Варок Саурфанг

О юных годах нашего героя не известно практически ничего. Саурфанг был рожден в клане Черной Горы, и о его юности повествует одна легенда — на своей первой охоте молодой Варок одним ударом перерубил шею оленя, но правды не знает никто.

Как ни прискорбно, но во втором томе «Хроник» о Вароке Саурфанге всего пара строк, поэтому информацию мы будем собирать по крупицам. Из них становится ясно, что Саурфанг быстро достиг уважения и занял не последнее место в иерархии клана, а в дальнейшем и во всей фракции. Он участвовал практически во всех крупных сражениях новорожденной Орды. К счастью или нет, жена смогла убедить его оставить сына на Дреноре, так как он не должен был идти по стопам отца.

Как видно из этого диалога, Саурфанг с большим уважением и любовью относился к своей жене. Разговор произошел уже после испития демонической крови и осады Шаттрата. В то время сын Саурфанга тогда либо только родился, либо вот-вот должен был увидеть свет. Очевидно, что в таком положении орчиха не пила демоническую кровь и отсюда следует, что Варок отправил ее и сына в Гарадар незадолго до открытия Темного Портала, где они и остались. Как сложилась судьба избранницы Варока в точности неизвестно. Возможно, она прожила остаток дней в мире и спокойствии, скучая по любимому мужу и воспитывая сына, или судьба оказалась к ней менее благосклонна.

Что касается самого Саурфанга, в те тёмные времена он был на войне, упивался убийствами невинных, разрушениями и прочими нелицеприятными вещами.

«Всё, говоришь? Да ты знаешь, что я видел?! Что я делал?!»

Осада Шаттрата

Одна из самых темных страниц в истории Дренора. Это событие ознаменовало окончательное падение Орды в пучину Скверны и поражение дренеев. Саурфанг участвовал в этой битве. Одним из первых он прорвался в город, наслаждаясь горячкой боя и свистом топора в сильных руках. Он был опьянен демонической кровью, как и многие другие орки.

Бой был скоротечен: Орда разрушила укрепления зелеными метеорами, вызванными чернокнижниками, и сломила сопротивление с помощью красного тумана. Что происходило дальше в горящем городе, кроме как бойней и назвать нельзя.

«Реки крови текли по улицам, храмам и дворам Шаттрата. Никому не удалось избежать зверства Орды.»

«Город пал довольно быстро. Многие солдаты Орды лежали с убитыми дренеями. Эта битва дорого обошлась оркам, но они победили.»

Общая деградация орочьих кланов мало коснулась клана Черной Горы, соответственно и Саурфанга тоже, ведь он к тому времени стал одним из доверенных лейтенантов Чернорука в Орде, наряду с Эйтриггом и Оргримом. В те года остальным оркам пришлось несладко, завоеванный и оскверненный мир умирал: цветущие джунгли стали пустыней, реки и родники высохли, земля больше не давала плодов, животные вымирали. Кланы Песни Войны и Драконьей Пасти были вынуждены употреблять в пищу собственных питомцев.

Начались междоусобицы и стычки, десятки и сотни орков погибали в таких боях. Особенно сильно пострадали кланы Белой Лапы, Красных Ходоков и Молниеносных Когтей. Другие кланы, такие как Песня Войны, Веселый Череп, Изувеченная Длань, Костеглоды и Громоборцы обезумели и стали трудноконторолируемыми, их Чернорук изгнал в дальние пределы полуострова Адского Пламени. Вождь понимал, если в ближайшее время ничего не изменится, то Орда уничтожит саму себя. И изменения произошли.

Гул’дан смог связаться с человеческим магом из другого мира и с помощью его советов открыть проход между мирами, который в дальнейшем станет печально известным Темным Порталом. Наконец-то орки ощутили, что не все потеряно, и есть шанс выжить.

Варок участвовал в каждом крупном сражении Первой Войны, он же был и во время взятия Штормграда. Затем произошел переворот и Оргрим занял пост вождя Орды, убив Чернорука. Осознание того, кем они стали и кем стал сам Саурфанг, медленно, но верно приходили к старому солдату. Но это не мешало ему выполнять роль лейтенанта в войсках Орды.

