Автор: Мироцвет.
Корректор: Nivenor.
Обложка: Дмитрий Савин (UUZ).


Давным-давно в Дреноре Дух Жизни пропитал мир до самых мельчайших клеточек его естества. Самые разнообразные существа наполнили планету, но несмотря на это все они отличались обилием шипов, корней и прочих образований.

Мы не будем сегодня вас вести сквозь все перипетии ныне погибшего мира. Скажем лишь то, что со временем благодаря буйству красок, расплёсканных Духом Жизни, на Дреноре появились и обыкновенные животные, не напоминающие ходячие растения. И самыми примечательными из них стали Анзу, Рухмар и Сете — три древних божества, записи о которых до сих пор хранятся на пергаментных свитках.

Рухмар — грациозная огненная птица — познала силу Света. Священное пламя окружило её сияющим ореолом, не причиняющим ни малейшего вреда богине. Сете же в противовес ей стал приверженцем Тьмы. И только Анзу, не познавший мощного прикосновения потусторонних сил, достиг всего своим умом, изучив тайную магию.

Противостоять силам господствующих в те времена Изначальных и прочих детей природы для богов не представлялось возможным. И они бы наверняка погибли, как и прочие животные, вынужденные ежеминутно сражаться за своё существование, но милостивый Дух Жизни наградил троицу крыльями. Благодаря этому божества воспарили над землёй и переселились на пик Арака.

Только Рухмар могла подняться высоко в голубое небо. Анзу и Сете не были наделены столь прекрасными крыльями. Последний и вовсе должен был спрятаться в тени Арака, с презрением глядя на свои маленькие кожистые крылья.

Многие годы боги не интересовались жизнью друг друга, словно поселившись в разных мирах. И только Сете пылал несоизмеримыми ненавистью и завистью к Рухмар. Повелительница калири — исполинского размера совы — была прекрасна и тщеславна. Сила её пламени могла спалить кого угодно. Но не это поселило мрак в сердце Сете. Рухмар могла взлететь так высоко в небо, как только сама того желала. Змей же был вынужден влачить своё существование на земле.

Душа змеиного бога окончательно обозлилась, и он решился свергнуть самовлюблённую Рухмар. Сете обратился к Анзу, дабы сплотившись они вместе низринули бы повелительницу калири. Вот только змей не знал, что в сердце властителя воронов тлеет крепкая привязанность к пылающей богине. Анзу предал доверие тёмного бога и предупредил Рухмар о готовящемся нападении.

Сете познал на себе всю ярость пламени Света: его крылья истлели под обжигающими языками белого огня. Агонизирующий змей пал на землю, где за ним пришёл Анзу. Острыми когтями вырывая глаза врага, повелитель воронов с неистовостью желал ему скорейшей смерти. Но Сете с последним вздохом проклял свою плоть…

Художник: Alex Horley

Анзу заметил, как вытекающая из тела кровь оскверняет землю, с которой соприкоснулась. Любовь толкает всех нас на воистину безумные поступки. То, что раньше казалось невозможным, отныне представляется вполне естественным и правильным. Анзу, всем сердцем желая защитить не только Рухмар но и весь мир, поглотил плоть Сете и тьма наполнила его душу и тело.

Повелитель Воронов скрылся от взора и мироощущения Рухмар. Долго повелительница калири взывала к своему сородичу. Сокрытый в мире теней, он не отвечал на её призывы, и со временем богиня сдалась. Ничто не вечно в сердцах наших. Так и Рухмар сдалась на волю обстоятельств, приняв выбор Анзу. Возвратившись в поднебесье, она решила создать из части калири «наследников Арака» — араккоа, наделив их мудростью властелина воронов и своей грацией.

Как и любое прочее творение, за птицеподобной расой нужен был бережный уход и забота. Всё созданное и пущенное на самотёк рано или поздно приходит к хаосу и разрушению. За исключением редких случаев. Рухмар, которая отдала большую часть своей эссенции на создание араккоа, стала для них божеством, направляющим сквозь пучину невежества и незнания. Именно она стала светочем просвещения, из поколения в поколения рассказываю истории про Анзу и Сете, про Свет и Тьму.

Всё это время Рухмар и араккоа пребывали в Горгронде, покинув Арак. Наконец, когда последние искры жизни стали покидать пламенеющую богиню, она воззвала к детям своим и повела их на забытую родину.

Вскоре Рухмар погибла, ярко вспыхнув в небесах, но учения её не остались напрасны. Араккоа возвели новую цивилизацию в Араке, поклоняясь и покровительнице калири, и Анзу. Апекситы (так назвали себя птицеподобные создания) разделились вскоре на два противоположных ордена. Один из них — Анхар — почитал Свет и Рухмар как его воплощение, другой — Скалакс — Тьму, пристально изучив Сетеккскую низину.

