… Лагерь Хотгара отыскали лишь на третий день. Его разбросало по всей опушке, от незамерзающего ручья Тёплого до острозубых скал. Битые в щепки ящики, солдатская посуда, изорванные тенты палаток – вкупе с переломанными копьями и раздробленными столами всё было абсолютно растоптано.
Мы не сразу признали следы в огромных вмятинах диаметром с дворфа. По лагерю словно пронеслось стадо мамонтов. Местами на ветру блестела замёрзшая кровь – она буквально не успела свернуться, подверженная удару какого-то дикого заклятия или нового, неведомого нам оружия. Солдат нашли ниже по ручью. Их оторванные конечности и части тел сложили в яму, присыпанную горстью земли.
Когда же я спросил, что за сила могла сотворить подобное с полностью укомплектованным военным лагерем, один из бывалых дворфов-стрелков ответил мне одним коротким словом – «магнатавры»…


«Далеко на севере Азерота есть континент, скованный хваткой вечного льда. Там, за ледяными шпилями айсбергов, развивалась уникальная экосистема и боролись за свою жизнь самые удивительные создания, каких нельзя встретить больше нигде. Лишь два десятка лет назад Нордскол пустил путешественников и исследователей в свои владения, но мы до сих пор не осознаём даже ничтожной доли всех его загадок…» – выдержка из старинного путеводителя.

Магнатавры — большие разумные существа, обитающие в ледяных пустошах Нордскола. Первые упоминания о них встречались ещё во времена «WarCraft 3», когда этих существ хотели использовать как один из видов нейтральных противников или наёмников в событиях, протекавших на берегах ледяного континента. Идея, оставшаяся нереализованной, воплотилась в проекте «Warcraft RPG», где магнатавры заняли своё место среди других известных чудовищ бестиария. И пускай ролевая игра ныне не считается каноном, образ магнатавров, воплощённый в ней, с той поры претерпел не самые значительные изменения.

Прежде всего впечатляет внешность магнатавров. Это великаны в среднем 6-9 метров в высоту, чем-то напоминающие кентавров, но куда более мощные и крепкие. Их тела — это сопряжение человеческого торса и туловища мамонта, густо обросшего мехом. Головы крепкие, увенчанные причёсками самых разных форм и размеров. Чаще всего магнатавры носят короткие бороды. У каждого есть по два грозных бивня, закрученных кверху. Растут магнатавры всю жизнь, и от размеров целиком и полностью зависит их положение в обществе сородичей. Иногда магнатавры украшают свои тела татуировками или вплетают в бороду и косы разные предметы и обереги.

Одежду магнатавры не носят. Однако, в случае удачной находки, эти создания всегда с удовольствием нацепят наручи или элемент доспеха, подходящий им по размеру. В этом плане больше всего магнатавры любят пояса и кушаки, в остальном прекрасно обходясь собственной шерстью. Самый дорогой скарб магнатавры носят при себе в глубоких походных бурдюках, сделанных из желудков и мочевых пузырей китов или мамонтов. Это могут быть как драгоценности, так и вполне заурядные блястяшки. Самцы и самки различаются строением туловища: у самок более изящные ноги и тела, а ещё короткие бивни. В остальном же различий нет практически никаких, и спутать самца и самку можно хотя бы по наличию у обоих бороды.

Дренорский генезотавр внешне очень похож на магнатавра, но на самом деле между ними нет ничего общего. То же самое касается некоторых демонов, внешне напоминающих магнатавров.

В своих заметках известный археолог Бранн Бронзобород утверждает, что о происхождении магнатавров ему рассказал сам Кенарий, древний полубог, почитаемый ночными эльфами. Со слов Бранна, однажды ему удалось побеседовать с Кенарием о первобытных лесах и о зарождении расы эльфов. Древний полубог ответил, что лично наблюдал как тролли, обосновавшиеся у берегов Источника Вечности, в то время как его дети — хранители рощи и дриады — давали жизнь новым видам, созидая одни и рождая другие.

С напряжением Кенарий поведал Бранну историю о своём сыне Зейтаре, который полюбил элементаля земли — принцессу Терадрас. Плодами такого союза стали кентавры, напоминавшие отца внешне (торс эльфа и нижняя часть в форме туловища степной лошади), но, в отличие от него, не обладавшие мудростью и способностью созидать из магии. Кентавров было так много, что они сбивались в целые табуны, вскоре разбежавшиеся по всему Калимдору и оседающие в самых разных уголках тогда ещё единого континента. По прошествии веков отдельные племена начали меняться, приобретая биологические особенности, необходимые для выживания в той или иной климатической зоне.

