Материал подготовила: Мироцвет.
Корректоры: Nivenor, Ysaira.
Художница: Алина Ефремова.

Таурены из-за своего миролюбия сыскали весьма специфичную славу среди прочих рас. Для отважных орков они трусливы, для троллей — неповоротливы, для эльфов... Впрочем, син'дорай ко всем относятся с пренебрежением.

Таурены издавна живут на Калимдоре. Их история и культура крайне многогранны, но сегодня мы не будем затрагивать особенности народа в целом, а поговорим об одной личности, вызывающей немало противоречий среди представителей обеих фракций.

Бейн Кровавое Копыто — вождь тауренов Мулгора, почитаемый представителями многих рас. Он — голос мудрости, сдержанности и дипломатичности в Орде, особенно, когда дело доходит до конфронтации с Альянсом.


С раннего детства Бейн наблюдал за отцом, учась у него терпеливости и выдержке. Кэрн Кровавое Копыто никогда не позволял себе необдуманных поступков, совершённых по воле эмоций. Он привёл свой народ к расцвету, объединившись с Ордой, и тем самым вдохновил своего сына.

Мальчик рос, как и прочие его сверстники, обучаясь всем премудростям жизни. К сожалению, таурены не могли похвастаться мирным существованием на просторных равнинах с изумрудной колосящейся травой. Поколениями они сражались со своими заклятыми врагами — кентаврами.

Однажды Бейн и его товарищи попали в плен к четвероногим бестиям. Всех их жестоко убили, а сына вождя, потерявшего всякую надежду на спасение, оставили гнить в клетке.

Судьба молодого таурена была предрешена: оставалось лишь дождаться приговора. Но по счастливой случайности или же по замыслу неведомых существ, на поиски Бейна отправился Рексар — полуорк, сопровождаемый верным медведем. Он вызволил пленника из лап кентавров и привёл к горюющему отцу.

Sergey Avtushenko

В последующие годы молодой таурен жил в деревне Кровавого Копыта, приютившейся близ склонов мулгорских гор на юго-западе. После нескольких лет перемирия, наступивших по окончании Третьей Войны, старые конфликты начали разгораться с новой силой, зарождая искры для новых.

Бейн, хоть и отличался миролюбием, был вынужден противостоять гноллам из племени Бледногривов, обосновавшихся в близлежащих пещерах. С другой стороны, Торговая Компания, загрязняющая окружающую среду, тоже не давала покоя. Сыну вождя пришлось обратиться к странствующим героям, дабы они помогли ему справиться с угрозами.

Ко всему прочему, в шахтах Бэйл’дуна вели раскопки дворфы, используя большое количество взрывчатки для своих целей. Бейн пытался предупредить их остановиться, ибо духи стихий обязательно прогневаются на карликов за их кощунство. Но гордый народец не внял увещеваниям таурена и впоследствии пал жертвой разбушевавшихся во время Катаклизма стихий.

Во время военной компании в Нордсколе против сил Плети, Кэрн Кровавое Копыто очень часто покидал Громовой Утёс, участвуя в многочисленных походах. Его место в это время занимал Бейн, который старался быть достойной заменой своему отцу.

После свержения Короля-лича подавляющая часть власти над тауренами была сосредоточена в руках Бейна, хотя вождём по-прежнему оставался Кэрн. Как и отец, он заботился о своём народе, проявляя небывалую мудрость и терпимость к врагам.

minsung seo

Когда корни Кошмара стараниями Фэндрала Оленьего Шлема распустились по всему миру, Громовой Утёс, наряду с прочими городами, подвергся его пагубному воздействию.

У Бейна в то время был близкий друг по имени Гам, который поддался влиянию порчи. Разум юноши исказился настолько, что в верном товарище он лицезрел кентавра. Окутанный пеленой обмана, таурен напал на лучшего друга и пал, сражённый его копьём.

Трудно вообразить, что творилось тогда в сердце Бейна. Вероятно, боль и горечь до сих пор отзываются в его сердце.

Сын Кэрна стал одним из многих героев, присоединившихся к Малфуриону Ярости Бури в борьбе против Кошмара. Он проявил не только отвагу и лидерские качества, но и непреклонную волю, не подчиняющуюся обстоятельствам.

Даже во время разверзшегося ужаса представители Орды и Альянса нашли повод для спора: Вариан Ринн, а не кто-либо другой, повёл войска против сил Ксавия. Бейн, прекрасно осознающий, что мелкие склоки лишь помогут противникам одержать верх, первым встал на сторону короля Штормграда, тем самым объединив народы.

