Что мы знаем о гноллах?

"...Сегодня священник не бродил среди могил с ладаном и псалтырём. Склонив голову над старым молитвенником, он читал кривые литеры перед кучей костей, охваченных плясом костра: ничего другого гноллы после себя не оставляют почти никогда..."

– Рядовой Динтра, патрульный элвинского гарнизона, в письме домой по погибшему брату.
Многообразие гноллов в "Dungeons & Dragons" / Художник неизвестен

Гноллы Азерота известны давно - ещё со времён "Warcraft 3". Небольшие, довольно глупые, промышляющие разбоем и грабежом. Они нападают практически на всех, кого сочтут слабее себя. Эти созданиями были излюбленными NPC-персонажами среди чудовищ на множестве игровых платформ на заре зарождения героического фэнтези. Что странно, о таких распространённых монстрах в народе известно крайне мало.

Очень трудно точно сказать, кто такие гноллы, и откуда они взялись. В мире "Warcraft 3" они просто были. Как иглогривы или кентавры, как любые другие несюжетные существа. Были, и всё тут. Были, потому что колоритное фэнтези немыслимо без представителей разных рас и народов. В отличие от героев или злодеев таких созданий как гноллы вводили исключительно потому что на пути к главному противнику нужно было кого-то встречать, кому-то противостоять и каким-то образом обнажать реалии Азерота. В "Warcraft" гноллы – это пушечное мясо, расходный материал, умирающий пачками под ударами сотен начинающих героев каждый день.

Только относительно недавно Blizzard взялись рассказать что-то новое о мохнатых разбойниках: отдельные представители, отличившиеся на фоне других, какие-то короткие истории между строк в небольшом квесте.

Сознательные гноллы даруют честь заплутавшему орку / Художник неизвестен


Заметно много нового привнёс Грег Вайсман и его "Путешественник" в двух частях. Эти книги можно отнести к уникальной категории литературы по игровым вселенным, ведь они не акцентируют внимание на актуальных проблемах для игроков, не касаются насущных вопросов, а существуют где-то рядом, в рамках одного и того же любимого нами Азерота, раскрывая его неосвещённые стороны, привнося новое во внешне незначительные аспекты окружения или истории, таким образом обогащая Азерот. Ведь современный "World of Warсraft" любим многими не только за колоритных героев и эпические сражения, но и за огромный мир, наполненный жизнью. Такими незначительными деталями как быт огров или кулинарные пристрастия мурлоков Вайсман сделал внешне невзрачных созданий более приближёнными к реальности, таким образом слегка оживив и без того бурлящий мир любимой нами игры.

В частности, именно благодаря Вайсману сегодня возможно рассказать о гноллах как о живых и вполне дееспособных существах, что, несомненно, является огромным плюсом. Впрочем, до "Путешественника" гноллы уже успели показать себя во многих других произведениях. Потому, прежде всего хотелось бы вспомнить, кто вообще такие эти существа и как появились. История существования гноллов начинается задолго до создания любой из известных нам игр серии "Warсraft".

"Гноллы-разбойники" / Иллюстрация к настольной игре "Dungeons&Dragons"

Как появились первые гноллы?

Взяты гноллы из литературы писателя Эдварда Дансени, чьи произведения можно запросто найти в сети. Это ирландский писатель и поэт, отличившийся в жанре фэнтези. Считается, что из-под его пера появилось множество знаменитых чудовищ, сопряженных из человека и самых разных животных, в лучших традициях фэнтези тех лет. Особенно прельщали Дансени люди-волки или люди-собаки, в которых писатель видел как образцы благородия, так и образцы подлости, упадничества и низменных инстинктов.

В дальнейшем этот образ был перенят и видоизменён американским писателем Гэри Гайгэксом, который использовал гноллов как монстров для настольной игры "Dungeons&Dragons" в 1974 году.

