Материал подготовил: Евгений Луканов;

Корректоры: Дмитрий Рейнер, Ysaira;

Художники: Veensa, Tankhur, The Tiny Skald, Angel I S K R A.


Минуло чуть более месяца с того дня, как катаклизм невообразимой мощи сотряс планету и расколол единый материк на части. В это время новорожденная раса начала осваивать появившиеся территории, отстраивала поселения и военные базы… и знакомилась с новыми, невиданными доселе врагами.

Отряд наг третий день двигался в указанном им направлении. Капитан, лейтенант, две дюжины воинов и пять заклинательниц устремились по неизведанным просторам к цели, поставленной их новым владыкой. Им было приказано призвать союзника в лице могучего элементаля воды. Прибыв в оговоренное место, они немедля приступили к ритуалу. Гвардейцы рассредоточились по периметру, дабы даже мелкая рыбешка не отвлекла волшебниц, а последние приступили к ритуалу.


Художник: Tankhur

Он был сложен и времязатратен, и уже успел минуть не один час, перед тем как элементаль предстал их взорам. Но едва чаровницы начали подчинять его своей воле, как из ниоткуда появилось морское чудовище! Солдаты сию же секунду ринулись атаковать гиганта, в то время как командующий пытался силой воли отогнать его. Лейтенант же, будто выпущенный из гарпуна снаряд, метнулся к его глазам. Но групповой организованный маневр сыграл с атакующей частью отряда злую шутку — он лишь перепугал длиношеего монстра, из-за чего тот на огромной скорости протаранил их, а командующего и вовсе отправил своей массивной шеей навстречу ближайшей скале, после чего тот стал погружаться в расщелину у ее основания.

Капитан же отбросил тщетные попытки отогнать древнего морского зверя и собирался уже использовать боевые заклинания, но тут на него со спины обрушился массивный водный удар — чаровницы потеряли контроль над элементалем, и тот решил показать жалким морским обитателям их место. Нескольких зачаровательниц он пронзил льдом, после чего начал создавать вокруг себя огромный водоворот. Последнее, что видел лейтенант Саташ, перед тем как сознание покинуло его, это возвышающуюся морскую фигуру, вокруг которой в хаосе беспомощно вращался его отряд.

Он очнулся в кромешной темноте. Его тело ныло от плеч до хвоста — удар о скалы дал о себе знать. Да еще и ко всему прочему, давление воды здесь было больше привычного, из чего тот сделал вывод, что он на очень большой глубине. Спинными плавниками он чувствовал сильное течение, хотя его не хватало, чтобы столкнуть массивное тело с места. Лейтенант перевернулся набок в попытках оглядеться. Новые глаза медленно привыкали к сплошной черноте: теперь он мог разглядеть не только ущелье, во всех направлениях уходящее в кромешную тьму, но и цвет песка, на котором лежал. Мимо него, поддавшись течению, стремительно проплывала стайка непривычно бледных угрей. Проводив их взглядом, Саташ осторожно обхватил ладонью лоб, помогая шее повернуть голову в другую сторону, дабы посмотреть, от чего же те так спешили скрыться.

Из темноты появились странные огоньки и начали приближаться к наге. Поначалу казалось, что каждый из них — это отдельное существо, но потом в их движениях начала распознаваться закономерность: в то время как самые яркие плыли медленно и плавно, то ускоряясь, то замирая, движения остальных были более четкими и резкими.

Большие парные круги обрамляли сияния помельче, схожего размера с огоньками, что выстраивались в продолговатую полосу. Стоило им приблизиться, как лейтенанта осенило — круги крупнее были глазами, что не источали, а отражали свет от необычных наростов на лбу, а огни, представлявшие яркую полосу, украшали место, откуда рос плавник на спине. Это были странные существа с крупными каплевидными телами-головами и парой жилистых, но коротких рук и ног. Их пасти были непропорционально огромны, чтобы вмещать устрашающие длиннющие клыки.


Художник: The Tiny Skald

Они издавали странные звуки, которые Саташу показались отдаленно похожими на диалог. Представители обеих рас впервые встретили друг друга, так что глубоководные обитатели тоже выглядели весьма озадаченными, если можно о них так сказать. Чтобы убедиться, что их сородичи не обступают его с другой стороны, одиночка начал резко оглядываться, благодаря чему увидел застрявший меж скал трезубец. Он снова перевел взгляд на новых знакомых, после чего со всей стремительностью наги, словно гарпуном, метнулся к нему. Троица же что-то резко всквакнула на своем и ринулась вдогонку, при этом выглядя крайне недружелюбно.

Схватившись за рукоять оружия, лейтенант машинально хотел сделать рассекающее движение, но скалы думали иначе — трезубец застрял меж замысловатых узоров расщелин, что создало море. Преследователи двигались не так быстро, поэтому у наги были секунды на спасение, в которые он пытался изо всех сил высвободить оружие.

