Предисловие

В свете событий БфА и описаемого мной рейда, я хотел бы вспомнить ту часть истории о Саурфанге и его сыне.

На мой скромный взгляд, история жизни этих двух персонажей полна трагизма и глубины.
Начнём с того, что для сохранения жизни своему сыну Саурфанг передал его в Гарадар, несмотря на возможное недовольство своего вождя Чернорука, ибо обещал жене, что чернокнижники не получат их сына и путь проклятья пройдет только он. Практически так оно и вышло, Дранош вырос маг'харом, не запятнанным скверной. Но судьба уготовила ему другую дорогу, отнюдь не мирную.

Воссоединение семьи произошло во времена БК, когда юные и горячие маг'хары покинули Гарадар, последовав за Адским Криком, и присоединились к Орде.

Отец и сын в составе элитной гвардии оказались на берегах Нордскола. Саурфангу-старшему тогда не понравилось, как назначенный лидером Гаррош руководил действиями Кор'крона, и он отправил к Вратам Гнева своего сына, дабы не выходить за рамки. Эх, если бы старый генерал позволил тогда Адскому Крику возглавить атаку, возможно, нас бы ждала совсем другая Орда: без сердца И'Шараджа, без вторжения Железной Орды. Возможно... Но этого мы никогда не узнаем.

Итогом этого решения вышло то, что Дранош погиб как истинный воин, как истинный орк. Но тем не менее он погиб. Каждый из нас может лишь догадываться, что почувствовал тогда Саурфанг-старший. Каково это, да будь ты хоть трижды орк, – собственной рукой отправить сына на смерть и осознавать это? Как отец, я боюсь даже представить эту боль. Недаром Варок возглавил штурм Цитадели Ледяной Короны и лично принимал участие в сражении с Саурфангом Смертоносным, именно им стал павший в бою Дранош, дабы, как он сам сказал, сдержать слово, данное когда-то своей жене. После сражения старик унёс тело своего сына. Говорят, что он был похоронен в Награнде, рядом со своей матерью.

Сказать, что это не надломило старого генерала, думаю, глупо: любая потеря отрывает от тебя часть души, а потеря последнего близкого родственника ранит не меньше, чем удар топора. Немудрено, что на всё следующее дополнение Саурфанг выпал из сюжета, и даже во времена Пандарии его практически нигде не было. Лично я помню его, только когда он появился на Дреноре, где помогал нам, хотя сам в событиях не учавствовал. Приключившееся с его сыном надолго выбило Варока из колеи. Не могу сказать точно, когда он пришёл к осознанию того, что Орда – это всё, что у него есть. Возможно, только во времена БфА, после слов Заппи Боя. Он понял, как нужен своему народу и что из-за скорби он проглядел момент, когда Сильвана из сильного вождя со смелыми решениями превратилась в женщину, поступающую вразрез с тем, во что Варок верил всю жизнь, и довела Орду до той же черты, куда её когда-то привёл Гаррош. Из-за своей скорби он не смог остановить Адского Крика. Но теперь он решил действовать. Я с нетерпением жду, что же будет дальше?


Эх, говорила мне мама: «Не суйся в рейды, ты же орк, ходи в ПВП!» Мой ответ всегда был: «Ну ма-а-а-м! Вон, Гхунтулк ходит, и ничего, на новеньком маунте ездит и одевается в максимальный илвл». Мама в ответ махала руками и говорила, что Гхунтулк — мошенник и покупает рейды.

Ладно, что-то я отвлекся. Как вы догадываетесь, в рейд я в итоге сунулся. Было нас немного, тел десять. Зашли мы такие при параде, илвл на максимум, шлемы надраены, посохи украшены (Покров же скоро), мечи, топоры и кинжалы наточены. В общем, одним только своим видом вызвали временную слепоту да онемение. Кто-то, конечно, догадывался, что недолго этой красотище блестеть осталось, но молчал как партизан Ясеневого леса.

Нас встретили ребята из Пепельного Союза. Нет, ну вы видали, чтобы рыцари смерти с паладинами объединялись? Это как если бы коты подружились с собаками. Ну да ладно, всякое бывает, времена сейчас неспокойные. Короче, мы этим ребятам говорим: «Мы герои всея Азерота, из Орды. Как говорится, ребята не промах, давайте сюда боссов ваших, мы их на эпики разберем, на саронит попилим и проч.», — долго разглагольствовали.