Причём, у Гайгэкса эти монстры были описаны так натурально, что образ гнолла практически сразу закрепился в бестиарии фэнтези, став едва ли не мифологическим. Можно лишь гадать, пошли ли Blizzard на поводу множества других предшественников, добавляя гноллов в "Warсraft 3", но факт остаётся фактом: людоподобные создания с головами гиен и их характерным истошным ржанием облюбовали поляны лесов Азерота. Очень скоро гноллы стали едва ли не главными внеигровыми монстрами, хотя по факту рассказать о них могут очень и очень немногие персонажи игры. Не удивительно, ведь внешне гноллы не особенно прельщают к разговору, отталкивая любого, даже самого заядлого исследователя или зоолога.

Лорд Эдвард Дансени и Гэри Гайгэкс

Теории происхождения азеротских гноллов


Известный археолог, Бранн Бронзобород, предположил, что гноллы могли быть дальними родственниками анубисатов – древних стражей некогда забытых гробниц, чьи огромные тела с шакальими головами были сделаны из обсидиана. По его теории, отдельная группа анубисатов каким-то образом оказалась в изоляции и поддалась проклятию, которое искажало их тела. Анубисаты обрели плоть, а вместе с ней – способность размножаться. Расплодившись, они менялись всё сильнее с каждым новым поколением, пока в итоге не остались невысокие грязные монстры, лишь отдалённые напоминающие своих предков.

Более вероятной звучит другая теория, которая приписывает гноллам судьбу неудавшейся расы, созданной титанами. Давным-давно звёздные странники нашли Азерот и победили древних богов, отравлявших его своими щупальцами. Дабы спасти разорённый войнами мир, они сделали себе помощников, названных Хранителями. Под покровительством своих создателей, Хранители Азерота принялись обустраивать новый мир, наполняя его жизнью.

Благословлённые родителями, они сотворили несколько огромных механизмов и начали экспериментировать с материей, создавая других существ себе в помощь. Однако, первые попытки Хранителей оказались неудачными. По каким-то причинам механизмы созидания дали сбой, и породили расу уродливых чудовищ. Это были невысокие и грязные создания, обросшие волдырями и гнойными нарывами. Спины их гнулись горбами. То тут, то там они подгнивали. То были первые трогги. Шокированные результатом, Хранители решили запереть юродивых в подземельях Ульдуара – великой крепости, дабы там они могли существовать не сталкиваясь с представителями других рас. Никто из создателей не решился уничтожить несчастных.

"Пещерный трогг" / Художник: Chris Rahn

Однако, странным образом некоторые трогги сумели бежать. Впоследствии их племена расселились по всему Азероту подобно полчищам крыс. Кто знает, быть может гноллы – один из таких неудачных экспериментов Хранителей? Быть может, подобно троггам, предки этих созданий оказались изуродованы с рождения но сумели сбежать из своих тюрем? Отрицать этого наверняка не может никто, ведь от дополнения к дополнению исследователи Азерота находят всё больше и больше "неудавшихся рас", которые тем или иным образом мутировали под действием проклятия плоти или были  созданы дефектными изначально.

Возможно, в следствии многовековой деградации некогда достаточно умные создания превратились в поддавшихся инстинктам существ с последними крупицами знаний об общинной жизни. Не зря исследователи выделяют много общего между гноллами и фурболгами или волчерами. Кто-то даже заявляет, что эти существа могут быть дикими воргенами, которые укрылись от взора ночных эльфов после Войны Древних и преобразились спустя многие тысячи лет.

Наконец, третья и самая распространённая гипотеза гласит, что гноллы пришли из другого мира. Подобно демонам Легиона или оркам Дренора, эти создания могли прийти из чужих измерений, по своей воле или по зову заклятья. Так или иначе, точно никто никогда не скажет. Заинтересованные историки до сих пор спорят между собой. Самим же гноллам, как оказалось, практически всё равно, откуда они появились. Их мало волнует что-то кроме добычи пищи и защиты собственной территории.

"Гнолл-разведчик" / Художник: Ben Wootten

Что мы знаем о быте и повадках гноллов?