Ни одна битва не обходилась без него. Он дошел с Оргримом до самого конца, до того горького поражения и пленения. Саурфанг попал в лагеря, и здесь он уже с полной силой осознал какие преступления совершил, это его не сломило, но сделало более щепетильным в вопросах чести. Он помнил все смерти и убийства, все картины зверств, что видел во время этих войн, и видел это каждую ночь. Варок воспринял заключение как заслуженное наказание, но, как и любой истинный орк, лучше погибнуть в бою. Потому-то он и не воспротивился освобождению, что дали ему Тралл и Оргрим. За предыдущие заслуги и тактические способности, его вновь назначили одним из лейтенантов Новой Орды, и он с честью нес службу все последующие годы.

Героическая жертва Адского Крика и битва за Хиджал убедили Саурфанга в верности выбранного пути, а освобождение от пут Пылающего Легиона стало достойной наградой. Отныне Варок никогда не оставлял Орду, не бежал от опасностей и всегда был на острие всех событий. Он тренировал воинов, делился знаниями, что у него были и в итоге Тралл назначил его верховным воеводой Дуротара.

«Впервые в игре Саурфанг появился в ванилле. В Оргриммаре и провозглашал имена тех, кто принес голову Нефариана»


Алекс: Для меня Саурфанг был просто NPC, которого я воткнул в город, чтобы он служил таким воплощением орочьей силы и просто крутым орком, и чтобы был кто-то, кто выкрикивал ваше имя, когда вы возвращаетесь в город с головой Нефариана.
И потом оно просто продолжилось. Мол, он крутой, поэтому давайте добавим его в Открытие Ан’Киража, он будет командиром армии Калимдора.

Из интервью с Алексом Афрасиаби

Наверное, сейчас уже мало кто помнит, как он, стоя в центре Оргриммара, обламывал рейды Альянса на город.
Во времена Классики, Саурфанг по силе не уступал рейдовым боссам на 40 человек.

Из комментариев на Wowhead.com


Броксигар

Нельзя писать о Вароке Саурфанге и не упомянуть о его выдающемся брате, о воине-орке, который смог ранить титана. О Броксигаре.

В битве за Хиджал Брокс стал известен тем, что выжил один из всего своего подразделения, он удерживал свой пост от полчищ демонов и убивал их сотнями. Слух о нём разнёсся по всему Дуротару и за его пределами. Он стал кумиром и героем для юных орков, примером для подражания.

Сам же Броксигар Рыжий так не считал. Он раскаивался в том, что остался жив, считал себя недостойным этого. Он видел, как гибли его товарищи, один за другим, а он остался жив. Это навсегда оставило отпечаток в его душе и памяти.

Правда и жизнь его оказалась не такой долгой как у брата. Шаманы почувствовали сильное магическое возмущение, и Тралл послал Броксигара и молодого Гаскала на разведку. Гаскал погиб, Броксигара закинуло на 10000 лет назад, в прошлое.

Он оказался втянут в событие известное как Война Древних, первое крупное вторжение Пылающего Легиона на Азерот. Броксигар проявил себя как умелый и сильный воин, в одиночку стоящий многих. Орк прошел всю Войну Древних плечом к плечу с Ронином и Кориалстразом, еще одними попаданцами из будущего.

В тот момент, когда Саргерас пытался прорваться через портал в Азерот, Броксигар, дабы дать защитникам больше времени на его закрытие, прыгнул навстречу титану и ранил его в ногу. Рана, конечно, была несерьезной, но подобного не смог сделать никто из смертных до и после Броксигара. В этом бою и пал великий воин, легенда среди своего народа.

Казалось бы, больше мы о нем не услышим, но вот было выпущено дополнение «Legion», и на радость фанатам мы увидели события Войны Древних глазами Иллидана. Отрадно, когда такие персонажи не забываются, и пусть они закончили свой путь, все же являются неотъемлемой частью вселенной Военного ремесла.

В Оргриммаре Саурфанг пробыл сравнительно недолго, вскоре его навыки понадобились в пустыне Силитуса. Там под толщей песка пробуждалось зло, Древний Бог и его насекомоподобные слуги — киражи и силитиды. Атаке подверглись форпосты друидов, и они запросили помощь. Вождь Орды Тралл и регент Альянса Фордрагон заключили соглашение, назначив Варока Саурфанга главнокомандующим армией Калимдора для координации солдат обеих фракций. Пока Орда сдерживала тысячекратно превосходящего врага, Альянс прорвался внутрь и положил конец безумию Древнего Бога.

