Шлюпки быстро добрались до «Буревестника», где всю команду уже встречал старый гном на своей механокурице. Эльфы крови быстро подняли своего командира, который находился без сознания. Для раненых уже была приготовлена комната, где расположили еще и Лору Ториевую Шпильку. К чести сказать, девушка уже пришла в себя и отказывалась от какой-либо помощи, чтобы лично помогать Локтинию и другим членам экипажа, которым досталось в битве с наемниками Хала.

Поднявшись на борт, команда тут же взяла под охрану трех незнакомцев. Черный Холм также держал руки на своем топоре.

—В трюм их, — произнес Элиас, — Они мне интересны, но наша задача не упустить главного работорговца Азерота. Эй, в «гнезде», ты их видишь?

За вахтенного ответил старик на механической курице:

– Мальчик мой, его дирижабль держит путь на восток, в сторону Калимдора. В подзорную трубу его уже почти не видно, только маленькая точка на горизонте. И не надо забывать хороших манер, эти трое ведь твои гости, а не пленники? Я не ошибаюсь?

Элиас смутился. Внезапно, раздался крик одного из матросов, который обыскивал гостей. Из—под плаща человека, его укусил старый знакомый всей команды. Это был зачарованный сапог, клетка которого крепилась прямо к поясу. Человек поспешил снять с себя клетку и поставить ее прямо на палубу.

— По-моему, это ваше… — сказал человек, и положил клетку перед собой, сняв ее с пояса. Сапог дожевывал сорванную с рукава ткань. Вся команда удивилась и была рада снова видеть это необыкновенное существо.

Старый гном начал перебирать различные линзы и в какое—то мгновение ахнул. То ли от испуга, то ли от удивления.

— Нам не догнать дирижабль, если, конечно, наши гости нам не помогут, — сказал гном, чем озадачил всю команду.

— Да кто они такие! — взревел таурен Холм, грозно подходя к троице.

— Убрать оружие! — крикнул старый гном, — Перед нами драконы трех стай.

Удивлению собравшихся не было предела. Элиас впервые видел драконов с достаточной магией для перевоплощения. А это значило, что перед ними стояли весьма грозные противники, которые при желании, могли бы уничтожить корабль и его матросов, просто приняв свой истинный облик и спалив все дотла.

Вся команда, включая Элиаса и Черного Холма, преклонила колени в знак великого уважения.

— Слишком много чести, — сказал тролль из троицы, — займитесь ранеными, а нам с тобой предстоит долгий разговор, — обратился к капитану тролль-дракон с синеватым оттенком кожи.

По приказу капитана, матросы уже начали раскрывать паруса, как вдруг раздался свист вахтенного дежурного, с криком «Воздух», вызвав небывалую суматоху. Тем временем, на палубу приземлились белогривый грифон и серого цвета виверна.

— А вот и транспорт подоспел! – восхищенно воскликнул старый гном. – Приветствую тебя, дивная Альтеракская Лилия и тебя Милайя.

Дренейка с широким двуручным мечем на костяной рукоятке поклонилась гному и присутствующим. Орчиха Дорма, по традиции, ударила кулаком в грудь, в знак приветствия. Первой заговорила Милайя.

— Мы не могли оставаться в стороне, особенно, когда узнали вас там, на арене, — начала она.

— Моя честь и моя жизнь принадлежит вам с тех пор, как я была спасена, — добавила Дорма, — и прошу, просто Дорма или Лилия. Я никогда не была в Альтераке. Это имя дал мне отец.

— Хорошо, но где же ваши спутники? – спросил таурен Черный Холм, на что обе девушки понуро опустили головы.

— Они не смогли преодолеть стену ненависти, которая воздвигнута между расами, — сказала с грустью дренейка.

— Там, на арене Гурубаши, они дрались за свою честь. Мы же явились добровольно, потому что хотим помочь, — добавила Снежная Лилия.

— Отлично! – воскликнул старый гном, — кавалерия нам не помешает! Поднимайте мой планер и запасы взрывчатки, попробуем приостановить махину Халло, — А ты, Элиас, добавь ветра нашим парусам.

Элиас прикоснулся к камню, висящему у него на шее много лет, и легкий морской ветерок изменился. Наполнив все паруса, ветер запел свою заунывную песню, рассекаясь о мачты «Буревестника». Из трюмов уже был поднят механический вертолет гнома и несколько ящиков различных взрывчаток, петард. Здесь были «шутихи» с различных праздников мира. В форме тыкв, снежков, сердечек, различных механизмов и многие другие.

— Таким арсеналом можно было бы разнести и весь наш корабль, — сказал Элиас.

— Да ладно вам, я все контролировал. Знал ведь, что когда-нибудь пригодятся, — с ухмылкой начал отмазываться старик, — Что застыли? Разбираем!

Дорма принялась крепить взрывчатку к своим стрелам, попутно рассовывая различные магические бомбы по карманам. Милайя набивала две подвесные сумки, когда к ней присоединился Черный Холм. Таурен также выразил желание лететь вместе с ней, на что получил утвердительный кивок головы. И вот, когда все были готовы, гном завел свою машину и вертикальным взлетом с «Буревестника» обозначил воздушную атаку на удаляющийся дирижабль их врага. За ним в воздух поднялась Дорма Снежная Лилия и Милайя с тауреном Черным Холмом.

Вглядываясь в спины удаляющихся друзей, сын Солнечной Тени, ставший капитаном морского судна, приказал команде следить за горизонтом, и докладывать обо всем ему немедленно. Сам же, с тремя драконами в образе человека, тролля и ночного эльфа проследовал в свою каюту, по дороге заглянув к Торе и Локтинию.

