Автор: Дмитрий Рейнер;

Корректоры: Юрий Конаков, Ysaira;

Обложка: Yaorenwo;

Художники: Foderah, OKUNIE, Kresto, Cher Ro,

Драконы – то немногое из старого WoW, что живёт до сих пор. Когда падший титан Саргерас вонзил свой демонический клинок в нашу планету, драконы вновь вышли из тени и вступились за свою покровительницу, которую обещали защищать. Они – последние из живущих стражей Азерота, не забывшие свой долг. Когда другие – от каменнокожих Хранителей до воистину могущественных титанов – пали жертвами собственных переживаний и страхов, драконы уцелели. Ящеров становится всё меньше, они разобщены и истерзаны внутренними конфликтами, каются в грехах или обременены обидой, но тем не менее продолжают стоять на страже мира, ещё не позабыв о долге, возложенном на них тысячи и тысячи лет назад.

Драконы известны смертным расам уже очень давно. Истории и мифы о летающих ящерах, выдыхающих огонь, злобных или справедливых, появлялись в культуре практически каждого народа в Азероте. Некоторые расы видели драконов вживую. Ночные эльфы и тролли сражались бок о бок с драконами против демонов Пылающего Легиона. Другие расы, молодые и ещё неокрепшие, говорили о драконах шёпотом или в хмельном угаре, превращая крылатых исполинов в химерных чудовищ из страшилок. Особенно распространённым образ злого дракона был у людей. С тех пор как человечество вышло из густых лесов, построив первые деревни и крепости, драконы стали частыми гостями их былин и легенд. По стечению обстоятельств именно люди впоследствии познают все краски драконьего коварства и злобы. Благодаря чёрным драконам.

Из артбука к "World of Warcraft: Cataclysm" / By Blizzard Ent.

Читателю, не посвящённому в тонкости старого мира Warcraft, стоит на какое-то время позабыть всё, что он знает об истории актуального Азерота. Представьте, что нежить – это удел запретной магии некромантии и чернокнижников, которую не контролирует никакой Король-лич. Нарисуйте для себя мир, в котором Альянс – некогда великое содружество людей, эльфов, дворфов и гномов – даёт первые трещины. Представьте, что тролли живут в лесах или на далёких островах, а Калимдор пока остаётся забытым континентом. Думайте об Азероте как о мире в рамках одного континента – Восточных королевств, – усеянного трупами жертв войны с Ордой. Это мир, в котором маги только начинают исследовать влияние потусторонних энергий, с ужасом для себя открывая чудовищ Скверны, которые живут в отдельных уголках Азерота, распространяя своё влияние из тени. Мир юности Бранна Бронзоборода, которому только предстоит отправиться в экспедиции на край земли и узнать о прародителях всего живого – титанах – и их постоянной войне с порождениями бездны – Древними Богами. В ту пору Азерот был куда меньше и проще, а многие открытия только ждали своего часа и своих героев. Таким был мир во власти амбиций чёрных драконов.

Сейчас, рассказывая о прошлом своей вселенной, разработчики из Blizzard нередко упоминают, как они часами пропадали в D&D, листали фэнтези современников и вдохновлялись сюжетами уже существующих игровых вселенных. Это были времена, когда фэнтези ярко ассоциировалось со Средневековьем, помноженным на влияние магии. А драконы были символом всего жанра, наряду с мечом, заклинаниями и тисовым луком. Ящеры жили в пещерах или горах, любили золото и принцесс. Концепт, устоявшийся на многие десятки лет, не обошёл стороной и Blizzard.

Изначально драконы Азерота были не более чем чудовищами, которых нужно было сторониться. Они плохо ладили со смертными расами, отличались высокомерием и жадностью. Отличный пример неизведанного, непонятого человечеством, которое только начинало свой путь к величию. Семь королевств континента вступили в борьбу с огромным миром вокруг за своё право на жизнь. Они построили селения, которые впоследствии выросли в города. Проложили торговые пути и познали искусство обработки металлов. Их армии росли, а навыки боя крепли. Появились первые именитые воины и командиры – герои, в честь которых впоследствии назовут города или целые королевства, вроде Аратора или Лордерона.

Художник: Chris Metzen

Таким Азерот можно познать из зарисовок и книг Криса Метцена или рассказов Ричарда Кнаака. Средневековье, в котором важным является вопрос чести, когда рыцари постоянно сталкиваются с непростым выбором, а монстры зачастую оказываются человечнее многих людей. Это придавало вымышленному миру дополнительный подтекст, а вместе с тем – глубину и смысл всем персонажам. Сначала изменения морали коснулись орков, которые утратили слепую кровожадность и начали раскрываться как живые персонажи со своей незавидной судьбой. Потом та же история коснулась эльфов, которые приоткрыли пелену высокомерия, обнажив сомнения, древние обиды и страхи за собственное будущее. Наконец, стараниями именитых авторов изменения коснулись и драконов.