Речь Варока Саурфанга перед Армией Калимдора во время Второй войны Зыбучих Песков:

"Я - Саурфанг. Брат Броксигара. Вы знаете меня, я - главный командующий Армией Калимдора. Орк - если он настоящий воин - мечтает умереть в славном бою с заклятым врагом. Кое-кто тут уже побывал в боях. Мы живем в мире много лет. Много лет мы сидим без дела, но много лет мы сражались. В те годы - годы раздора, когда и Легион, и Плеть разрушали наши дома, убивали наших близких - эти насекомые жили у нас под ногами. Под нашими домами - и ждали. Ждали дня, когда они смогут убить наших детей. Убить все на своем пути. Все это ради их бога. А что ради наших богов? Мы пришли сюда. Мы защитим их. Все, как один. Едины. Мы сломим их. Их бог умрет. Наша смерть сегодня будет значит смерть всех орков. Наша гибель - это гибель наших детей. Наших стариков. Наших... близких и родных. Кому нужна такая смерть? Такая честь?"


После победы над инсектоидами Саурфанг вернулся к прежним обязанностям в Оргриммаре и, впечатлившись умениями воинов Альянса, решил создать новую структуру войск Орды, элитное подразделение Кор’Крон. Процесс создания шёл полным ходом, уже начали появляться первые опытные бойцы, когда произошло событие мировой важности — в Оргриммар пришли послы доброй воли от некогда враждебной нации, эльфов крови. Проводниками между Ордой и Кель’Таласом выступили Отрекшиеся.

Новые гости принесли прошение о вступлении в Орду и новости о некогда родном мире орков, Дреноре, ныне зовущемся Запредельем. Союз был заключен, но с походом на ту сторону Темного Портала Орда не торопилась. Так было до тех пор, пока демоны Пылающего Легиона вновь не открыли проход между мирами и не обрушились на города Альянса и Орды. Атаки не были массированными, но этого было достаточно для мобилизации войск и контратаки. Так орки вернулись в свой давно брошенный мир…

На другой стороне развернулась масштабная война демонического Пылающего Легиона и армий Орды и Альянса, шаг за шагом в тяжелом противостоянии ордынцы прокладывали путь по Полуострову Адского Пламени. Каждый шаг давался немалой кровью, но в конце концов Орда закрепилась на полуострове, основав Траллмар и заручившись поддержкой неожиданного союзника, маг’харов.

Маг’хары — потомки орков, оставшиеся на Дреноре и никогда не подвергавшиеся воздействию скверны, в следствии чего и сохранившие древние шаманские традиции и изначальный цвет кожи. Вначале маг’хары отнеслись к новоприбывшим оркам с подозрением, памятуя о зверствах прошлого, но увидев в их действиях честь и доблесть, а также возвращение к орочьим традициям, поменяли свое мнение.

Для Варока это событие было намного более важным, чем просто воссоединение со старыми сородичами. Среди маг’харов он встретил своего сына, которого уже и не чаял увидеть. Это стало истинным подарком судьбы, бальзамом на израненную душу старого ветерана.

После всех событий и побед в Запределье Орда вернулась на Азерот, в свой новый дом, забрав многих из маг’харов с собой, в том числе Гарроша Адского Крика и Драноша, сына Саурфанга.

Верховный полководец Кромуш -также один из маг’харов, точную принадлежность к клану не известна, один из доверенных командиров Гарроша, присматривал за Отрекшимися и Сильваной. Сейчас командует отделениями армии Орды в Зулдазаре. Очень интересная личность, с учетом того, что он до сих пор жив, а значит не являлся ярым сторонником Гарроша, не участвовал в осаде Оргриммара и явно в курсе многих мотивов и планов Королевы банши. Приятно видеть, что такие персонажи возвращаются, и очень надеюсь, что история этого персонажа продолжится.

Варок долго противился тому, чтобы Дранош присоединился к ним, памятуя о клятве, данной покойной жене, но в итоге сдался. Ведь Орда уже не та, что была во время исхода, честь для них не пустой звук, традиции возвращаются, проклятие крови схлынуло. В итоге Саурфанг уступил. Его сын попал в новую элитную гвардию Орды, Кор’Крон и со временем дослужился до высокого поста, благодаря не столько отцу, сколько собственным качествам: силе, доблести и стратегическому уму. Правда, как и все юные орки, он был горяч и поспешен в своих стремлениях, но для их народа это было нормой.