Гноллы всегда были разбойниками. Их повадки и внешний вид не вызывают симпатии. У этих монстров своё собственное понятие моды, которое включает в себя амулеты из костей или черепов, шипастую броню и штанишки на подтяжках.

Живут гноллы общинами, хотя ладят между собой плохо. Ленивые от природы, эти существа способны создавать только самые простые предметы, не владея при этом даже банальными азами обработки металлов. Они не содержат ферм или шахт, полагаясь исключительно на охоту. Гноллы вечно грызутся друг между другом, по поводу и без. В их племенах существует чёткая иерархия. Гноллы предпочитают культ силы, а потому признают над собой только сильнейшего и хитрейшего. Такие гноллы становятся вожаками стай и объектами как почитания, так и вечной зависти. В племенах гноллов существует своё, дикарское понятие чести.

Сильнейшие получают самые лакомые куски, в то время как рядовые сошки довольствуются объедками. В условиях подобной жизни не удивительно, что любой гнолл мечтает вцепиться в глотку другому, дабы взобраться ещё чуть выше по пищевой лестнице, и жить лучше.

Большинству гноллов чужды сострадание или милосердие. Прояви гнолл слабину, другие тут же засомневаются в нём и убьют. Ожидать от них можно чего угодно, но уж точно не честного поединка. Известны случаи, когда стаи буквально рвали себя изнутри на части, выгрызая до половины всей общины. Повода таким тварям искать не надо: косой взгляд, слишком громкое рычание, красивый амулет. Эти буйные ребята всегда настороже – настолько, что предпочитают бить на опережение.

Впрочем, за животной низменностью скрывается другая сторона гнолльей жизни. Вне борьбы за место в племени гноллы почитают законы общины, пускай и перешитые на собственный лад. Иерархия для них – вещь незыблемая, вне зависимости от скорости смены вожака. Родительский инстинкт также не чужд этим созданиям. За детенышами следят и оберегают, если они свои. Часто бывало так, что самки брали под опеку осиротевших щенков своего племени. В условиях, когда каждый день в жизни гноллов может стать последним, подобное поведение помогает сохранить наследие племени. Впрочем, на каждый положительный пример есть несколько отрицательных.

Во многом ситуация в племени зависит от уровня жизни той или иной стаи, места расположения или даже времени года. Влияние вожака является не менее важным фактором, особенно если у власти стоит опытный воин, сумевший удержать своё место на протяжении многих лет.

"Вечера на хуторе близ Ордянки" / Художник неизвестен

Гноллы плотоядны, чего совсем не чураются. Практически всех остальных созданий они рассматривают как потенциальную пищу. Дошло до того, что гиеноголовые наловчились использовать поверженных врагов в быту. Буквально. Известно, что гноллы используют кожу людей как естественный утеплитель, которым они обшивают свои палатки. Человеческие кости гноллы используют вместо орудий труда и как примитивные инструменты для хозяйства. Можно сказать, что не будь гноллы такими тупыми, то запросто написали бы книгу о тысяче и одном способе применения человеческих останков в домашних условиях.

Несмотря на очевидный хаос, кое-какие порядки в стаях гноллов всё же заведены. Это первобытный строй, который не менялся сотни сотен лет и очень напоминает животный. Цепочка, от сильнейшего до самого слабого и больного гнолла.

Над рядовыми гноллами стоят крупные офицеры, которых называют Брутами. Бруты – это огромные, даже по меркам самих гноллов, горы мяса. Они сильнее и умнее обычных гноллов, чем пользуются как в мирное, так и в военное время. Бруты не знают законов и сами вершат правосудие. Единственный, кому они подчиняются – это вожак, место которого они всегда мечтают занять. Именно среди брутов проводятся постоянные поединки за власть. Именно бруты решают между собой, кто станет новым предводителем после смерти прежнего.

Художник: Marcus Hill

Как гноллы могут быть связаны с магией?