Слышу, кто-то из рыцарей про нас слово плохое сказал, но он сразу уверил нас, что просто закашлялся. Остальные кивают: «Да-да, есть боссы, идите прямо, не сворачивайте, по сторонам слабонервным не смотреть». На предупреждение мы, конечно, начхали и на полном ходу впечатались в толпу зомби и прочих тварей, чудовищ и уродов. Но мы же герои! Пронесли быстро и даже не вспотели.

Врываемся мы такие крутые в зал, а там уже нас ждет чудо-чудное, диво-дивное. Гора костей с крыльями и секирой такой нехилой и в окружении синего пламени. Наш полковой гоблин Кокоц аж присвистнул и пробормотал: «Такое даж с бодуна не привидится». Я сам в легком оцепенении повернул голову к разбойнице и спрашиваю:

— Нивенор, путеводитель у тебя далеко? Глянь там, пожалуйста, что сие за благолепие такое.

— Ну… Это первый босс рейда, лорд Ребрад.

— Чё?

— Король-лич создал его из костей тысяч пропавших искателей приключений, — Нивенор сглотнула и посмотрела на костяного лорда.

— А, ну можешь же нормально говорить, когда хочешь. Это как же так… из костей искателей приключений? – краем глаза я заметил, как Делириоюс бочком пошел назад к выходу.

— Стоять! Смирно, равняйсь, смирно, разойтись!

— Эээ, эт как? Я ж один...

— Аргх, ну тогда сойдись обратно, смирно и ни шагу влево! — я выдохнул. — Так, Нивенор. Ну он из костей же, а в играх скелеты обычно быстро разваливаются. Кинь, что ли, в него ножиком. Куда ему до нас, мы же вон как одеты!

Разбойница с сомнением повела плечом и метнула кинжал в Ребрада. Все уставились на лорда. А лорд уставился на нас.

— ВИХРЬ КОСТЕЙ!!! — завопил он вдруг, ни чуточки не рассыпавшись, и начал бешено крутиться.

— Свет всемогущий! — взвизгнула жрица.

И пошла куча мала: кости, оружие, люди, эпики. Этот лорд шипы в нас кидает, мы в него — топоры. Пока по одной башке ему стучим, другая очухивается. Я сначала не смог понять, что ж сделать, а потом как вспомнил, как вспомнил!
Приезжали к нам как-то "Вожди Тауренов", и помню, как меня учили на барабанах играть (мы, орки, барабаны оч любим), ну вот я решил сыграть в соло на бошках этого Ребрада, пока ребятки косточки из него вынимать будут.

Тр-др-дрым, разобрали, выдохнули. Ого, а тут холодно, оказывается. Хоть бы отопление провели, не первый рейд уже. Ну ваще, никакой заботы о рейдерах! Чтобы совсем не озябнуть, мы тронулись дальше, зашли в следующий зал. А там...

Леди Смертный Шепот. Автор Jian Guo

А там митинг какой-то или не митинг, может, собрание профсоюза Плети. Не знаю, короче, сборище какое-то, и посреди него стоит нечто: то ли женщина, то ли нежить. Может, жена Кел’Тузада?

— Пссс, эй, Кокоц, раздай камушки всем.

Гоблин тут же взмахнул посохом, произнес какой-то "рахат-лукум", и со шмяком в снег у наших ног приземлилась посудина. На шмяк сразу же обернулась тысяча пустых глазных отверстий собравшегося профсоюза Плети. Мы камни похватали, кто сколько смог, и пошли на этих. Та баба-Лич что-то в своём углу шептала, негромко так, с хрипотцой — немудрено, холодина-то какая, простыла, небось. Ну, короче, раскидали мы этих профсоюзников, разогнали, так сказать, незапланированный митинг, по щиту, потом и по голове этой леди-лич. Не, совесть не мучает, а ибо нечего тут митинги устраивать, теракты планировать, да и ваще быть такой агрессивной.

После разгона профсоюза мы поели булочек из маны и запили это снежками. Сгрудились в лифт и поехали на террасу. А там... А там бой не на жизнь, а на смерть. Наши Альянс бьют или Альянс наших — не поймёшь. Ещё и нежить кругом. Короче, куча мала.
— Быстрее, — крикнул я своим. — Бесплатное ожидание — пять минут, за нами приехал Саурфанг на "Молоте Огрима", адрес назначения — вершина этой башни.