Авторы не стали с ходу менять устоявшиеся шаблоны жанра. В те времена Blizzard практиковала политику постепенной, но смелой переработки известных концептов. «Ящеры в пещерах или горах» остались, как прежде, и драконы по-прежнему бережно хранили свои богатства, желая приумножать их год от года. Вот только на смену золоту пришли книги, манускрипты и артефакты – то есть знания. Пещеры стали библиотеками и лабораториями, а впоследствии – целыми храмами. Страсть к принцессам сменилась чувствами. Драконы перестали красть из желания удовлетворить свою природу. Они научились любить себе подобных и смертных, познали яд страха и гордости, распробовали значения таких понятий, как честь и достоинство. Драконы стали сложнее как раса, а когда и этого стало мало, авторы разделили их на стаи, каждая из которых исповедовала свои принципы.

Художники: Ludo Lullabi and Konstantin Turovec

Синие драконы стали адептами магии, которые чаще всего выступали судьями для заигравшихся чародеев. Их долг перед титанами проявлялся в решительных мерах тогда, когда прочие стаи не могли переступить через свои чувства. Синяя стая остужала пыл высокомерия высших эльфов и пресекала попытки обуздать магию, которые могли навредить целому миру.

Зелёные драконы ушли в борьбу с духами мира, погружёнными в сновидения и кошмары. Их пример – это жертвенность и борьба с неизвестным.

Красные драконы чаще прочих контактировали со смертными расами, не стесняясь влиять на их судьбы. Они стали стражами не только жизни, но и баланса, особенно когда мир объяла большая война.

Бронзовая стая редко показывалась в Азероте. Удел этих драконов – контроль временных потоков и борьба с любым вмешательством в естественный ход событий материального мира. Там, где красные драконы оказывались слишком чувствительными, а зелёные или синие пытались познать неизвестное, бронзовые драконы выступали прагматиками. Они рассматривают вопросы с точки зрения вероятности, и только цифры имеют для них какое-либо значение.

Но сегодня мы попробуем поговорить о другой, куда более неоднозначной стае. О тех, кто действительно творил судьбу Азерота. Мы попробуем познать истинный подвиг чёрных драконов и понять их важность для истории нашего мира. И, может быть, даже докажем, что Азерот, каким мы его знаем, существует только благодаря чёрным драконам.

Художник: Qichao Wang

Истории о чёрных драконах проистекают из домыслов. Представители этой стаи до некоторых пор были практически неизвестны смертным расам Восточных королевств. Всё потому, что в своё время чёрные драконы вступили в открытую войну против сородичей. Когда мир потрясла Война Древних и демоны Пылающего Легиона попытались призвать в Азерот своего повелителя Саргераса, драконы всех стай объединились в попытке создать оружие, способное уничтожать целые армии. Идею подал Нелтарион – Хранитель Земли, мудрый и уважаемый дракон и повелитель чёрной стаи. Он предложил собрать частицы сил драконов всех стай и создать Душу Дракона – артефакт, который заставил бы демонов навсегда отступить из Азерота, дорого поплатившись за свою ненасытность.

Вот только разум Нелтариона на тот момент уже был искажён настойчивым шёпотом чудовищ, замурованных в недрах планеты. Когда-то давно титаны сковали их и заперли на века, приказав первым расам Азерота следить за тюрьмами. Но прошло так много тысячелетий, что былые клятвы стали потихоньку стираться. А Древние Боги – те самые узники – начали расшифровывать сложные заклинания, которыми были скреплены их темницы. Создав брешь достаточных размеров, они медленно распространили своё влияние по миру. Нелтарион стал не первым, кто услышал голоса древних. Но он превратился в их самую сильную фигуру на шахматной доске в игре за судьбу Азерота.

Мы не знаем, какие речи шептали Нелтариону Древние Боги. Быть может, они показали ему видения возможного будущего, в котором вся планета погибнет в пламени демонов, если он не согласится помочь Бездне. Может, это были обещания огромной силы, хотя Нелтариона всегда описывали как очень мудрого дракона. Мог ли он оказаться тщеславным? Или Древние Боги сыграли на его тайных чувствах? Доподлинно неизвестно, но некоторые драконы говорят, что Нелтарион долгое время засматривался на Алекстразу, Хранительницу Жизни и предводительницу красной стаи драконов. Любил ли он её или просто считал себя более достойным поста Хранителя Жизни? Увы, мы не знаем этого наверняка.

Нелтарион убедил сородичей вложить частицу своих сил в Душу Дракона, после чего действительно направил оружие против демонов. Энергия, сфокусированная мощным лучом, уничтожала бессвязные полки инфернальных чудовищ, обращая их в пепел. Драконы возликовали от скорой победы. И тогда Нелтарион направил оружие уже на собратьев. Так история драконьей расы подошла к своей переломной точке. В момент обретения сильнейшего оружия против врагов Азерота драконы создали и самое ужасное проклятие для своего рода. Нелтарион выступил против всей своей расы, и кровь драконов полилась дождём.

В конце концов сила артефакта оказалась слишком велика, и даже Хранитель Земли не сумел подчинить её. Его тело раздулось, а кожа лопнула. Кровь в жилах чёрного дракона вскипела, превращаясь в жидкую магму. Разваливающийся на части, изуродованный Нелтарион поспешил удалиться, не сумев победить. На долгие годы он скрылся во тьме подземных пещер.

Смертокрыл Победивший, альтернативный взгляд на одну из временных линий Азерота / Художник: Kresto

Когда боль от потери утихла, драконы прочих стай перешли в наступление. Они долго пытались отыскать Нелтариона, но не сумели. Зато они знали где найти детей Нелтариона, чёрных драконов. И обрушили на них весь свой гнев.