Поговаривают, что Саурфанг лично занимался его обучением. Старый солдат много пропустил в жизни своего сына: первые шаги, первое слово, первую охоту и бой. И сейчас наверстывал все это ускоренными темпами. Вероятно, это было самое светлое и спокойное время во всей его непростой жизни.

После отражения нападений нежити, неожиданно наводнившей Азерот и атаковавшей столицы двух фракций, стало очевидно, что Король-Лич, до того затаившийся у себя в Нордсколе, приступил к реализации финальной части своего плана по уничтожению всего живого. Ответ Орды и Альянса не заставил себя долго ждать. Были снаряжены две экспедиции: первая - Экспедиция Отважных от Альянса, под командованием Болвара Фордрагона и вторая - Армия Песни Войны, с Гаррошем Адским Криком во главе, состоявшая из элитных частей Кор’Кронской гвардии. Сюда же входили оба Саурфанга, отец и сын.

Гаррош мастерски управлял остатками ярости, что кипела в жилах орков, из-за этого Саурфанг недолюбливал его, опасаясь возвращения прежних времен. Варок всеми силами, что мог, ограничивал Гарроша, смягчая его действия. В результате, Саурфанг отправил на штурм Врат Гнева не Гарроша, а своего сына, дабы не допустить лишнего кровопролития и не нарушить шаткий мир, установившийся между фракциями.


Диалог в крепости Армии Песни Войны

Саурфанг: Мы окружены... Враги наступают со всех сторон, юный Адский Крик. Плеть надвигается с севера, как саранча. Альянс удерживает единственный безопасный морской путь в этой местности, и даже он может быть потерян в этой проклятой дымке. Наш единственный жизнеспособный порт снабжения - в руках Отрёкшихся и находится на другой стороне проклятого материка! Всё, что не могут поднять цеппелины, нужно привозить на кораблях и тащить до нас через весь Нордскол.

Гаррош рычит.

Гаррош: Морские пути... снабжение... Ты мне до смерти надоел! Нам ничего не нужно, кроме воинского духа Орды, Саурфанг! Теперь, когда мы прочно окопались в этой замёрзшей пустыне, нас ничто не остановит!

Саурфанг: Осадные машины, боеприпасы, тяжёлая броня... Как ты предлагаешь разбить стены Ледяной Короны без них?

Гаррош: Предлагаю? Я тебе покажу, что я предлагаю!

Гаррош сносит фигурки и флаг, обозначающие на карте Крепость Отважных.

Гаррош: Вот... Вот у нас и морской путь. И так, на всякий случай...

Гаррош сносит фигурки и флаг, обозначающие на карте Крепости Вальгард и Вестгард.

Саурфанг: Смотрите-ка, заговорил блудный сын! Кровь твоего отца сильна в твоих жилах, Адский Крик. Как всегда, нетерпелив... Нетерпелив и опрометчив. Ты бездумно бросаешься в настоящую войну, не помыслив о последствиях.

Гаррош: Не говори мне о последствиях, старик.

Саурфанг: Я испил той же крови, что и твой отец, Гаррош. И моё сердце тоже гнало по жилам проклятый яд Маннорота. Я вонзал своё оружие в тела и души врагов. И, хотя Гром и погиб славной смертью - освободив всех нас от проклятья крови - он не смог стереть ужасной памяти о нашем прошлом. Его деяние не стёрло тех ужасов, что мы совершили.

Саурфанг: Зимой, что пришла после снятия проклятия, сотни орков-ветеранов, таких, как я, погрузились в отчаяние. Да, наши души были свободны... Свободны вновь и вновь переживать всё то немыслимое, что мы сотворили под влиянием Легиона.

Саурфанг кивает.

Саурфанг: Я думаю, хуже всего для большинства были крики дренейских детей... Этого не забыть никогда... Ты когда-нибудь бывал на свиноферме? Когда свиньи в том возрасте, когда их забивают... Вот этот звук. Визг забиваемых свиней... Он сильнее всех отзывается в памяти. Это время тяжко выдержать нам, старым ветеранам.

Гаррош: Но ты же не думаешь, что эти дети так и остались бы невинными? Они бы выросли и повернули оружие против нас!