Отдельное место в обществе гноллов занимают мистики. Это - особые гноллы, от рождения одаренные способностью ощущать незначительные колебания энергии духов и взаимодействовать с ними.

Способности к шаманизму у гноллов примитивны по меркам других рас. Часто мистики ограничивается простыми вспышками энергии, которой хватает на огненную свечу или простой импульс. Реже встречаются гноллы-шаманы, которым удаётся овладевать какими-нибудь артефактами. Такие гноллы пользуются спросом за умения разжигать в воинах слепую ярость или вызывать вспышки пламени, чем активно пользуются в бою пугая недругов и подчиняя себе остальных сородичей. Правда, и подобная одарённость порой выливается мистикам боком.

Из рапортов и рассказов известно множество случаев, когда группа гноллов загрызала мистика за то, что он якобы накликал на племя голод или болезни. Магия в племенах всегда является обоюдоострым клинком: она может как восславить гнолла, так и сделать отщепенцем. В отличие от казни рядовых соплеменников через обезглавливание, мистики полыхают в кострах или варятся в котлах. Некоторые гноллы считают, что съев непутёвого мистика, они обретут исцеление от болезней, что крайне негативно сказывается на популярности практики шаманизма или магии  среди этих существ.

Досконально не известно, умеют ли гноллы говорить с духами, но вероятность этого крайне мала. Гноллы не просто глупы. Они невежественны. Всё, чем они пользуются, либо снято с мертвецов, либо отобрано силой. Скорее всего, те же правила действуют с ними и в магии. Чаще бывает, что сами мистики попадают под влияние какого-нибудь магического создания.

Художник неизвестен

Демонам подобные гноллам не нужны, для них гиеноподобные слишком бесполезны. Но вот мелкие озлобленные духи были бы не прочь завладеть такой дешёвой рабочей силой. Тем более что сделать это не так уж и сложно.

Гноллы всея Азерота


Разбившись на стайки, гноллы облюбовали практически каждый уголок Азерота. Большинство их кочует, наслаждаясь разбоем в Восточных королевствах. Несколько племён расселилось по Калимдору, где условия тяжелее, а враги – сильнее. Шерсть у этих чудищ выгорела на солнце и стала цвета соломы, с характерными рыжеватыми оттенками.
Бледногривые гноллы обосновались на юге деревни Кровавого Копыта и в пещерах на западе Мулгора.

Они непочтительно отвергают любые попытки тауренов договориться и приносят вред дикой природе, чем вызывают постоянные конфликты с соседями.

Концепт-арт, художник неизвестен

Среди заснеженных горных пиков Грозовой гряды обосновалась стая Свирепых - сильных и хитрых гноллов, облюбовавших пещеры и горные тропы Шерсть этих разбойников тёмная, что помогает им сливаться с тамошним пейзажем и устраивать засады на редкие караваны. Суровая жизнь сделала гноллов Нордскола настоящими подонками. Они нападают на редких путешественников, грабят лагеря Орды и Альянса, оставшиеся со времён войны с Плетью.

Отдельные смельчаки сбиваются в шайки и обворовывают соседей - огромных магнатавров и снобольдов - а иногда даже гнёзда протодраконов. Настрадались от гноллов и несколько общин клыккаров, и дворфы с гномами. А вот стычек с нежитью Свирепые стараются избегать, не желая провоцировать армии мертвецов.

После начала кампании в Нордсколе Свирепым пришлось несладко. Регулярные гарнизоны быстро извели отдельные шайки разбойников. Остаткам гноллов пришлось укрыться в пещерах, где и по ныне они соседствуют с ужасами ледяного континента. Там же, в холодных сырых расщелинах, племена собирают свою добычу, которую всегда ревностно защищают. Впрочем, как известно, даже излишняя свирепость северных гноллов не мешает гоблинам недавно установленного городка К-3 красть у стаи часть припасов.