Возвышение араккоа


Араккоа оказались весьма любопытными созданиями, очевидно, унаследовав эту черту от покровителя воронов. Они с удовольствием исследовали мир вне собственной, быстро разросшейся империи, но не принимали непосредственное участие в истории Дренора. Оказавшись скорее хранителями знаний, араккоа лишь созерцали жизнь на планете и, следуя высокомерию, перенятому от Рухмар, молча наблюдали за происходящими событиями.

Апекситы выстроили многочисленные храмы и дворцы, тратя на это ресурсы природы. Их империя разрослась по всему Араку и грозила однажды вылиться за его пределы. С нарастающей тревогой за этим следил Гнарлгар — огромный древень, порождение Духа Жизни. Под своим началом он сплотил ботани Таладора и принялся взращивать Таалу — исполинского размера спорогору, которому предназначено было возглавить армию против араккоа.

Огромная армия Изначальных под предводительством Гнарлгара заставила два противоположных ордена объединиться. Былые обиды и распри были забыты, солнечное пламя и тёмные заклинания разили врагов с небес. Но усилия Апекситов были напрасны — Гнарлгар, обладая воистину великой мощью, управлял каждой веточкой в непроходимых лесах, каждый ботани беспрекословно подчинялся его зову.

Тщетно араккоа пытались пробиться сквозь армию защитников к Таалу: Изначальные яростно защищали своё творение и вынудили араккоа вернуться в небеса, с которых они снизошли.

Разбитые Апекситы возвратились в поднебесье, лишившись половины собственных сил. Отчаяние, однако, придало им вдохновение. Орден Анхар придумал новое оружие, способное принести победу. Им стало Дыхание Рухмар — механизм, преобразовывающим полыхающее пламя в единый луч. Воодушевлённые араккоа принялись за творение, укрывшись на самой недосягаемой вышине пика.

Не дремал тем временем и Гнарлгар: неимоверными усилиями он ускорил рост Таалу и поставив его во главе своей армии направил против Апекситов.

Для создания орудия потребовалось куда больше времени чем располагали араккоа. Нетерпеливый древень, пылающий нестерпимым гневом, уже направил против наследников Рухмар свою бесчисленную армию. Ужас объял бы любого свидетеля, лицезревшего огромного Таала, возвышающегося над зеленеющим пологом лесов.

Не желая погибать бесславной смертью, группа колдунов из ордена Скалакс окружила себя тенями и направилась на поиски ненавистного древня прознав, что именно он своим сознанием управляет Изначальными.

Художник: Uruno-Morlith

Араккоа напали на Гнарлгара и пали от его ярости. Но с последним своим дыханием, чародеи прокляли древня: он иссох и пал на землю безжизненной оболочкой. Смерть гиганта заставила Изначальных ненадолго дрогнуть. Порой всего один момент, один лишь миг, песчинка в потоке времени определяют ход судьбы. Смятение в рядах Изначальных стало для них приговором. Анхар вдохнули жизнь в своё оружие и уничтожили силы противников испепеляющим лучом пламени.

На долгие годы империя Апекситов погрузилась в благоденствие и процветание. Дети Рухмар посвятили себя изучению магии и приобретению новых знаний. Всё изведанное они со временем стали хранить в зачарованных кристаллах — предмет объединённых чар Анхара и Скалакса.

Храмы араккоа блистали во всём великолепии. Жрецы и заклинатели создали огромных големов, которым должно было защищать детей Рухмар от внешних напастей. Победа над Изначальными наделила Апекситов слишком уж крепкую веру в себя, но благодаря этому пик Арака достиг небывалого рассвета.

Часть жрецов Анхар, наслушавшись историй про Рухмар, отправилась на поиски её останков. Обнаружив заветное, они воскресили богиню. Однако сами не будучи наделены сверхъестественными силами, им удалось призвать над в мир лишь тень… Но и этого хватило, чтобы пламя вновь засияло над птицей, а сама она вознеслась в поднебесье над Араком.

Дух Рухмар

Казалось бы, мир навсегда воцарится в королевстве птицеподобных мудрецов. Но, как часто и бывает, семена раздора проросли среди почитателей Рухмар и Анзу. Банальная борьба за власть ожесточила их сердца. Орден Анхар начал собирать все кристаллы, на которых поколениями записывались и хранились полученные знания. Жрецы солнца решили, что только избранные достойны получать духовную пищу познаний. Скалакс, разумеется, не могли принять подобное.

Анхар не вняли просьбам тёмных заклинателей вернуть кристаллы и не утаивать наследие предков от народа. Тогда тёмные чародеи ополчились против собратьев, и магия вновь наполнила воздух, обращая в пепел всё созданное прежде.