После окончания битвы Бейн вернулся в Мулгор и принялся за восстановление разрушенных Кошмаром земель.

Когда элементали Азерота взбунтовались и принялись рвать мир на клочки, часть из них направилась на Громовой Утёс. Бейн храбро сражался с ними, защищая Вершину Духов.

Когда ярость стихий чуть утихла, новое горе сокрушительной волной захватило Бейна, испытывая его стойкость. Гаррош Адский Крик — молодой Вождь Орды с непомерными амбициями и самомнением — увидел в Кэрне дух противоречия. Не долго думая маг’хар вызвал старца на мак’гору, всей душой надеясь на победу.

Вспыльчивому Вождю было неведомо, что его в своих целях использовала Магата Зловещий Тотем. Её племя давно питало вражду к тауренам Мулгора, а потому коварная заклинательница мастерски обманула Гарроша. Перед поединком она смазала лезвие топора смертельным ядом. В пылу битвы невозможно остаться без единой царапины, а её будет вполне достаточно, чтобы сразить даже самого могучего воина.

Нельзя было придумать ничего лучше: Кэрн ослабел за считанные минуты, и дух его отправился в странствия по загробному миру.

Michael Chen

Воодушевлённая Магата напала на Громовой Утёс и отправила убийц за Бейном в деревню Кровавого Копыта. Всё складывалось замечательно для предательницы, пока она сама не познала вкус вероломства. Таурен, возглавляющий группу ассасинов, предупредил Бейна о готовящемся нападении и помог ему бежать в лагерь Таурахо, где они встретили Хамуула Рунического Тотема — верного помощника Кэрна.

Опечаленный гибелью отца и предательством Магаты, Бейн захотел вернуть мир в Громовой Утёс. Однако его собственных сил едва хватало для спасения.

Печальная правда жизни: когда нам больше всего нужна помощь, никого нет рядом. С этим столкнулся и молодой таурен. Все союзники были либо слишком далеко, либо недоброжелательно настроены, а на помощь Гарроша, разумеется, рассчитывать не приходилось. Перебрав в голове множество вариантов, Бейн остановился на одном-единственном возможном пути…

Таурен отправился в Терамор, к самому почтенному из всех возможных врагов — Джайне Праудмур. Кровавое Копыто прекрасно знал, что леди Праудмур — глас разума в Альянсе, равно как и он — в Орде.

В приморской крепости Бейн неожиданно нашёл нового друга в лице Андуина Ринна, отличающегося от своего отца спокойствием и миролюбием. Получив в дар от принца Штормграда чудесный молот, изготовленный дворфами и наполненный частичкой Света, таурен покинул город с внушительным запасом золота.

Джайна Праудмур, несомненно, не могла открыто оказать поддержку Орде. Но зато в её силах было помочь уговорить хитрых гоблинов на сотрудничество.

Бейн, искренне благодарный за оказанный радушный приём и поддержку, отправился в Кабестан за помощью к Газлоу. Смотритель города, всегда питавший уважение (насколько это возможно по меркам такого пронырливого существа) к Кэрну, продал всё необходимое для успешной осады столицы Мулгора.

Добровольцы со всей Орды встали под знамёна Кровавого Копыта. К ним же присоединились и наёмники, отправленные Альянсом.

Битва за Громовой Утёс обернулась победой для Бейна. Глядя на поверженную Магату, он впервые в жизни так сильно жаждал чьей-то смерти, что кровь кипела в его жилах, наполняя практически безудержной яростью. Однако вождь предпочёл изгнать заклинательницу вместе с преданными ей до конца тауренами.

После защиты Громового Утёса Бейн сосредоточился на Гарроше, обвиняя его в смерти отца. Адский Крик, на краткий миг почувствовавший уколы совести, с упрямством и неистовостью отрицал своё участие в планах Магаты. Не будь Бейн таким рассудительным, на арене разгорелась бы новая мак’гора. Но, помня о наследии своего отца и его желании объединить Орду, таурен присягнул на верность Вождю.

С почестями похоронив отца в Мулгоре, Бейн занял его место.

Shawn

Краткое перемирие меж двумя воинами постепенно истощалось, всё более обнажая потаённые обиды и амбиции. Гаррош, окончательно избравший в качестве жизненного кредо вспыльчивость и манию величия, начал совершать первые, ещё осторожные шаги на пути к безумию.