Обезумевшие Гнилошкурые / концепт-арт к Dungeons&Dragons

Во времена Третьей Войны ужасная чума обрушилась на человеческое королевство Лордерон. Распространявшие его члены Культа проклятых заражали зерно и провиант, отравляя сотни людей. По всему королевству бушевали сражения с армией оживших мертвецов – Плетью. Принц Артас, некогда бывший паладином Света, предал свой род и убил отца, бросив Лордерон к ногам Короля-лича.

Гнилая болезнь сожрала государство буквально за годы, на века отравив его землю. Леса Лордерона одичали. Больше некому было досматривать и оберегать их. Фермеры погибли или сражались, редкие маги разбежались в страхе после падения Даларана.

Без магии деревья пропитались порчей, заражая всех кто жил под кронами некогда изумрудных лесов. Чума поразила не только животных. В муках умирали люди. Их опустевшие дома были лакомым кусочком для банд гноллов, падких до наживы. Упоённые мародёрством, разбойники облюбовали Серебряный бор и Тирисфальские леса, где наслаждались ролью падальщиков, обчищая ещё тёплые трупы и не брезгуя добивать ещё живущих.

Мельницы Тирисфаля / официальный арт Blizzard

Однако, со временем гноллы ощутили, что леса дурно влияют на них. Порча, пропитавшая землю, отравила тела гиеноголовых. На серых шкурах начали появляться пухлые гнилые язвы, глаза желтели и начинали жутко слезиться. Боль ломала тела гноллов, сводя их с ума. Гнилошкурые, отныне так называют гноллов, которые до сих пор бродят по Серебряному бору, сражаясь с отрёкшимися или заблудшими героями Азерота.

Некоторые из Гнилошкурых служат Плети. Порабощённые монстры стали могильщиками, которые выкапывают трупы для грязных экспериментов своих хозяев. Этих мертвых гноллов можно встретить в Тирисфале, где ими правит ужасный Червеглаз – страшный даже по меркам самих гноллов. Этот огромный брут диктует права всем сородичам в округе, пока в его тени плетут свои чары колдуны, тайно управляющие племенем.

Стая Грязного Рыла облюбовали предгорья Хилсбрада. Они не особо беспокоят своих соседей - людей и отрекшихся - однако, особые грибы, которые выращивают эти гноллы, являются одним из компонентов для зелий Королевского Общества Аптекарей, что заставляет отдельных алхимиков нанимать путников и солдат для облав на отдельные поселения зверолюдов.

Штормград и Война гноллов


Примитивные и глупые гиеноголовые никогда не представляли особую значимость, и лишь однажды сумели оставить свой грязный отпечаток на страницах истории, едва не изменив будущее Азерота навсегда.
С давних времён по всем Восточным королевствам распространилось человечество. Некогда, будучи в составе единой империей, оно возвело множество крепостей, которые со временем разрослись в знатные города. Самым маленьким и обобщённым из них был Штормград. Основанный как небольшое поселение в тихой заводи под защитой горных хребтов, город быстро разросся и разбогател на плодородной почве. Сначала люди возвели мраморные стены и мосты, а когда места стало не хватать -  постепенно перебрались в окрестности близлежащего Элвиннского леса и житницу королевства – Западный край.

И хотя в королевстве царил относительный мир, опасность уже показалась на горизонте. Она кралась тернистыми зарослями, пряталась среди гор, хищным взглядом поглядывала на плодородные фермы и мирный народ. Стаи жестоких, но бесхитростных гноллов увидели в людях лёгкую добычу. Обосновавшись в пещерах, они стали совершать набеги на фермы и поселения.

Поначалу люди проигнорировали опасность. Мелкие разбои были обыденным делом для королевства, но нападения гноллов быстро приобрели массовый характер. Беспечные обыватели стали лёгкой добычей для стай, и вскоре множество беженцев наводнили столицу государства, Штормград, оставляя свои дома и имущество на растерзание кочующим чудищам. Тут, за высокими мраморными стенами, они могли найти не только защиту, но и духовное просветление. За десятилетия  благочестивые жрецы из Лордерона перебрались в Штормград, распространяя свою веру. Достигнув южного королевства, они основали в нём святой орден Клириков Североземья.
Любые попытки бороться с гноллами проваливались: нападения были стремительные и неожиданные, а оставить достойный гарнизон в каждом угодье генералы Баротена не могли.