Война достигла апогея, когда Анхар решились вновь запустить Дыхание Рухмар, дабы испепелить неверных. Заклинатели Скалакса, прознавшие о планах сородичей, обратились к тени и невидимыми проникли в храм, возведённый вокруг смертоносного механизма. Почитатели Анзу успели вмешаться до того, как пламя богини исторглось из магического механизма, но не всё прошло так, как и планировалось.

Луч действительно не смог вырваться наружу и уничтожить неверных, но вместо того бушующее неистовое пламя вырвалось наружу, прокатившись пагубной волной. Тысячи араккоа погибли, а единый Арак раскололся на отдельные пики… Эпоха Апекситов развеялась как туман под утренними лучами солнца.

Пики Арака. Художник: Jimmy Lo

Выжившие араккоа расселились по всему Дренору. От их богатой культуры и знаний остались лишь жалкие крохи, которые со временем начали собирать тёмные заклинатели. Скалакс скрупулёзно и бережно отыскивали кристалл и вскоре узнали, что значимая часть из них спрятана в Таладоре. К несчастью для араккоа в тех местах обосновались огроны — могучие исполины, поработившие огров... А не было в истории ещё народа, который ликовал бы в неволе.

Чародеи обучили рабов тайным извилистым тропкам магии. Великаны оказались на удивление способными учениками и довольно скоро подняли восстание, в результате которого на карте Дренора появилось новое королевство — Гория, названное в честь Горгора — короля обретших свободу огров.

Очень быстро правитель великанов узнал об истинных целях араккоа — поисках магических кристаллов, в которых была заключена невероятная мудрость. Маг, не пожелавший делиться подобными знаниями, быстро выгнал конкурентов за пределы своего королевства, и никакие попытки заклинателей вернуть утерянные кристаллы не увенчались успехом. Меж тем сами огры оценили всю пользу от магических реликвий и очень скоро они стали для них самым ценным предметом.

Тем временем выжившие араккоа продолжали своё существование в пиках Арака. Их культура и мировоззрение сильно изменились: о подвиге Анзу забыли напрочь, а Рухмар стали поклоняться с неистовостью и даже безумием, исказив представление об огненной богине. А тех несчастных, кто смел усомниться в справедливости жрецов солнца скидывали в Сетеккскую низину, пропитавшуюся кровью погибшего змея. Изгнанные араккоа мутировали под воздействием не исчерпавшихся чар, а их разум и тело заполняла тьма. Но самое главное — мутировавшие Изгои не могли больше летать.

Правление Терокка


За шестьсот лет до открытия Тёмного Портала птицеподобным народом правил король Терокк. В то время по соседству с детьми Рухмар поселился клан Кровавой Гривы — саблероны, которые охотились на высших араккоа. Они стали настоящим бичом для жителей Арака, но больше всех прочих стал ненавистен вожак стаи — Караш.

Арракоа никак не могли одолеть хитрых врагов. Их высокомерие сыграло злую шутку: в полной уверенности, что никакая земная раса не сможет одолеть жителей небес, Апекситы не заметили, как саблероны научились использовать гарпуны и ловушки для их поимки. Отчаяние и страх вспыхнуло в сердцах жрецов: они обратись с мольбами к Рухмар, но тишина была им ответом.

И тогда Терокк спустился на саблеронов карающей дланью. Он в одиночку смог прорвать ряды самоуверенных наглецов и тем вдохновил прочих воинов араккоа. Королю потребовалось немало времени, прежде чем он добрался до Караша. Но в конечном счёте дело было сделано, и Терокк стал истинным потомком Рухмар в глазах поданных.

Жрецы солнца с нарастающим беспокойством следили за тем, как укрепляется положение короля в народе и всеобщая к нему любовь. Раньше только Анхар называли себя детьми Рухмар. Новый статус короля червячком сомнения и зависти разъедал их души.

Не менее значимым событием стало строительство Небесного Пути — первого города, ставшего достойным наследием предков араккоа спустя тысячелетия «тёмных веков». Великолепный, он засверкал в лучах солнца, и стал новым символом возрождения Апекситов. Терокк подарил своему народу надежду…

Свержение короля


Страх и ненависть — сильные чувства. А их проявление может стать настоящим безумием, если они воцарились в сердцах целого ордена. Анхары, чья власть над араккоа значительно уменьшилась с приходом Терокка, не смогли обуздать свою алчность. Сговорившись, они скинули короля в Сетеккскую низину.

Жрецы полностью узурпировали власть, объявив простым жителям о том, что Рухмар отвернулась от Терокка, и он на самом деле не является её наследником.

Художник: Natalia Romero Núñez

Сам король не умер после падения в низину. Как и прочие Изгои, он пропитался тьмой, подкреплённый ненавистью и одиночеством. Долго Терокк бродил во мраке. Безумие грозило поглотить араккоа, но таинственный голос держал на плаву хрупкое сознание.