Потакая изысканиям гоблинов в Азшаре, он в конечном счёте нанёс непоправимый вред экологии, отчего вода стала непригодной для употребления. Даже не задумываясь об исцелении земли, Адский Крик приказал тауренам заняться водоснабжением Оргриммара.

Но Бейн не был готов молча смириться с подобным требованием. Вместе с Хамуулом он поставил Вождю ультиматум: таурены будут отправлять караваны с водой, но взамен некоторые из них отправятся наблюдать за гоблинами и их экспериментами.

Будущее Орды представлялось сомнительным товарищам. Рунический Тотем в задумчивости заметил, что их народ раньше выживал и без поддержки Орды. Но Бейн не был готов так просто отречься от наследия отца, а потому не согласился с друидом.

Караваны, протянувшиеся от Мулгора до Дуротана, очень быстро стали мишенью для свинобразов из племени Бледногривов. Бейн и Гаррош, словно олицетворяя две стороны одной медали, совершенно по-разному восприняли нападения. Адский Крик едва сдержался, чтобы не стереть наглецов в пыль при первой же возможности. А Бейн искал способ решить дело миром.

Советники таурена, однако, разделили взгляды Верховного Вождя. По их мнению, единственный и надёжный способ раз и навсегда избавиться от угрозы — развязать бойню. Скоропалительную и жестокую.


Миролюбивый Бейн не поддался ни на чьи уговоры и доводы. Его поведение отчасти наполнило чащу недоверия народа своему вождю. Среди жителей Мулгора назревало недовольство. Словно снежный ком, оно медленно нарастало, грозясь обрушиться лавиной. Ропот недовольных становился громче день ото дня: тирания Гарроша лишь подливала масло в огонь всеобщего раздражения. В конце концов, многие таурены стали поговаривать о выходе из Орды.

В поисках ответов Бейн обратился за поддержкой к Хамуулу. Верховный друид, не меньше своего предводителя озабоченный излишней агрессией свинобразов, посоветовал прибегнуть к помощи шаманов, говорящих со стихиями.

Тем временем возмущённая кажущимся бездействием Бейна, часть тауренов решилась всё же покинуть как ряды Орды, так и собственных собратьев. Даже воодушевлённая речь вождя о единой фракции не смогла вселить уверенность в сердца ропщущих.

Thiago Almeida

Как первые лучи солнца робко показываются из-за хмурых дождевых туч, так и надежда на просветление озарила жизнь Бейна. Хамуул, усердно работавший с собратьями, нашёл разгадку столь враждебного поведения свинобразов. Обезумевшие от Катаклизма создания страдали от жажды не хуже орков. Вот только никто не стал бы помогать отвратительным дикарям.

Бейн и Хамуул поспешили известить Вождя об истоках проблемы. Казалось бы, конфликт будет разрешён мирным путём, но Гаррош лишь сильнее распалился от очередного нападения свинобразов. Окончательно разгневанный дерзостью жалких убогих созданий, Адский Крик отправился прямиком в Мулгор в сопровождении отряда кор’крон.

К счастью (или нет), о прибытии Вождя своевременно узнал Бейн. В сопровождении верных воинов, он немедленно выдвинулся на помощь Гаррошу. Таурены едва поспели вовремя: измученный долгой битвой и лишённый всяческой поддержки, Адский Крик еле стоял на ногах, но не сдавался. Вызволив орка из туннелей, Бейн вознамерился решить проблему раз и навсегда.

Стоя перед сотнями свинобразов, Хамуул обратился за помощью к Матери-Земле, и из недр земли вырывался поток воды, разлившийся быстротечной рекой.

Маленькая, но кровопролитная война закончилась миром: таурены вернулись домой, а свинобразы — в свои туннели.

Glenn Rane

По канону счастливых историй усомнившиеся таурены вернулись в стан собратьев своих, а Бейн лишь укрепил свою веру в Орду.


Прошло совсем немного времени и Бейн, наряду с остальными предводителями Орды, получил приказ от Гарроша явиться в Огриммар.

Вождь созвал всех по одной причине: в его голове созрел прекрасный план по захвату Калимдора. Адский Крик был более чем уверен, что Терамор не имел права на существование, а леса ночных эльфов — отличный источник древесины, столь необходимый Орде.

Бейн, хранивший молчание в начале, в конечном счёте не выдержал и с рёвом провозгласил, что среди Альянса есть лидеры, достойные уважения. Ни Джайна Праудмур, ни её город не заслужили чести быть уничтоженными Ордой из-за глупых притязаний Вождя.