Это удалось ему буквально в последний момент, ибо та широкая рассекающая дуга, что он хотел сделать изначально, встретила первого нападающего аккурат серединой лезвия. Двое из них уже начали было преграждать путь, но после короткого перебрасывания «фразами» один из них решил не рисковать и удалился восвояси. Поразмыслив немного, третий отправился за ним. Проводив их взглядом, Саташ решил поддаться течению и плыть по нему, вместе с тем поднимаясь из этого ущелья.


Художник: Стив Прескотт

Но чем выше он поднимался, тем сильней становилось течение, и придерживаться его было все сложнее и сложнее. После очередного столкновения с неожиданно выросшим перед ним валуном, нага решил немного опуститься, учитывая, что ущелье становилось шире и уже не так давило на него. На своем пути он время от времени замечал диковинных существ — многоножек, плоских рыб, еще многих ранее неведомых, по крайней мере ему, форм жизни. Он уже было расслабился, надеясь, что скоро выберется на поверхность, но оказалось, что разлом, по которому он плыл, уже начал сужаться, а стремительное течение, что стало для него потолком, и не собиралось утихать. И более того, будто стало еще сильнее. Не желая разбиться о скалы, Саташ спустился еще ниже в надежде отыскать что-то, что сможет ему помочь. Ему на пути встретилось несколько пещер, но лишь в одну уходила часть воды, завлекая за собой местную живность. Из чего он сделал вывод, что по ту сторону должен быть выход, и незамедлительно устремился туда.

Сам тоннель оказался тесней, чем предполагалось, вытянутыми руками он одновременно мог достать до обеих сторон. Которые, к слову, в особо узких местах были покрыты необыкновенными белыми наростами, похожими больше на чешую, чем на выходы каких-то кристаллических пород. Трогать их солдат, конечно же, не стал. Двигаясь вперед, он периодически встречал еще несколько подобных мест, пока не увидел следующую, которая отличалась тем, что не покрывала плотной группой пещеру, а растянулась отдельными чешуйками по всем стенам.

Он не придал этому значения и, не сбавляя темпа, продолжил движение сквозь тоннель. Пока вдруг не ощутил острую боль по всей протяженности хвоста и в плече, что заставило Саташа взреветь и резко остановиться.



Он перевернулся, чтобы осмотреть тело, и увидел, что эта самая «чешуя» вцепилась в него. Это было что-то среднее между пиявками и рыбами — почти плоские круги, что плотно прилипали к стенам, стали походить на капли, на кончиках которых оказались рты, полные тончайших игл, отчего уколы ощущались еще болезненней. Бросив трезубец, он начал обеими руками вырывать их из своей плоти, но все новые и новые впивались в него.

Выкрикивая ругательства, он пытался отбиваться от них, но, судя по всему, они как-то подавали друг другу сигналы, поэтому в его направлении устремились даже те, до которых было еще далеко. Эти диковинные хищники не плыли, но пружинили от стены к стене, намертво цепляясь за них при надобности, что позволяло им в большей степени игнорировать сопротивление течения. А вот к сожалению Саташа, его оно сильно тормозило, что не позволяло отступать достаточно быстро, из-за чего он решает с боем прорваться так далеко, как только сможет. Благо пещера в большинстве своем не юлила резкими поворотами и выпирающими валунами, поэтому лейтенант позволил попутным потокам воды помогать ему бежать, пока сам он пытался проявлять те скорость, реакцию и внимание, на которые только был способен. Подобно снаряду, он разбил плотный натиск, что уже почти настиг его и, не сбавляя темпа, разил всем, чем мог. Ту, что хотела прыгнуть ему на грудь, он ладонью вдавил в пол, одновременно с этим напополам рассекая следующую своим оружием.

Мгновенье спустя в нос просочилась кровь — одному из созданий не повезло быть пойманным чешуйчатой пастью. Боец уверенно держался, но противостоять им всем было выше его сил. Он резво срывал с себя тех, чьи атаки оказывались успешными, но со временем усталость дала о себе знать. Каждый новый взмах давался ему сложней предыдущего, трезубец становился все тяжелей. И веки тоже. «Проклятье! Эти твари ядовиты!» — выстрелом отозвалось у него в голове. После промелькнула теория, что первые группы этих рыб кучковались на полу, так как пировали на усыпленных жертвах. «Сосредоточься!» — приказывал он самому себе, насаживая на вилы по нескольку хищников сразу. «Не спать!». Он продолжал стремительно плыть, невзирая на укусы и усталость. Он сам кусал себя за руки, чтобы боль отгоняла сон, но спустя немного времени пелена, что застилала глаза, стала непростительно пленяющей. Саташ уже почти погрузился в ее объятия, но вдруг он увидел спасение — конец пещеры. Оставив тщетные попытки к своевременной поимке атакующих, он просто выставил трезубец перед собой и стал вращать его, пытаясь охватывать им столько пространства, сколько позволяла длина рукояти, а сам вложил все свои оставшиеся силы в хвост, чтобы тот уже вытолкнул его из этой треклятой пещеры.