Низвергнутый король встретился с сородичами, которые также боролись с тьмой, изуродовавшей их тело и души. Собрав их всех под своё начало, Терокк решил обустроить новое пристанище. Им стал Скеттис — город, спрятавшийся близ пиков Арака. Изгои захватили под свой контроль и часть местных лесов, назвав их Тероккаром.

Художник: Nutchapol Thitinunthakorn

Король Изгоев так и не смог полностью избавиться от безумия. Хоть Анзу и научил премудростям тёмной магии, её сила сильно терзала душу и разум беспокойного короля. Терокк так отчаянно искал способ избавиться от проклятия, что оно толкнуло его в бездну, из которой мало кто может вернуться. Король стал приносить в жертву собственных поданных, лишь бы избавиться от гнёта сумасшествия.

С прискорбием Изгои отвернулись от своего правителя. Терокка не убили, но пленили и спрятали во тьме, когда-то ставшей пристанищем для самого Анзу. Долгое время история некогда справедливого правителя будет назидательной летописью для последующих поколений.

И грянула война


Изгои всеми силами старались не встречаться с высшими араккоа, но внимательно следили за Сетеккской низиной. И если по счастливому стечению обстоятельств низвергнутый в неё араккоа переживал падение, отщепенцы с искренней радостью помогал ему и даровали кров. Поэтому со временем Скеттис и Небесный Путь сравнялись по численности населения.

К тому моменту, как орки испили кровь Маннорота и принялись очищать Дренор от прочих рас, ненависть между высшими араккоа и Изгнанниками достигла предела. Жители Скеттиса были вынуждены веками страдать от терзающих их тьмы и безумия, в то время как надменные и горделивые сородичи нежились в лучах солнца. Поэтому они с радостью согласились помочь Каргату Остроруку расправиться с самоуверенными жителями Небесного Пути.

Художник: John Dobson

Жрецы Анхара, продолжавшие собирать волшебные кристаллы, восстановили доступ к воистину ценному знанию — Дыханию Рухмар. Они заново построили смертоносный механизм, который с лёгкостью уничтожал вздумавших напасть орков.

Каргат Острорук, которому было поручено разобраться с птицеподобной расой не был столь самонадеянным. Он понимал, что высших араккоа сможет одолеть только хитрость. Поэтому обнаружить в густом лесу, примыкающим к Араку, Изгоев оказалось для него даром свыше. Пообещав отверженным вернуть Небесный Путь, он заставил их напасть на сверкающий город.

Тёмные араккоа знали о секретах своих «светлых» собратьев. Они скрылись в тенях и стремительным смерчем прошлись по Небесному Пути, добравшись до Дыхания Рухмар. Второй раз огонь опалил небеса, вызвав сокрушительный взрыв. Пришедшие в потрясённый город орки не сдержали своё обещание. Изгои пали жертвами их ярости, а большую часть высших араккоа скинули в Сетеккскую долину. Не сложно догадаться, какая судьба ждала их там.

После нападения на Небесный Путь лишь малая часть Изгоев смогла выжить. Они обратились ко тьме как к спасению и спрятались от орков в глубинах Тероккара. Высшие же араккоа, только недавно столкнувшиеся с проклятием Сете, скрылись в Аукиндоне, воспользовавшись суеверным страхом орков — боязнью призраков. Там они с нетерпением ждали того дня, когда смогут отомстить за своё унизительное поражение.

Падение Изгоев


Когда силы Альянса и Орды ступили сквозь зеленеющую завесу Тёмного Портала, большая часть Изгоев поддалась такому же безумию, как и Терокк. Они проводили кровавые ритуалы и жертвоприношения, поклоняясь заключённому во тьме королю и пытаясь вызволить его оттуда.

И только те Изгои, что отправились в Аукиндон, сохранили насколько это было возможно свой разум. Их ненависть к оркам помогала все эти годы. Поэтому с приходом Сынов Лотара, стремящихся очистить Аукиндон от поразившей его скверны, птицеподобные помогли чужеземцам вернуть покой в полуразрушенный мавзолей.

В Скеттисе тем временем не угасали попытки вернуть Терокка к жизни. Изгоям почти удалось совершить задуманное, но в ритуал вмешались герои Альянса и Орды. Поэтому в Запределье вернулась лишь блеклая тень некогда великого короля — с которой всё же пришлось сразиться.

Победив Терокка, герои навсегда положили конец Изгоям. Те из них, что выжили, не представляют никакой угрозы и просто борются за выживание. Несколько грустная история целой расы предстала перед вами сегодня. Впрочем, кто знает? Вряд ли мы застанем возрождение империи Апекситов, но быть может, Изгои ещё станут значимыми в истории не только Запределья, но и Азерота.