Вновь между воинами возник горячий спор, грозивший пагубными последствиями. И вновь спокойствие Бейна сохранило хрупкий, разваливающийся на части мир.


Вскоре силы тауренов покинули Мулгор, направляясь сквозь Степи к Пылевым Топям. Присоединившись к троллям Чёрного Копья, они неудержимой волной прошлись по укреплениям Альянса, убивая всех на своём пути.

Перед Крепостью Северной Стражи войска Бейна и Вол’джина присоединились к остальным силам Орды. Но только горькое потрясение ждало их впереди.

Гаррош, ведомый непомерными амбициями, кажется, совсем забыл о чести. Организовав отряд тёмных шаманов, он приказал поработить огненных элементалей — гордых духов пламени, вынужденных крушить всё подряд под гнётом магии.

Не сразу осознав происходящее, Бейн вместе со своими войсками отступил, не желая пасть жертвой безумия. Один из сокровеннейших Заветов Служителей Земли был нарушен. Кто мог смириться с таким?

Georgy Stacker

Между орком и тауреном в очередной раз завязался спор, разрывающий вдребезги остатки доверия, но ничего не решающий.

Обуреваемый сомнениями, Бейн отправился в свою палатку, приказав воинам не осквернять тела погибших солдат Альянса. Сидя в раздумьях, таурен всё больше и больше убеждался в эгоистичных, безрассудных помыслах Вождя. Не смея более мириться с положением дел, он призвал одного из самых доверенных последователей и приказал немедля отправиться в Терамор, дабы предупредить Джайну Праудмур о грозившей опасности.

После недолгого бездействия Орда вновь двинулась в путь, неуклонно продвигаясь к Терамору. В пылу битвы выяснилось невероятное: на защиту порта встал сам Калесгос — один из самых могущественных из ныне живущих синих драконов.

Словно дрогнув от известий, Адский Крик приказал трубить отступление, разгневав тем самым Бейна, потерявшего немало солдат в кровопролитном бою. Вернувшись в лагерь, таурен не преминул обвинить Гарроша во всех смертных грехах. В самом деле, жизни погибших воинов не стоили скоропалительного отступления.

Однако в этот раз Вождь самодовольно молчал, не вступая в дискуссию. А тем временем в небе над Пылевыми Топями появился дирижабль, с прикреплённой к его дну светящейся сферой. На всех парах он стремился к Терамору...

План Гарроша оказался до гениального прост: он хотел не просто уничтожить город Альянса, но полностью деморализовать противников. Какой смысл просто скинуть бомбу на ничего не подозревающий город, если можно устроить диверсию и собрать под его сводами самых выдающихся героев Альянса? После подобного удара, нанесённого всего за один день, дух неприятеля окажется сломлен.

Bayard Wu

Пока Гаррош и его приспешники отмечали радостную победу в Оргриммаре, Бейн, Вол’джин и прочие собрались в гостинице в Колючем Холме, крайне негодуя из-за действий Вождя. Впрочем, их «предательство» не осталось незамеченным: в скором времени таверну подорвал отряд кор’крон. Бейн, как и многие другие протестующие, остался в живых, но сей поступок послужил лишь очередным подтверждением падших моральных устоев Вождя.

Ход войны вскоре переломился: далеко не все герои погибли в Тераморе, и теперь, сгорая жаждой мести, они собрались под знамёна родной фракции, дабы стать вестниками возмездия.

Впрочем, одержанная Альянсом победа ничуть не смутила Гарроша. Трезвый холодок осознания не остудил его сердце, но раскалил полыхающие в нём угли до предела. Адский Крик изменил свои намерения: теперь Альянс ждало не изгнание из Калимдора, а беспощадное истребление.

Бейн, пресытившись безумием Вождя, заявил о своём возвращении в Громовой Утёс. Открыто заявив о своей позиции, он в надежде посмотрел на Вол’джина. Однако для тролля отречься от Орды означало обречь свой народ на гибель.


Когда туман над Пандарией испарился, рассеявшись тонким шлейфом, Гаррош немедленно собрал войско для изучения новых земель. Вслед за ним отправился и Бейн, отчётливо предчувствуя нечто скверное.

Опасения таурена оказались вовсе не напрасными: стараниями вождя орки стали одержимыми злыми духами ша. Оставшись контролировать действия безумца, Бейн тем временем отправил весточку о случившемся Вол’джину. Тролль, осознающий какой опасностью может обернуться непредсказуемое поведение Гарроша, попросил героев Азерота «приглядывать» за Кровавым Копытом.