— Непростая рана, — осмотрев командующего эльфами крови, сказал синий дракон, — ко всему прочему, еще и какой-то яд.

— Не может быть, — парировала Лора, — я обработала рану всеми известными антидотами.
— Ааааа, Ториевая Шпилька, — синий дракон сделал кивок в ее сторону, а затем обратился к солнечной тени, — Элиас, мы должны спешить, иначе вашего друга уже не спасти.

Эльф крови указал на свою каюту и пустил всю троицу, выставив у дверей часовых. На его столе, в стеклянной банке, бился огонек Нордрассила, освещая всю комнату легким синеватым сиянием.

— Я вас слушаю, —сказал Элиас, усевшись поудобней в свое кресло, — Мне очень интересно знать, кто вы такие. Нет, даже не так, ведь мой старый наставник уже выяснил, что вы не совсем те, за кого себя выдаете. Я, конечно, держал в руках, спасенные нами драконьи яйца, но с живыми драконами, а тем более с такими, что они способны к превращению, я сталкиваюсь впервые, — Элиас сделал жест рукой, призывая присутствующих поддержать разговор, — …И-и-и?

— Ах да! Меня зовут Тиригард, моего среднего брата в облике ночного эльфа Эоманий, и нашего младшего Арит, — представился синий дракон.

— Откуда вы? И как три дракона разных стай оказались вместе? Что вам нужно от меня и моей команды? Как мне спасти Локтиния?

— Давай все по порядку, — сказал дракон по имени Эоманий, с темным оттенком кожи, — Откуда мы? Это будет объяснить очень сложно…

— Мы же на Азероте, думаю вам будет сложно меня удивить, — перебил его Капитан «Буревестника».

— Арит, карту.

Человек достал из небольшой походной сумки просто огромный свиток, который явно бы туда не поместился. «Что-то типа бездонной сумки», — восхитился про себя Элиас. Положив свиток на стол капитана, братья втроем развернули его, явив старую карту.

— Это невозможно, — только эти слова и смог произнести потомок Солнечной Тени…


Поднявшись над облаками, герои в считанное мгновение оставили корабль позади в виде маленькой точки и клином двинулись в сторону дирижабля, который приближался с огромной скоростью. Черный Холм даже закрыл глаза и сильнее прижался к наезднице белогривого грифона.

Перед самым дирижаблем, на расстоянии полета стрелы, они остановились по сигналу старого гнома.

— Наша цель — один из четырех винтов или двигателей. Берём левый задний и взрываем его. Как только закончится боекомплект летите обратно. Почувствуете опасность – летите обратно! Я прикрою палубу. Поехали, — и с этими словами старый механик начал набирать высоту, чтобы потом спикировать на указанный двигатель. Остальная команда последовала его примеру.

Первые три взрыва прозвучали как раскат грома, но гигантский винт даже не замедлил своего движения, зато на палубе началась суматоха. На мгновение даже показался хозяин, но быстро исчез внутри защищенной части машины.

На нападавших посыпался град стрел из луков и арбалетов, которые, впрочем, были всегда далеки от цели. На очередном заходе, старый гном осыпал палубу танцевальными шутихами, из-за чего наемники побросали свое оружие и пустились в пляс.

— Это надолго их не задержит! Дорма! Нужны твои стрелы с ледяными запалами! — прокричал гном.

Кивнув ему в ответ, орчиха дернула свою виверну и набрала высоту. Ловким движением в состоянии стопора, она пустила стрелу прямо в указанный винт. Произошел хлопок, и винт остановился, скованный льдом. Дирижабль слегка накренился и чуть сбавил ход.

— Пора! — выкрикнул гном и начал расстреливать весь свой арсенал в ледяную глыбу, которую еще мгновение назад было не остановить. Таурен кинул последнюю взрывную тыкву, после чего огромный вентилятор печально скрипнул, затем вспыхнул и навсегда отвалился от своего огромного тела, поглощенный морской пучиной.

Внезапно, что-то просвистело с неимоверной скоростью мимо таурена.

— Мортиры! – закричала Дорма, — Возвращаемся на корабль!

Развернувшись, они направились обратно. Но тут раздался крик Милайи. Одно копьё пронзило тело ее гипогрифа, и теперь они с тауреном падали прямо в море.

— Не успеем, — только и сказал гном, когда Дорма пустила стрелу мимо них, создав взрыв, чьи волны сгладили падение двух товарищей.

Подлетев к поверхности, старый гном сетью своего механического аппарата выловил еле живых несчастных, и они снова отправились на «Буревестник»


— Хозяин, мы потеряли четверть мощности и медленно, но все же снижаемся.

— Где мой инженер?!

— Был убит взрывом, хозяин.

— Будите червя, я хочу, чтобы от этого мерзавца и его друзей ничего не осталось…
В нижней части дирижабля открылся погрузочный люк, и в его отверстие еле пролез огромный червь. Его рот был круглый и содержал еще несколько таких же внутренних кругов, усыпанных острыми зубами. Как только туша чудовища вывалилась вниз, оно раскрыло четыре прозрачных крыла и очень медленно начало планировать вниз к морю, почему-то быстро набирая вес и объемы.


Все еще шокированный увиденной картой, Элиас не мог подобрать слов.

— О нет, — вскрикнул Арит, — мы все в большой опасности! Это чудовище движется прямо к нам!

Остальные драконы сильно взволновались.

— Готовь команду к бою, Солнечная Тень, наш брат иногда чувствует природу существ. И его слова, не пророчат ничего хорошего.

— Как будто могло быть по-другому, — ответил Элиас, схватив свой меч, и выбежал из каюты, вместе с гостями.