Несколько лет гноллы терроризировали Красногорье. Они сжигали фермы, нагло грабили караваны, разоряли шахты. Их атаки были хорошо спланированы. Зачастую гарнизоны попросту не успевали прибывать на помощь в срок. Более того, гноллы стали совершать набеги на сам огромный Штормград. Людям пришлось вернуть в столицу часть гарнизонов, дабы защитить столицу. Оказалось, именно этим гноллы и пользовались.

Пока основная масса разбойников штурмовала городские стены, несколько групп совершали облавы на окрестные поселения, сжигая их дотла. Подобное поведение шокировало придворных Штормграда. Считавшие до того гноллов тупыми и примитивными, офицеры и дворяне вдруг осознали, что действия гноллов слажены и чётко скоординированы. Более того, они оказались весьма эффективны.

Как позже выяснилось, всему виною стало появление у гноллов вожака – огромного и свирепого монстра по имени Окровавленный Клык. Этот брут из стаи Красногорья сумел силой и коварством победить предводителей разрозненных групп гноллов и объединить дюжины небольших общин в одну огромную армию, которая по числу ничуть не уступала людской.
Придя к власти, Окровавленный Клык объявил охоту на людей и начал войну со Штормградом, которая позже будет названа Войной Гноллов. И хотя шла она не долго, за это время Штормград потерял множество хороших солдат.

"Штормград" / официальный арт к "Warcraft: Chronicle Vol.2"

Ситуация была настолько сложной, что Король Баротен Ринн был вынужден обратиться к своим союзникам из соседних королевств Гилнеас, Лордерон и Каз-Модан, но никто из них не откликнулся. Официальный ответ гласил, что союзники не будут вмешиваться во внутренние дела Штормграда. Баротен был в ярости. Он собрал лучших рыцарей и объявил, что сам справится с обнаглевшими гноллами. С тех пор, и без того отделённый от остальных Восточных Королевств, Штормград окончательно отстранился от своих соседей, провозгласив свою самодостаточность.

Чтобы победить гноллов, Баротену Ринну пришлось действовать хитростью. Король собрал в своих чертогах лучших из рыцарей Штормграда, создав элитный отряд.

Подгадав новое нападение гноллов, под покровом ночи Баротен повёл своих солдат в чащу леса, где они на время затаились. Когда гноллы осадили город, король повёл воинов в Красногорье, где разместился сам Окровавленный Клык. Опьянённый чередой побед, огромный гнолл пустил на осаду практически всех воинов, ожидая, что те принесут ему победу. При лагере вожака осталась только личная гвардия. Лучшего момента для атаки Баротен и представить не мог. Завязался бой, который шёл целый день. Герои Штормграда и ужасные бруты кромсали друг друга, оставляя целую поляну трупов. Ценой титанических усилий воинство людей начало брать перевес. На закате дня сам Окровавленный Клык пал от клинка короля Ринна, и его ужасный предсмертный вопль распугал остатки гноллов.

Художник неизвестен

Баротен потерял половину своего отряда, но ценой жизней храбрых героев сумел обезглавить армию гноллов,  переломив хребет их военной машине.
Весть о смерти Окровавленного Клыка быстро разнеслась по округе. Лишённые вожака, гноллы бросили осаду Штормграда и быстро разбежались. Между ними началась долгая междоусобная борьба за власть. Оставшиеся бруты сцепились друг с другом, но ни один из них не смог удержать стаи гноллов в единстве, как это удалось Окровавленному Клыку.
Воспользовавшись разладом в рядах неприятеля, войска Штормграда перегруппировались и выгнали армии разбойников сначала из окрестностей города, а после - из Элвиннского леса и Красногорья. Так закончилась Война гноллов. Королевство Штормград, воспрянувшее надеждой, вступило в эру великого процветания. Его жители, защитники и верные слуги наконец обрели уверенность в собственных силах и в том будущем, которое ждало их впереди.