Тем временем тролли Чёрного Копья наконец-то решились на восстание, но столкнулись с силами кор’крон, отнюдь не просто так относящимися к элитным войскам Оргриммара. В Дуротаре вспыхнуло откртытое противостояние и сам Вол’джин едва сумел выжить под натиском свирепых орков.

Вернувшийся к тому моменту Бейн вознамерился высвободить свой народ из Оргриммара, за последние годы превратившийся в настоящую цитадель. Вол’джин, хоть и не выказал восторга относительно предстоящего штурма, согласился оказать другу посильную помощь.

В конце концов большая часть Орды обернулась против Гарроша, присоединившись к повстанцам. Столица орков стала эпицентром разразившейся войны, запечатлённой в легендах о великой осаде.

Glenn Rane

Во время суда над пленённым Гаррошем, Августейшие Небожители решили не выносить приговор Адскому Крику самостоятельно, но устроить испытание для Альянса и Орды. Бейн вместе с Тирандой выступал в качестве защитника бывшего Вождя.

Долго терзаемый сомнениями, таурен склонился к тому, что каждый в этой жизни заслуживает шанс на искупление — даже такие монстры, как Гаррош. Проникновенные думы и речь были прерваны сумасшедшим криком орка, не считающим себя чём-либо неповинным.

Можно вообразить, как подобный поступок может в мгновение ока подкосить веру не только в свои убеждения, но и в окружающих в целом. Бейн, однако, сумел превозмочь подтачивающие душевные силы повороты судьбы, сохранив ясность разума и миролюбие.

Таурен молча и с достоинством принял решение Тралла назначить Вол’джина вождём. После обернувшегося настоящей катастрофой побега Адского Крика, он вернулся в Громовой Утёс и некоторое время пребывал там.

Так было до тех пор, пока в Гробнице Саргераса не запылал скверной пламенный портал, впустивший демонов в Азерот. Кровавое Копыто отправился на Расколотый Берег и сражался с порождениями Пылающего Легиона.

Во время нашествия войск Саргераса, Бейн по большей части продолжал исполнять обязанности вождя тауренов, хотя и встречался с героями, совершившими множество ратных подвигов в боях против Альянса.

Накануне войны, благодаря стараниям Бейна, Магни Бронзобород встретился с Сильваной Ветрокрылой. Вестник Азерот попросил её прислать лекарей для исцеления мира, а также отозвать экспедицию гоблинов, добывающих азерит из открытых ран. Вождь согласилась выполнить только первую просьбу, изящно проигнорировав вторую.

Ко всему прочему, Королева Банши узнала о переписке, которую вели Бейн и Андуин на протяжении долгого времени. По очевидным причинам Сильвана приказала прервать все связи с Альянсом, и Бейну оставалось только подчиниться. Он отправил последнее послание королю Штромграда, в котором объяснил ситуацию, и вложил в него кусочек своего рога в качестве памятного дара.

Вместе с самыми выдающимися героями Орды Бейн яростно сражался при осаде Лордерона. Как и в своё время с Гаррошем, его отношения с Сильваной Ветрокрылой сильно испортились за довольно короткий промежуток времени.

Таурен с нарастающим непониманием следил за действиями Королевы Банши. Истоки и причины войны, предательство Саурфанга, отравление порчей, как у Врат Гнева… В глазах многих Сильвана стала похожей на небезызвестного нам орка. Но Бейн продолжает хранить верность Орде, при этом ни капли не доверяя Вождю.

Поглощённый тревожащими раздумьями, таурен направился к Таланджи и попросил воскресить дух усопшего Вол’джина. Его гибель представлялась тем более подозрительной, чем больше герои о ней узнавали. Даже Бвонсамди и Болвар не смогли с уверенностью сказать, какая сила прервала жизнь тролля и помогла Сильване возглавить Орду.

Вождь тауренов участвовал в противостоянии Г’ууну и даже попытался наладить отношения с Альянсом после победы в Зулдазаре. Разуверившись окончательно в Сильване после воскрешения Дерека Праудмура, Бейн решил, что настала пора решительных действий.

В бушующей войне Бейн успел проявить себя довольно двояко. Многие считают его миролюбивой безвольной куклой, неспособной ничего сделать. Однако, хочется верить, что изучив мотивы персонажа, вы сможете понять его и изменить своё мнение о столь чудном, вызывающим уважение герое.

Алина Ефремова