Нелтарион давно готовил предательство. Он распространил влияние Бездны на всех своих отпрысков, которые на момент Войны Древних ещё не вылупились из яиц. Влиянию Древних Богов поддались и многие взрослые драконы. Но все ли они приняли правление безумного Нелтариона? Были ли те, кто подчинился Нелтариону в страхе? Оказались ли среди чёрных драконов такие, которые выступили против тирании Бездны и попытались вразумить своего аспекта и вожака?

Что же, если это действительно так, то судьбе несчастных нельзя позавидовать. Ведь тогда получается, что сначала этих драконов мучили голоса и видения Древних Богов, доводящие до отчаяния. Потом пришёл Нелтарион Безумный, надежда и лидер всей стаи, который начал проповедовать свои взгляды на истинную роль чёрных драконов. И когда (или если) эти драконы отказывались, тем самым отрекаясь от самого дорогого – семьи и собственного рода, что было равносильно смерти, за ними приходили сородичи из других стай. Сородичи, потерявшие любимых или близких. Озлобленные от обиды или полные решимости защитить судьбу целой планеты. И вряд ли они давали чёрным драконам право на голос.

Любой из числа чёрных драконов, кто отрёкся бы от Нелтариона, наверняка был обречён. Поэтому даже если кто-то действительно противился воле Древних Богов, сохранить своё положение в стае оставалось единственным шансом на выживание. И тогда со временем драконы всё равно подчинялись воле Бездны. Ведь растерянные и ослабленные души намного легче поддаются голосам Древних Богов.

Сам Нелтарион утратил своё истинное имя. По сей день он известен как Смертокрыл, и Азерот знал не так много чудовищ, которые натворили бы больше дел, чем падший чёрный дракон.

Художник: Wei Feng

Так вот давайте вернёмся в тот самый «старый Азерот», с которого начинали нашу историю. Королевства людей, созданные на пепелищах первых человеческих поселений, распространили своё влияние на континент. Государств было семь, и каждое из них существовало за счёт богатств земли, на которой стояло. Очень быстро между королевствами возникли прочные торговые пути, протянувшиеся и в соседние государства других рас. Тогда же человечество впервые столкнулось с драконами.

Важно понимать, что предательство Смертокрыла серьёзно ударило по всем стаям. Если раньше драконы занимались вверенными им обязанностями и не обращали внимания на смертных, то теперь многие пересмотрели своё отношение к ним. Ведь это именно ночные эльфы привлекли внимание демонов. Их расточительное обращение с тайной магией проявилось даже в космосе, в результате чего агенты Пылающего Легиона обнаружили Азерот и начали своё вторжение.

Особенно строго низшие расы осудили синие драконы. Они уже имели неприятные инциденты с эльфийскими магами, позволявшими себе слишком много в использовании волшебства. Некоторые посчитали, что в предательстве Нелтариона виноваты сами эльфы, которые довели планету до угрозы полного уничтожения. Кто-то даже мог подумать, что у чёрного дракона не было выбора. Возможно, таким образом они просто попытались заглушить боль от собственного бессилия. Но правда была одна: Нелтарион попал под влияние Древних Богов. Не случись войны с Пылающим Легионом, Хранитель Земли придумал бы иной план. Возможно, ещё более пугающий и опасный.

Алекстраза пыталась вразумить сородичей. Её долгом оставалось соблюдение хрупкого баланса между высшими и низшими расами, на которые драконы часто делили всех живых существ в Азероте. По злой иронии судьбы именно красные драконы чаще всего поддавались отчаянию и кризису веры. Отрекаясь от стаи, отшельники удалялись, занимаясь своими собственными делами. Магия постепенно покидала драконьи стаи, которые значительно ослабли после предательства Смертокрыла. Оттого некоторые драконы начали постепенно утрачивать толику своей мудрости, ощущая невероятный моральный и физический упадок.

Красные драконы встречались людям чаще всего. Хотя серьёзных конфликтов с ящерами у человечества не было, то тут, то там ходили слухи о караванах или обозах, сожжённых пламенем красных чудовищ. Остроты придавали байки и небылицы, которыми люди всегда умело украшали даже самые заурядные рассказы. Но самый коварный враг, как оказалось, скрывался не на виду, а внутри.

Вольная интерпретация Алекстразы Хранительницы Жизни / Художник: Carlos Herrera

Чёрные драконы стали той силой, которая выступала фигурой зла в Warcraft ещё задолго до вразумительных объяснений происхождения титанов или демонов. Уже во времена Warcraft II Крис Метцен сделал первые зарисовки Смертокрыла, который появился в игре и в целой серии книг. Следуя канонам средневекового фэнтези, разработчики сделали драконов злыми, но очень быстро расширили понятие обычного «зла ради зла» до долгоиграющих амбиций. Иными словами, у чёрных драконов появились собственные планы и мотивы. Прежде всего, им хотелось отомстить своим сородичам, которые веками преследовали стаю после предательства Смертокрыла.