Саурфанг качает головой.

Саурфанг: Я говорю не только о детях наших врагов...

Саурфанг: Я не позволю тебе повести нас вновь по той тёмной тропе, юный Адский Крик. Я сам тебя убью, прежде чем наступит этот день...

Гаррош: Как ты сумел прожить так долго, Саурфанг? Не пав жертвой собственной памяти?

Саурфанг: Я не ем свинину...

Саурфанг сплёвывает.


Письмо Саурфанга

Если ты читаешь это письмо, значит, с тобой все в порядке – во всяком случае, с твоим зрением.
Прошу прощения за секретность, но Агмар установил жесткий контроль за корреспонденцией – слишком уж много тут развелось воров и шпионов, как ясно следует из плакатов "Разыскивается". А я хотел обсудить с тобой крайне деликатные вопросы, которые могли бы быть неверно истолкованы новыми стражниками.

Для солдата Орды потеря – это все. Потеря – это смерть, и ее не избежит никто из нас. Мы можем только надеяться, что покинем мир с честью и достоинством.

Но победа... Победа многозначна. Как ты уже сам мог убедиться, Кор'крон набрал полную силу. Вождь отправил свой элитный отряд воинов, чтобы обеспечить нашу победу в Нордсколе. Вместе с тобой и другими героями они теснят Короля-лича и его войска к неизбежной пропасти поражения. С каждым убитым тобой противником мы еще на шаг приближаемся к достижению нашей цели – избавить мир от Артаса и Плети.

Но здесь кроется сложная дилемма. Видишь ли, наши войска в Нордсколе возглавляет молодой Адский Крик, и его победы воодушевляют войска Орды по всему Азероту. К несчастью, Адский Крик действует слишком грубо. Хотя каждая выигранная битва оправдывает его методы, она так же подводит его все ближе и ближе к тому месту, куда не ступала наша нога уже многие десятки лет: к средоточию тьмы.

Я послал своего сына принять командование нашими войсками у Врат Гнева. Я знаю, что он будет сражаться достойно, и храню в сердце надежду на то, что его смелость не останется незамеченной среди наших войск. Он – моя душа и мой меч, разящий врагов в тех краях, где я быть не могу...Ты же будешь моими глазами и ушами. Вместе мы добьемся победы.

Кровь и гром... Пусть они ознаменуют твое появление.

Kornelia Mikoś 

В судьбе Саурфанга переломный момент наступил после Битвы у Врат Гнева. Именно там от рук Короля-лича пал его сын. Событие сильно ударило по старому солдату, хотя он и не подал виду. Это хорошо было заметно, когда герой вернул Вароку его старую броню, ту, которую в последние моменты своей жизни носил Дранош.

Тьма зашевелилась. Произошло трагическое событие, которое никто, кроме Вневременного, не мог предвидеть. Скоро твой народ охватит злоба и ненависть. Приближается война.
Красные драконы сделали все, что было в их силах. Теперь все зависит от смертных рас Азерота. Увы, твое путешествие начинается со страданий. Сегодня отец потерял свое дитя. Тебе предстоит стать вестником, приносящим скорбные новости. Собери вооружение Саурфанга и отнеси его Саурфангу Старшему.

Лицо Саурфанга исказилось.

«Мое сердце ... моя сила ...»

Саурфанг смотрит в небо.

«Как и Брокс, мой сын умер героем. Не оплакивай его. Для орка нет лучшего конца! Нет большей чести! В этот момент мое сердце переполняется гордостью.
Я благодарю вас за возвращение нашей боевой брони. Она будет установлена на его погребальном костре, в Награнде.
Мы должны полностью сосредоточиться на более насущных вопросах.»

Он до конца остался предан Орде и Траллу, сопровождая его в осаде Подгорода и руководя штурмом Цитадели Ледяной Короны. Во время штурма ЦЛК Варок дошёл с войсками и ударным отрядом героев до Подъема Смертоносного, где вновь встретил своего сына.

Магия Короля-лича подняла Драноша в виде одного из самых сильных слуг Плети - рыцаря смерти. Орк взял себе новое имя - Саурфанг Смертоносный. После долгого и тяжелого боя Варок убил собственного сына. А затем на руках унес его из Цитадели. Дальше штурм проходил без него.