Мы что есть мочи поспешили, Саурфанга нельзя заставлять ждать, у мужика крутой нрав.
Вскоре мы добрались до дирижабля, погрузились на борт и полетели. Летели, конечно, недолго, нас подрезал другой дирижабль, "Усмиритель Небес". После короткой перепалки мы решили, что ребята на "Усмирителе" какие-то дерзкие и их надо наказать. Половина наших взяли ранцы реактивные и сиганули на абордаж. Остальные схватились за пушки и айда палить во все стороны. (Здесь должна быть музыкальная дорожка из "Пиратов Карибского моря", но так как на Азероте о ней не знают, то её нет). На этом аттракционе мы долго кататься тоже не стали, слили быстренько судно супротивника и высадились на верхушке башни. Корабли вернулись вниз: опять катать следующую партию рейдеров.

Мы посмотрели вокруг: балкон как балкон, у ворот стоял бледный орк в доспехах с черепами. Стильный орк, видимо. Я присмотрелся — опачки! Да это ж Дранош свет Саурфангович, мать моя стихия, как ж его угораздило.

Слышу, он что-то говорит, прислушался: "Жалкий старик!" Это он своему бате, видимо. Ну, остальное там сплошь пафос, мир на коленях, во славу Плети (видимо, в том же профсоюзе теперь состоит) и прочие бла-бла-бла. Саурфанга жаль, конечно, единственный сын у него был. Я смахнул скупую мужскую слезу. И дал отмашку своим.

Ох, и намучились же мы! Дважды отдыхать ложились: тут либо с иммунитетом беда, либо от холода, либо просто устали. Не знаю. А этому Драношу хоть бы что. Даст двоим по лбу, и всё — раны чудесным образом затягиваются. Мы репу почесали и выработали стратегию. И одолели Саурфанга-младшего. Эх, от нашего шик-блеска остались одни воспоминания. Мятые, уставшие, замёрзшие, с синяками и ссадинами. Я оглядел своё горе-воинство.

Лок Кокоц, гоблин, с фингалом, порванным халатом стоял и тер затылок, куда давеча прилетел кованый сапог Смертоносного.

Скрилез, тоже лок. Ох, извините за мой боевой сленг, лок — это чернокнижник. Почему лок — не знаю, не силен я в науках. Так вот, Скрилез, отрекшийся. И как он не рассыпался? Черная магия, видать. Единственный член команды, который не спит, не ест, не устает и не мёрзнет (вот гад).

Делириоюс, бандит-разбойник, тоже гоблин, есть у меня подозрение, что он назвался таким именем, чтоб оно не помещалось в плакаты "их разыскивают". Стоит улыбается, зуба нет, нос опух. Крепко досталось.

Жрица, эльфийка, не помню ее имени, вечно запуганная как лань, вздрагивает от моего командирского голоса. Как в рейд попала, даже не знаю.

Паладин, эльф, имя не назвал, но краем уха слышал, что он детектив и бабник.

Нелюдимый рыцарь смерти, тролль, ни разу не произнес ни слова, на доспехе ни пятнышка, на лице ни ссадинки. Неуязвимый гад какой-то.

Ёсиро, маг, эльф, непревзойденный кулинар, правда, умеет готовить только булки. Тоже весь взлохмаченный и потрепанный.

Нивенор, эльфийка, разбойница, правая рука и лидер рейда. Носит с собой путеводитель. Всегда может че-нить дельное посоветовать. Сейчас хромает и держится за бедро. Но своей величественности не потеряла, и как ей удается?

Тиргрон, мой собрат, орк-охотник, вечный косячник. То питомцу агро не уберет, то палит из лука во все, что видит. Ходячее зеленое несчастье. Ещё и иммунитет слабый. Часто падает и лежит, пока мы босса не добьем.

И я, Керргайн, воин-орк. Доблесть и честь во плоти, самый сильный, смелый и ум...
Нивенор снова полезла в путеводитель: «Итак…» Со всех сторон послышались недовольные стоны. Разбойница огляделась и увидела, что все нервно посматривают на часы и затылки чешут. Тиргрон что-то промямлил про то, что проголодался да и спать пора, других то жены, то родители заждались. «Ладно, — скомандовал я, — отлично потрудились, бойцы. Завтра вернемся и продолжим». Все согласно закивали и вздохнули с облегчением.

Продолжение следует...