Смертные, вызывающие у драконов столько противоречий, стали отличным прикрытием для чёрной стаи. Дети Смертокрыла позволили себе проникнуть в общество людей и быстро добились политических высот. Представьте себе статного лорда или прекрасную леди. Они одеты с иголочки и привлекают внимание одним своим видом. Рядом с ними вы чувствуете себя увереннее и надёжнее, их слова вселяют надежду, а каждая идея звучит, как отличный план. При этом незнакомцы представляются наследниками давно забытых родов. Их поместья уничтожили войны, а семьи перемолола чума. Теперь они тут, при дворе, и вам не хочется упускать таких людей из виду ни на мгновение. И если вам повезёт, по утру вас не найдут с перерезанным горлом или отравленным бокалом вина. Если вы будете полезны этим прелестным особам.

Чёрные драконы открылись людям внезапно. Сначала они неожиданно напали на несколько городов, сжигая дотла военные казармы, потом появились при дворе короля Айдена Перенольда, правителя Альтерака. На тот момент человечество было поглощено войной с Ордой, которая разгорелась с новой силой. После того как орки, пришедшие из своего умирающего мира, сожгли Штормград, Смертокрыл заинтересовался новой расой. Он всё ещё приходил в себя после использования Души Дракона, но не желал оставаться в тени. Обратившись орком, Смертокрыл проник в их общину и в нужный момент скинул с себя личину смертного. Чёрный дракон предложил оркам помощь и рассказал, как пленить Алекстразу, королеву красных драконов. С таким заложником орки смогли покорить молодых ящеров из красной стаи и использовать их в войне против людей. Взамен Смертокрыл захотел пройти через Тёмный портал и пронести в умирающий Дренор «особый груз». Падший Аспект Земли мог и не прибегать к помощи орков, но очень не хотел нежелательных гостей в виде магов Кирин-Тора или солдат Альянса. Вторая война, охватившая Азерот, протекала непредсказуемо, и Смертокрыл не знал, смогут ли орки победить в войне с Альянсом. Но, судя по всему, чёрный дракон очень надеялся на победу Орды, которая была в его интересах.

По следам Смертокрыла уверенно шли члены совета Кирин-Тор – объединения магов со всех уголков континента. Они обнаружили, что из их архивов пропали очень могущественные артефакты. Хотя волшебники не могли объяснить, зачем похитителям понадобились реликвии подобного рода, они не ждали ничего хорошего.

Как оказалось, Смертокрыл использовал войну с Ордой и хаос в Азероте для того, чтобы тайно переправить через Тёмный портал драконьи яйца. Чёрный дракон был одержим идеей выведения новой, высшей, расы драконов, которая наголову превосходила бы сородичей. Поскольку в Азероте у Смертокрыла было слишком много недругов, он решил, что иссушенный мир орков станет тихой сенью для экспериментов.

Смертокрыл успешно переправил яйца через Тёмный портал, отправившись на север, где за причудливыми грибными болотами хищно скалились пики пустынного Горгронда. Чёрный дракон торопился. До него дошли слухи, что Орда проиграла решающую битву с Альянсом и теперь объединённая армия защитников Азерота намеревается пройти в мир орков и заставить своих врагов замолчать навсегда. Понимая, что Альянс может спутать ему все карты, Смертокрыл оставил нескольких своих отпрысков в помощь оркам, дабы чёрные драконы оберегали стратегически важные крепости, ещё оставшиеся под контролем Орды.

Художник: Дмитрий Прозоров aka Tamplier

Но амбиции Смертокрыла остудили не солдаты Альянса или неугомонные маги Кирин-Тора. Желая спрятаться как можно дальше, падший Аспект случайно наткнулся на гроннов – жителей Горгронда. Обманчиво похожие на зверей, гронны напоминали одноглазых циклопов из мифов древних греков, но передвигающихся на четырёх лапах, подобно гориллам. Сильнейшим среди гроннов был Груул. Он объединил разрозненных зверей и несколько племён огров, установив диктатуру силы. Груул не любил чужаков. А тут над его землями разом взмыли десятки драконов, которые не считались с мнением гроннов и огров. Смертокрыл счёл Груула не более чем паразитом и надменно проигнорировал его как угрозу. Это стало фатальной ошибкой.

Груул обрушил на пришельцев всю ярость своих подопечных, и драконы оказались обескуражены таким рьяным сопротивлением. Когда армии Альянса во главе с паладином Туралионом и магом Кадгаром подошли к Горгронду, они стали свидетелями воистину невероятного сражения. Гронны, огры и драконы убивали друг друга, не зная пощады. Тела павших жителей Горгронда застлали землю, в то время как убитые чёрные драконы висели на острых горных пиках, распятые Груулом и его гроннами. Заметив армии Альянса, Груул уже хотел было напасть и на них, но тут к нему вышел Кадгар. Он сказал гронну, что пришёл вместе со своими друзьями, чтобы победить драконов и забрать у Смертокрыла древний артефакт – череп первого орочьего чернокнижника, Гул'дана. Кадгар предложил Груулу помощь в битве со Смертокрылом в обмен на безопасный проход через земли гроннов. И Груул согласился.