Bayard Wu

Варок Саурфанг: Кор'крон, вперед! Герои, будьте осторожны! Плеть...

Саурфанг Смертоносный: Присоединяйся ко мне, отец! Присоединись, и мы сокрушим этот мир во имя Плети! Во славу Короля-Лича!

Варок Саурфанг: Мой мальчик погиб у Врат Гнева. Я здесь, чтобы забрать его тело.

Саурфанг Смертоносный: Упрямый и старый. Да на что ты надеешься? Я гораздо сильнее, чем любой из встречавшихся тебе.

Варок Саурфанг: Мы назвали его Драношем. Это означает - "сердце Дренора" на орочьем. Я не позволил чернокнижникам забрать его. Мой мальчик оставался в безопасности, сокрытый у старейшин Гарадара.

Варок Саурфанг: Я пообещал его матери перед её гибелью, что я пройду через Тёмный Портал один. Выжил бы я или погиб - мой сын остался бы целым. И чистым.

Варок Саурфанг: Сегодня я исполню это обещание.

Варок Саурфанг атакует противника.

Саурфанг Смертоносный: Жалкий старик! Ну же, герои, нападайте. Узрите силу Плети!

Саурфанг Смертоносный: ВО ИМЯ КОРОЛЯ-ЛИЧА!!!

Саурфанг отнес тело Драноша в Награнд, где и похоронил, рядом с его матерью.

В рейде Цитадели Ледяной Короны, Саурфанг одет в броню Т10, но в недавнем ролике «Старый Солдат» он показан в своем обычном виде, в перерисованной на новый лад Броне Мощи. Ошибка ли это или сознательное допущение?..

После этого Саурфанг надолго выпал из крупных событий и практически не проявлял себя. Возможно, он где-то уединился или как обычно занимался своими обязанностями в Оргриммаре и в Крепости Армии Песни Войны.

Минул Катаклизм, в Орду влились новые кланы орков, такие как клан Драконьей Пасти и остатки клана Чёрной Горы. Также к орде присоединился Картель гоблинов, много лет занимавший нейтралитет.

Власть нового вождя Гарроша крепла и росла, как и его вспыльчивость, нетерпимость. Больше некому было сдержать его порывы, Тралл был далеко, Саурфанга, по-видимому, тоже не было рядом. В итоге все это вылилось в полномасштабную войну с Альянсом, уничтожению Терамора, осквернению новооткрытого материка Пандарии, а впоследствии к осаде Оргриммара войсками Альянса и повстанцами Черного Копья под управлением Вол’Джина.

Здесь вновь появляется Варок Саурфанг, он совместно с Траллом проник в осажденный Оргриммар, столкнулся с жестким сопротивлением и был тяжело ранен. Герои помогли ему, а потом остановили Гарроша. Осада Оргиммара оставила тяжелый след в истории Орды, множество крепких, смелых и достойных солдат пали в этой гражданской войне, убивая друг друга, хотя ранее они сражались плечом к плечу…

Гаррош должен был быть осуждён за свои преступления, однако, ему удалось сбежать, с помощью одного из бронзовых драконов - Кайроздорму. Последний привел его на альтернативную версию Дренора, на 35 лет назад, в те времена, когда орки должны были испить крови демона. Гаррош помешал этому, убедив альтернативного Громмаша объединить орочьи кланы и повести их войной на родной Азерот, дабы захватить его. И вновь Темный Портал открылся — оттуда пришла Железная Орда, армия хорошо вооруженных и обученных орков.

Мир отреагировал на эту угрозу. Войска Альянса и Орды проникли на параллельный Дренор, разрушили Тёмный портал и основали гарнизоны. Войска Орды расположились в землях дружественного клана орков - Северных Волков.

Вновь Саурфанг принял на себя роль координатора войск, умеючи управляя отрядами и направляя их на уязвимые цели. Под его руководством герои уничтожили силы враждебно настроенных фракций, например, остатки Горианской Империи. Они остановили конвейер Черной Горы и прорвались к Цитадели Адского Пламени. В конце концов, угроза Железной Орды была пресечена, затем и новоявленная угроза демонов была остановлена, даже великий полководец Пылающего Легиона, Архимонд, пал.

Но все же триумф не был полным. Гул’дан из альтернативной вселенной смог проникнуть в наш мир, и сделал то, что не смог его предшественник. Чернокнижник, находясь в нашей временной линии, призвал Пылающий Легион на Азерот.

