… кто…

От спокойствия и робкости на ее лице не осталось и следа, и снова хлынувшие ручьи стали предвестниками вырвавшегося через мгновенье взрыва эмоций. Она уперлась лбом в широкое плечо Уорри, и у него не оставалось выбора, кроме как слегка погладить ее по затылку.

— Найдем. Обязательно, — мой голос был холоден и тверд. Для девушки я звучал непоколебимо, ведь сейчас ей нужно было услышать именно утверждение, а не обещание. К сожалению, я сам не был до конца уверен в своих словах.

Продолжение следует / Художник: шандира