Смертокрыл бьётся с Груулом / Художник: Alex Horley

Смертокрыл слишком поздно осознал свой просчёт. Объединённые силы Альянса и жителей Горгронда сокрушили чёрных драконов и уничтожили кладки с яйцами, которые должны были стать будущей армией падшего Аспекта. В ярости Смертокрыл вышел на бой лично, но даже его мощи не хватило, чтобы противостоять грубой силе, укреплённой тайной магией. Смертокрыл бросил своих отпрысков и дело последних десятилетий, убежав назад в Азерот. Уцелевшие яйца затерялись в пустынном Горгронде. Пройдёт не так много времени, и из них появится совершенно новый вид – драконы пустоты.

В то же время в Азероте красная стая отчаянно пыталась вызволить из плена свою королеву. Консорт Алекстразы по имени Кориалстраз разработал дерзкий план по проникновению в лагеря орков клана Драконьей Пасти, которые использовали отпрысков Алекстразы в качестве ездовых животных. Кориалстраз собрал небольшой отряд, отправив его в подземелья древней крепости, захваченной орками. Там герои нашли Алекстразу, после чего освободили её и остальных красных драконов. Смертокрыл тоже был там. Он потерял в Дреноре почти все яйца, и ему были очень нужны новые подопытные. Кладки Алекстразы подходили для этого идеально.

Но освобождённая королева драконов не собиралась отдавать своих детей в руки безумного чёрного дракона. Она годами терпела унижение, поставляя оркам ездовых дракончиков, и те гибли десятками ещё до того, как достигали сознательного возраста. Алекстраза вступила в бой со Смертокрылом, и на помощь ей пришли сородичи из других стай. Их предводители объединились против падшего Хранителя Земли и нанесли ему сильный удар. Смертокрыл исчез, и долгие годы его считали убитым.

Дело чёрных драконов, однако, жило.

Ониксия, едва не захватившая Штормград / Художник: Sabvenia

Всё это время мы рассматривали историю Смертокрыла как ключевую линию для всей чёрной стаи, и это логично. Падший Аспект Земли не терпел своеволия и наверняка давно убил всех, кто мог хоть как-то противостоять его планам. Более того, стараниями Древних Богов практически все чёрные драконы служили одной общей цели. Подобно сотням культистов, ожидавших своего часа в крупных городах по всему Азероту, чёрная стая смиренно ждала момента, чтобы выступить против всего мира и приблизить конец времён.

Но когда Смертокрыл исчез, драконов его стаи объяло смятение. Они по-прежнему слышали голоса Бездны, но теперь с ними не было лидера, который повёл бы драконов к конкретной цели, а от неё – к другой, постепенно приводя общий план в действие.

Некоторых драконов покорили чудовища, сотворённые Древними Богами. Других голоса Бездны увели в горы, куда десятки лет стягивались культисты. Со временем вся эта накапливаемая сила достигнет пика могущества и выплеснется на Азерот масштабной войной. Культ Сумеречного Молота, буйные шаманы, поражённые Бездной, сведённые с ума духи стихий – эти и многие другие слуги Древних Богов достойны отдельных рассказов, ведь на их историю уйдёт не мало страниц. И среди всех этих культов и армий тоже были чёрные драконы, но уже утратившие как своё самоопределение, так и какой-либо вес.

Ониксия, Катрана Престор, дочь Смертокрыла в облике человека / Художник: Maragondi

Другое дело – Нефариан и Ониксия. Два самых выдающихся отпрыска Смертокрыла, брат и сестра, притворившиеся людьми, чтобы вести свои чёрные дела. Ониксия обосновалась в Штормграде с тех самых пор, как его отстроили после разорения Ордой. Она быстро вошла в доверие к местным дворянам. Проявляя своё внимание то к одному лорду, то к другому, молодая Катрана Престор, под личиной которой скрывался могущественный дракон, выбилась в люди и привлекла внимание самого короля, Вариана Ринна.

Положению Ониксии способствовала политическая и военная обстановка. Штормград только пришёл в себя после полного уничтожения. Королевство, лежащее в руинах, нуждалось в масштабной перестройке, и Вариан не пожалел сил, чтобы вернуть родине былое величие. Вот только у дворян были свои взгляды на распределение средств в королевстве. Неудивительно, что каждый аристократ рассматривал вопросы логистики и поставок с точки зрения собственной выгоды. Такой подход очень раздражал простое население королевства, но всё недовольство компенсировалось амбициозными личностями – как среди простого люда, так и в стане дворян. В Штормграде ещё хватало тех, кто помнил величие королевства и искренне желал возродить государство. Люди, в ущерб себе и своему достатку, жертвовали силы и средства на восстановление как столицы, так и городов в округах. В Штормград стянулись ремесленники и мастера со всех уголков континента, которым пообещали щедрые выплаты в обмен на честный труд. И они трудились. Планы, поставленные на поколение вперёд, выполнили всего за несколько лет. Такой расклад устраивал большинство аристократов, но когда дело дошло до оплаты, благородные лица королевства начали воротить свои носы. Их сомнения и жадность подпитывала Ониксия, которой величие Штормграда было невыгодно. В будущем, когда должен был грянуть конец всего сущего, королевства людей не должны были дать Бездне никакого отпора.