Что до гноллов, то они разбежались по своим пещерам и долгое время прятались. Отдельные их группы встречали среди лесов. Кто-то подался в служение всевозможным гильдиям. Падкие до грабежа и наживы, гноллы готовы были вверить себя любому, кто достойно оплачивал их труд. Представители этой расы более никогда не собирали огромных армий, но приняв поражение, стали ещё злее и коварнее. Вскоре гноллы вернулись в Красногорье, где до сих пор продолжают терроризировать землевладельцев и мелких торговцев.

"Ужасный Дробитель" / Художник: Lauren Austin

"Баллада о Дробителе"


Глубоко в Элвиннском лесу, на границе с Западным Краем, поселилась небольшая группа особенно буйных гноллов. Прозванные стаей Речной Лапы, эти монстры отличались хитростью и особенной кровожадностью. Предводителем стаи стал огромный гнолл по имени Дробитель.

Говорят, он собственноручно убил четверых брутов в одном поединке, раздробив их головы, после чего стая признала гнолла своим предводителем.
Дробитель облюбовал холмы у реки, где простиралось несколько крупных транспортных дорог, и грабил проходившие по ним караваны. Зверски расправляясь с защитниками, гнолл приказывал складывать всё добро в огромную кучу в своей берлоге, и со временем у Дробителя скопилась целая гора всевозможных ценностей.

Три аддона и практически шесть лет это ужасное существо разгуливало по Элвиннскому лесу и уничтожало миллионы искателей приключений. Рейд на Дробителя даже записывали на Близзконе, и там Blizzard после долгих усилий смогли справиться с чудищем, упрятав его в Тюрьму Штормграда.
В сырых, покрытых плесенью, стенах заточённый гнолл томится до сих пор, блуждая по своей небольшой камере в ожидании новых смельчаков и старых вояк, наполненных азартом и алчностью, которые рискнут спуститься в подземелье.

Дробитель не задумывался как неординарный персонаж, но благодаря игрокам о нём быстро заговорили многие, если не практически все. На него устраивали засады, о нём снимали первые видеоролики и даже записывали песни. В дальнейшем разработчикам так понравился этот гнолл, что они решили увековечить его в одном из своих подземелий. Все мы встречались и ещё обязательно встретимся с ним, в своё время.

Художник неизвестен

Гноллы Азерота сегодня


Гноллы являются ярким примером неоднозначности в "World of Warcraft". Это и разбойники, и шаманы, и почитатели природы, и неплохие воители, родители и даже парламентёры. Отдельные представители этой расы с удовольствием порвут вас на части, в то время как другие с радостью предложат вам поторговаться, меняя "безделушки" на еду.

Порою в хранилищах гноллов находят действительно невероятные артефакты или наследия древности. Гиеноголовые по своему осознают ценность тех или иных предметов. Главное для них - практичность. Лучшие украшения блестят, лучшее оружие расплёскивает фонтан кровавых брызг. Иногда в гноллах может просыпаться интерес к искусству. Некоторые из них чертят фигуры на стенах пещер, другие плетут украшения из ветвей и "безделух". Но большинство, всё-таки, предпочитает оттачивать мастерство ведения боя. В этом суть существования гноллов. Им особенно некогда развивать культуру в условиях когда вокруг столько опасностей.

"Можете считать их дикарями или животными, скотом или кучей дерьма – да как угодно, но никогда, слышите, никогда не недооценивайте их! Там, где один покажется жалким, появится целая стая, и не дай бог вам стать их врагом. Оглядываться по сторонам, клянусь богом, вы будете всю оставшуюся и недолгую жизнь!"
– маршал Дугхан, командующий гарнизоном Элвиннского леса и прилегающих к нему земель.