Саурфанг в срочном порядке вернулся на Калимдор, где принял руководство отрядом, защищавшим Перекресток в Северных Степях от вторжения Пылающего Легиона. Затем в составе войск Орды он участвовал в самоубийственной высадке на Расколотый Берег. Ее итогом стала гибель глав обеих фракций.

Этого простить Саурфанг себе не мог, позор для любого командующего, неподготовленная атака без оценки сил противника, без разведки. Он решил действовать другими методами — отправиться в одиночку на Расколотый Берег и разведать уязвимые места для дальнейшей атаки. В одиночку не получилось, Эйтригг отправил к нему героя-воина. В пути противовоздушная оборона легиона сбила героя и Саурфанга, в результате чего герой оказался на острие атаки врайкулов — на укреплении Пылающего Легиона. Однако обоих спасла вовремя подоспевшая валькира, унеся их в Небесную Цитадель Одина.

Позднее Саурфанг вернулся в столицу Орды для координации и защиты города от атак демонов.

Еще раз мы встречаем его в ходе выполнения задания на перековку Стромкара в топор. В нем герой участвует в дуэли с Саурфангом.

Наши дни…

Из последних событий Саурфанг участвовал в координации отдельных отрядов в Силитусе, командовал армией Орды в Войне Шипов, вел войска в бой через Ясеневый Лес и сражался на Темных берегах. Изначально Саурфанг не хотел этой войны, но Сильвана смогла убедить его в ее необходимости.

На Темных берегах Саурфанг появился в разгар дуэли Королевы банши и Малфуриона, сильно ранив последнего в спину броском топора. Осознав, какое бесчестное дело совершил, Саурфанг остановил свою руку (либо это было вмешательство высших сил) ровно настолько, чтобы Тиранада успела унести своего мужа в безопасное место.

Этот поступок Сильвана истолковала как слабость и решила лишить Варока надежды и мотивации другим способом, более ужасным. Она сожгла Тельдрассил.

Это стало ужасным шоком для орка и напомнило о тех зверствах, что совершала Старая Орда вместе с ним в Шаттрате, в Штормграде. Саурфанг начал осознавать, насколько свернула с верной тропы его фракция, и это угнетало его день за днем. Все самые тяжелые воспоминания всплывали в его памяти: гибель сына, собственные прегрешения, сожжение Древа. Можно сказать, что это подвело его к решению погибнуть, свести счеты со своей затянувшейся жизнью. Можно с уверенностью предположить, что для Саурфанга видеть действия Сильваны было подобно потере всей своей семьи, ведь кроме Орды у него не осталось никого. Именно об этом ему напоминает тролль-шаман Зекхан, сын Хакази. Что та Орда, в которую он поверил, не пропала, что она всё еще там, и это укрепило его дух настолько, чтобы прожить еще день.

В битве за Лордерон Саурфанг руководил эвакуацией и первыми этапами защиты города. После того как он увидел, что Сильвана не щадит ни своих, ни чужих, заливая все чумой, он наконец решил для себя, кто является корнем всех бед. Все действия вождя шли в разрез с личными убеждениями и клятвами, что он когда-то дал.

Саурфанг в одиночку вышел против войск Альянса и противостоял им. К его удивлению, его не убили — Андуин высоко ценил старого солдата, ведь, по словам его отца, Саурфанг являлся оплотом чести среди орков, да и всей Орды. Как выясняется в дальнейшем, сам Саурфанг не мог сразится с Сильваной и думал, что Андуин сможет остановить её, но этого не случилось.

В конце беседы орк и король Штормграда достигли молчаливого согласия, и Саурфанг был освобожден, дабы противостоять Королеве банши. Многие в Орде, узнав об этом, посчитали поступок Варока трусостью и предательством, другие были солидарны со старым орком. Сильвана живо напомнила Саурфангу о методах старой Орды, методе выжженной земли, она напомнила ему обо всём, о чем он не хотел вспоминать. «Это бесчестно!»- сказал он, а с бесчестьем в своей Орде старый солдат готов бороться любым способом. Пусть даже для этого придется прослыть предателем.

Как будет разворачиваться его судьба и его противостояние с Сильваной мы пока не знаем, но будем за этим следить.