Ониксия была убедительна. Где-то хватало одного её слова, где-то слова стали лишь прелюдиями к чему-то большему. Дворяне отказались платить работникам, и ремесленники подняли бунты. Вариан пытался удержать контроль над государством, но в то время у него родился сын, что добавило королю поводов для беспокойства. К тому же Ониксия пыталась поиграть и с правителем Штормграда. Мешала лишь супруга Вариана. Когда бунты захлестнули город и толпа разъярённых горожан подошла ко дворцу, Тиффин Ринн, любимая многими королева Штормграда, вышла к людям, чтобы успокоить их. Вдруг откуда-то из толпы в женщину полетел камень, угодивший ей прямо в висок. Тиффин упала на каменные ступени дворца замертво. Как удачно для планов Ониксии.

Художник: OKUNIE

С тех пор разговоры с бунтовщиками стали жёстче. Солдаты вмешивались в протесты. Трещина между сторонниками и противниками дворян вмиг протянулась так далеко, что через неё едва ли можно было построить хоть какой-нибудь мост. А спустя годы, когда люди начали постепенно забывать причины конфликтов, бунтари стали не более чем разбойниками. Память о причинах их злости начала угасать. А вот воспоминания о погибшей королеве жили ещё очень и очень долго.

Потерявший любимую, Вариан стал уязвим для влияния Ониксии. Король впал в депрессию, от которой его спасал только собственный сын. Единственный луч света в его жизни – юный Андуин Ринн – был одновременно тёплым и невероятно болезненным напоминанием о погибшей Тиффин. Мальчик был безумно похож на свою мать.

Любовь к Андуину могла спасти душу Вариана, и это напрягало Ониксию. Но просто так разлучить отца и сына леди Престор не могла. Во-первых, Андуин всегда был под присмотром верного товарища Вариана, Болвара Фордрагона. Бывалый воин и знатный лорд отличался крайней подозрительностью и не чаял в Андуине души. К тому же Ониксия не могла рисковать. Поэтому она поступила хитрее. Однажды Вариану нужно было отплыть из Штормграда на корабле. Чёрная драконица подослала к кораблю наг, дабы те убили Вариана. Король, однако, принимать предложение утопиться с миром не захотел. Он разделался с нагами, но попал под могущественное заклинание, которое разделило сущность Вариана на двух разных людей с одинаковой внешностью. История эта очень запутанна и интересна – настолько, что мы рекомендуем ознакомиться с ней в серии комиксов «World of Warcraft». Чтобы не портить впечатление, остановимся на главном. Вариан сумел справиться с кознями Ониксии и вернулся в Штормград. Он предъявил леди Престор обвинения в измене, и та была вынуждена превратиться в дракона. Ониксия выкрала из дворца принца Андуина и унесла его в своё логово в гиблых топях Калимдора. Вариан и его верные друзья бросились на выручку Андуину. Они убили Ониксию и спасли принца. Так тирания драконов в Штормграде была предотвращена.

Ониксии удалось очень ловко обвести вокруг пальца множество врагов. Поспособствовал этому её брат, Нефариан, поселившийся в глубинах Чёрной горы.

Художник: Blizzard Ent. 

Место, надо сказать, дракон выбрал невероятно удачное. Чёрная гора появилась в результате ритуала по призыву могущественного элементаля огня. Когда-то давно, ещё на заре существования смертных рас, тан дворфийского клана Чёрного Железа задумал проучить сородичей за одну серьёзную обиду и развязал против них войну. Вот только тан не учёл, что ничто так не сближает две стороны, как третья, в лице общего врага. Поэтому армии Чёрного Железа постепенно были оттеснены обратно к королевствам тана. Чтобы переломить ход войны, заклинатели Чёрного Железа предложили своему лидеру провести древний ритуал по призыву элементаля. Тан надеялся, что с его силой сможет обратить своих врагов в бегство. Думал об этом, сосредоточенно вычитывая сложное заклинание. Но столь велика и горяча была обида тана на сородичей, что в состоянии аффекта он слегка ошибся в формулировках. В результате вместо огненного элементаля в Азерот был призван без малого Рагнарос, повелитель всех элементалей огня, побеждённый слугами титанов ещё в доисторические времена. Недовольный столь ранним пробуждением, Рагнарос погрузился в спячку в глубоких недрах вулкана, который создал в момент появления. Предварительно Повелитель Огня на всякий случай стёр с лица Азерота города дворфов, находившиеся вокруг новообразованного вулкана. Сам же клан Чёрного Железа спасся благодаря благоразумию сородичей. Объединённая армия, желавшая искоренить черножелезников, решила развернуться и отправиться домой, посчитав, что не стоит связываться с теми, кто ради победы готов поиграть с огнём на пороховой бочке размером с горный хребет.

Впоследствии Чёрную гору облюбовали орки. Некоторые чернокнижники из Орды почувствовали могущественную силу, которая покоилась под потухшим вулканом, и отправились к нему. Элементали когда-то служили Древним Богам в качестве цепных зверей. Среди повелителей всех стихий только Рагнарос относился к такой службе, как к призванию. Он жёг то, что хотел жечь, не считаясь с мнением жалкого мира вокруг себя. Бездне не нужно было иного. Но теперь к обители Рагнароса пришёл совершенно новый народ – огры и орки. Они услышали шёпот Древних Богов и захотели прикоснуться к их могуществу, стать частью этой великой силы. Так в будущем появился культ Сумеречного Молота, с которым Азерот борется до сих пор.