И стоило ему миновать ее границы, как мышцы в тот же миг получили заслуженный отдых. Лишь «Выбрался…» крутилось у него в голове. Инерция вытолкнула нагу на дюжину метров от пещеры, оставляя за ним тонкий красный шлейф, и его почти недвижимое тело неторопливо опустилось на песок, что широкой дугой обрамлял скалы позади. Он уже было собирался забраться на ближайший выступ, что находился чуть выше него, дабы поспать, как вдруг... ВСЛЮП!


Художник: Angel I S K R A

Саташ не понял, что произошло. Мгновенье назад он лежал на песке, как вдруг вода молниеносным рывком затянула его в кромешную тьму. Проклиная этот день, он снова кусал себе ладони, чтобы не уснуть, но судя по ощущениям, толку от этого становилось все меньше и меньше. К тому же, тут было столь тесно, что окружение даже сломало его спинной плавник, не говоря о том, что он едва мог шевелить хвостом и руками. Стены, что сдавливали его, были весьма странными на ощупь — мягкие и склизкие. Будто… Его съели! Придя к этой мысли, он на мгновенье засомневался в ней: «Есть существа, которые так едят?» Но, так или иначе, ему было необходимо выбраться отсюда и как можно скорее. Но как? Все произошло столь быстро и внезапно, что усталые руки не смогли удержать трезубец. Все, что ему оставалось, — прибегнуть к крайним мерам — магии.

Когда-то давно, еще в прошлой жизни, он обучался тайной магии, но был в этом очень плох. Вернее сказать, он был в ней весьма хорош, если нужно было призвать неконтролируемый поток энергии, разрушающий все, чему не посчастливилось оказаться недалеко от чароплета. В пещере он боялся, что его заклинания могли обрушить ее, тут же ситуация была вовсе безвыходна. Саташ, протискивая ладони, с невероятным трудом отвернул их от себя и прошептал заклинание. В ту же секунду его по всему телу обдало силовой волной, что вырвала ту часть существа, которая не находилась под ним.

Точнее, подбросило вверх все то существо, кроме части, на которой лежал нага. Поле было столь сильным, что подбросило в воздух не только поглотившего его хищника, но и огромную толщу воды, что массивным куполом в нескольких метрах нависла над нагой, а спустя мгновенье устремилась к нему. Удивительно, как его не раздавило. Более того, он даже остался в сознании, но ненадолго. Пытаясь найти убежище, он медленно устроился меж ближайших валунов, но силы покидали его, в то время как напасти находили одна за другой. На запах крови уже успела прибыть акула. «Будь что будет…» — готовый принять свою судьбу попытался прошептать уставший лейтенант. Последнее, что он увидел, пред тем как предательски тяжелые веки опустились, это неразборчивую фигуру, что откуда-то сверху столкнулась с несущимся на него глубинным сверхищником.

Спустя некоторое время он пришел в себя, и первое, что увидел, это недвижимого детеныша кракена, что лежал около него. Он отпрянул, и его взрору открылась следующая картина: вокруг лежали акулы, осьминоги, крабы, безклешневые крабы — все, кто желал полакомиться новинкой в рационе. А над всем этим — относительно маленький, но бравый воин, крепко держа в руках его трезубец, сразил очередного хищника. Разглядев его, Саташ осознал, что это та самая тень, что прыгнула на первую акулу! «Кто ты такой?» — на своем языке спросил он, пока незнакомец возвращал ему трезубец. Но не успел тот ответить, как их окружила целая стая злобных угрей! Тогда они встали спина к спине и, подняв оружие и воззвав к силе вод, дали им бой.


— Вот так я и спас его, после чего залечил ему раны. Тогда-то он и поведал мне о том, чем я с вами только что поделился. Причем, непривычно так, без слов. Разумеется, я рассчитывал, что он покажет мне, как пользоваться той могущественной магией, но не сложилось. Я показал Саташу путь обратно, и он в благодарность дал мне этот трезубец.

— Ух ты, вы и правда один победили всех тех чудищ? — с восхищением спросил один из слушающих рассказчика ребятишек.

— Верно, парень, — не раздумывая, ответил тот.

— Но откуда на такой глубине взялись акулы и крабы?

— Эм… Наверное, их тоже закинул туда тот элементаль. Ам, да! Точно закинул элементаль!— заключил он чуть поразмыслив.

— А как же вы махали его оружием, если вы его на плече еле носите? — с искреннем любопытством поинтересовался другой малец.

— Ам… А это благодаря магии. Вот подрастешь, поймешь, — слегка поколебавшись, рассказчик увильнул и от этого вопроса. Не желая, чтобы сообразительная молодежь таки допыталась до того, что на самом деле там был лишь детеныш кракена, он пресек следующий вопрос указанием: — Кстати! А не пора ли вам идти по своим делам? Вот вас двоих точно уже заждался оракул! Давайте, ребятки, расходитесь.


Художник: Veensa