Виктор Нефариан / Художник: ThunderLizard

И вот в таком необычном месте с богатым прошлым поселяется Нефариан. Он нашёл орков, переживших конец Второй войны, когда Орда проиграла и была рассеяна по Азероту. Разобщённые и потерянные пришельцы из Дренора стали отличными слугами для чёрного дракона. Нефариан постарался не сильно влиять на политику новообразованного клана. Орки считали, что строят новое общество на остатках своей расы, и такие соседи были полезны как защитники. Более того, Нефариан не стеснялся порабощать орков в качестве трудовой силы. Жизнь в Чёрной горе и за её пределами была несладкой. Ежедневно пропадавшие без вести были обыденностью, а потому никто особенно не задумывался, не пошли ли очередные собрат или сестра на лабораторный стол дракона.

К тому же орки вполне могли вырасти в силу, способную сокрушить Азерот. Когда пришло бы Время Сумерек, орки могли бы сыграть свою значительную роль.

Следом за орками Нефариан подчинил и гоблинов. Они, в отличие от орков, чаще всего попадали в глубины Чёрной горы добровольно. Гоблины, некогда существовавшие как единый народ, за века разбрелись по всему миру, сколотив свои собственные конторки. Обычно они занимались торговлей, но их постоянно тянуло изобретать. Нефариан сделал вид, что готов воплотить желания гоблинов. Некоторые из них приходили к Чёрной горе сами, других захватывали в ходе облав на караваны. Были и те, кто надеялся откопать в недрах вулкана что-то ценное, но переоценивал свои силы. Словом, в Чёрную гору вело много дорог, но из неё шла только одна и чаще всего посмертная.

Гоблины помогали Нефариану в его лабораториях. Их блестящий, хотя и малость тронутый, ум позволял проводить сложные опыты и создавать хрупкие механизмы. Без них чёрному дракону не удалось бы воплотить в жизнь первые из своих проектов. Нефариан намеревался вывести новый, совершенный вид драконов, продолжив дело своего отца. Намеревался ли таким образом чёрный дракон заслужить уважение Смертокрыла и наконец-то стать значимым в глазах родителя? Это вполне вероятно, но всё кончилось достаточно плохо.

Хромаггус, дитя экспериментов Нефариана / Официальный арт Blizzard

Начать стоит с того, что у Нефариана очень долго не получалось работать с живой плотью. Он испортил бесчисленное множество яиц самых разных стай, прежде чем научился выводить нужные виды. В теории Нефариан мечтал соединить силы драконов всех стай в одном существе, которое стало бы новой степенью эволюции. Так должны были появиться хроматические драконы. Вот только гены упорно не поддавались. Чёрный дракон мог выращивать гибридов из представителей двух или более стай, мог внедрить способности одной стаи в способности другой, но всё это не сосуществовало в гармонии, подвергая выведенных дракончиков постоянному напряжению. Неудивительно, что Нефариану постоянно не хватало подопытных. Поэтому его агенты и слуги воровали яйца и запирали в клетках дюжины дракончиков. Не менее высоко ценились и тела погибших взрослых драконов. Когда выведение из яиц не оправдало себя, Нефариан попытался работать с оживлением мёртвой плоти. Его волей в глубинах Чёрной горы сшивались тела разных драконов, которые впоследствии должны были пройти серию опытов и обрести жизнь.

Успешнее продвигались работы Нефариана по скрещиванию драконов с прочими смертными расами. Эта технология, скорее всего, была известна ещё задолго до рождения чёрного дракона, однако именно Нефариан усовершенствовал и существенно доработал её. Так на страже Чёрной горы появились четырёхметровые дракониды – гиганты с головами или телами драконов, преисполненные огромной силы. Массивные, хотя и медлительные, эти существа заняли посты лейтенантов и почётных стражей. Кстати, дракониды появлялись и подле Ониксии. Это доказывает, что Нефариан не был первым, кто использовал скрещивание видов. Или брат и сестра работали вместе?

Иронично, что Нефариану просто не повезло. Слуги Рагнароса, обитавшие в недрах Чёрной горы и на нижних уровнях вулкана, плохо ладили со своими соседями. Стараниями Мойры Тауриссан весь мир узнал о якобы несметных богатствах вулкана, и в Чёрную гору устремились армии со всех уголков Азерота. Рагнарос лично вышел против пришельцев и проиграл. А когда с элементалями было покончено, герои и наёмники обратили внимание на жителей верхних ярусов Чёрной горы. К тому же история с Ониксией не прошла для Нефариана бесследно. Люди, обозлённые на чёрных драконов пуще прочих, не желали соседствовать с такими чудовищами.

Нефариан пытался сопротивляться. Его лаборатории охраняли чудовища, у которых не было даже имени. Измученные и озлобленные жертвы экспериментов, не знавшие доброты и солнечного света, набросились на незваных гостей из внешнего мира. Немало героев нашли свою гибель в глубинах вулкана, но ещё больше их вставало под знамёна объединённых армий, собравшихся под Чёрной горой. В конце концов Нефариан пал. Его тело бросили гнить в гиблых залах, пропитанных смертью. Ошибка, из-за которой впоследствии героям Азерота придётся вновь проникнуть в Чёрную гору и сразиться уже с культистами Сумеречного Молота. Впрочем, это история уже для будущих выпусков.

Главной ошибкой всех врагов Нефариана стало то, что они не сожгли лаборатории дотла. Залы Крыла Тьмы были полны клеток с трупами, которые на поверку представляли собой туши невероятно могущественных существ. Одним из таких «сюрпризов» оказался Хроматус. Это невероятных размеров тело погибшего древнего дракона, к которому пришили головы и части тел других стай. В итоге получилась самая настоящая крылатая гидра, каждая голова которой обладала собственным разумом и умела контролировать способности своей стаи. Более того, разум Хроматуса был невероятно приумножен за счёт увеличения количества голов. И случай, когда одна голова хорошо, а много – уже страшно, полностью оправдывал ожидания тех культистов, которые решили всё-таки оживить Хроматуса.

Хроматус, погибель Аспектов / Художник: Foderah

Это случилось во времена Катаклизма. Нефариан так и не смог найти источник энергии, достаточный для воскрешения своего чудовища. Но адепты Сумеречного Молота оказались умнее. Они обманом склонили на свою сторону синего дракона, прельстив его силой Бездны, и убили его, чтобы наполнить тело Хроматуса силами защитника магии. План сработал. Хроматус ожил и, что удивительно, встретил своих «родителей» не слепой преданностью, а холодной рассудительностью.

Хроматус оказался очень умным существом. Он сказал, что готов помогать культистам, пока того требует воля создателей, имея в виду Древних Богов. А потом поучаствовал в нескольких засадах на защитников Азерота.

В частности, Хроматус столкнулся в бою с целым ударным отрядом драконов синей стаи, но с лёгкостью разметал их и едва не убил. Убежавшие синие драконы рассказали о случившемся сородичам из прочих стай. Лидерам синей, зелёной, красной и бронзовой стай пришлось объединиться и напасть на Хроматуса, который… Только этого и ждал. Чудовище встретило сильнейших представителей драконов с радостью и ответило им такой крепкой взаимностью, что Аспекты едва не погибли. Они ошибочно полагали, что должны сражаться с головой родственной им стаи, но в бою один на один каждая из голов Хроматуса превосходила Аспектов общего элемента. Тогда Аспекты решили изменить тактику, но и теперь их сил не хватало, чтобы сломить врага. Хроматус был создан как убийца Аспектов, а четыре элемента не могли бы одолеть мощь пяти объединённых. И тогда на помощь пришёл пятый Аспект, Аспект Земли. В Азероте не было дракона чёрной стаи, готового помочь драконам, но был Тралл, шаман, чья близость к стихии земли была невероятно высока. Тралл вступил в бой с Хроматусом подле Аспектов четырёх стай, и вместе они победили чудовище.

Умирая в страшных муках, Хроматус проклинал своих сородичей. Он говорил слова пророчества, которое явилось Алекстразе и Изере. Пророчества о том, что он, Хроматус, станет погибелью Аспектов. Не в этой жизни, так в следующей. Ведь убить чудище окончательно так и не удалось. Его тело, пусть и мёртвое, всё ещё переполняла энергия. Поэтому было решено спрятать тушу Хроматуса в самых охраняемых коридорах Нексуса – обители стаи синих драконов. Там его тело лежит до сих пор, ожидая своего часа.

Художник: Eornheit

Катаклизм стал последней точкой в истории чёрных драконов. С тех пор как Смертокрыл был окончательно убит, а его дети не справились с делом своего родителя, на свете осталось не так много чёрных драконов, которые сохраняли бы здравый рассудок. Пожалуй, этот вид на грани вымирания. Даже те немногие яйца, которые остались в целостности, заражены порчей Бездны. Очистить каждое из них невозможно. На данный момент это удалось всего дважды. В результате у нас есть Гневион и Смоляной Рог, два брата, которые помогли смертным расам в борьбе против Пылающего Легиона и Древних Богов. Теперь, когда прислужники Бездны побеждены, перед Гневионом и Смоляным Рогом стоят очень важные задачи. Они должны найти способ очистить и сохранить уцелевшее наследие своей стаи. Судьба целого вида, лёгшая на плечи двух ещё достаточно юных драконов. Гневион выжил благодаря жертве красной драконицы, которая очистила его яйцо в результате многолетних экспериментов, чтобы впоследствии умереть от рук Смертокрыла. Смоляного Рога нашёл Халн Крутогор, великий вождь тауренов Крутогорья, после того как сразился с израненным Нелтарионом. Гневион и Смоляной Рог познали горечь предубеждений против чёрной стаи, но выжили благодаря жертвенности. А потому кому как не им знать, что Азерот полон доброты, за которую стоит сражаться.

И теперь, когда Древние Боги пали, у чёрных драконов появился шанс вырваться из лап Бездны. Шанс обрести своё место в мире. Это далеко не вся история чёрной стаи. Есть ещё одинокие гиганты, оставшиеся в Запределье, и хитрые драконы Сумеречного нагорья, а также безумные жители глубоких пещер по всему Азероту. О них ходит много слухов, и может быть, мы расскажем об этом, когда придёт время.

Гневион, надежда стаи чёрных драконов / Художник: Cher Ro