Когда Бранн решил уточнить, относятся ли к порождениям Зейтара и магнатавры, полубог с неохотой признался, что свою руку к порождению этих созданий приложили и его сыновья, и он сам. Более на эту тему Кенарий говорить не хотел. Вероятно, это была одна из ошибок, о которых он жалел уже очень давно.

Кенарий — один из первых разумных обитателей Азерота, могущественный и мудрый полубог, стал прародителем многих известных существ. Его дети — дриады и хранители рощи – веками оберегают покой природы в чертогах древних лесов Азерота, контролируя биение дикой жизни

Впрочем, неуместно будет называть магнатавров ошибкой эволюции. Подобно тысячам других рас, они обрели свою нишу и развивались в зависимости от окружающей среды. Обладая от природы огромной силой, эти существа распоряжались ею как оружием для ограничения собственной территории и выживания. Шли столетия, и магнатавры крепко осели в цепи питания Нордскола, занимая верхние места. Противостоять великанам могли разве что драконы или йормунгары, в то время как иные обитатели Нордскола предпочитали избегать этих созданий.

Отсутствие конкурентов быстро научило магнатавров гордиться собственной силой, а потому ни о каких понятиях равенства или взаимоуважения они никогда не задумывались. Будучи всеядными, великаны охотились на любую живность, которая попадалась им на глаза, и держались подальше даже от собственных сородичей, предпочитая уединённый оседлый образ жизни. Это исключительно озлобленные и асоциальные существа, хотя и не лишённые традиций и собственной культуры.

Начиная со времён Третьей войны известен всего один случай, когда магнатавры объединялись. Это существующее до сих пор племя Кровавого Ушиба, осевшее в ущельях Драконьего Погоста. Попасть туда можно только пройдя отбор через поединок, а управляет стадом старый шаман Гром'тар Громовержец, крепко удерживающий власть благодаря познаниям в древней ворожбе. Это племя образовалось в результате возвышения Короля-лича, слуги которого — армия мёртвых (или Плеть) — начали постепенно захватывать земли Нордскола.

Некогда доминировавшие на всём материке, магнатавры пытались бороться с живыми трупами, но в конечном счёте начали проигрывать и отступили в безопасные части континента, где стали собирать свои силы, дабы выступить против армии Короля-лича и отбить родные земли. Теперь магнатавров можно найти преимущественно в Драконьем Погосте или в Грозовой гряде (об этой локации мы уже писали подробнее вот тут), хотя отдельные особи встречаются и на территории Ревущего фьорда, и в Седых холмах. Осталось великанов сравнительно немного, чему способствует и социальная разрозненность между отдельными представителями расы. Остальным разумным созданиям Нордскола подобная ситуация идёт на пользу, ведь постепенно встреч с магнатаврами становится всё меньше, хотя их налёты все ещё несут огромный ущерб.

Только драконы, живущие на равнинах Нордскола, могут поспорить с магнатаврами в силе

На территории драконов гиганты не заходят, отлично осознавая, насколько фатальным может получиться исход, а потому с лихвой отыгрываются на представителях других рас. Так, именно из-за магнатавров клыкарры всегда обустраивают свои поселения только на побережьях и среди скалистых берегов, где отбиваться от гигантов проще всего. Фурболги, живущие в заснеженных лесах, научились прятаться от чудовищ в норах и среди деревьев, а их дома никогда не поднимаются над землёй слишком высоко, чтобы их всегда можно было прикрыть ветвями.

Северным мурлокам досталось сильнее. Этот немногочисленный вид селился в достаточно больших пещерах близ заводей или лагун, где течения были не такими холодными, а землю прогревала магма, протекающая через разломы. Такие места всегда богаты пищей, но тем самым они приманивают одиноких магнатавров. Если один такой гигант занимал мурлочьи пещеры, то племени приходилось либо отправляться на поиски другого жилища, что чаще всего означало голодную смерть, либо пытаться добиться расположения магнатавра, превращаясь в стайку его рабов. Какое-то время такие слуги были полезны, но очень скоро магнатавру надоедал шум и непонятные звуки, издаваемые мурлоками. К тому же, племя чисто физически не могло одновременно обеспечивать едой и себя, и великана. Таким образом, практически всегда подобное сожительство заканчивались пожиранием рабов.

Иллюстрация художника Unid Color, демонстрирующая мурлока в естественной среде обитания

Куда удивительнее развиваются взаимоотношения магнатавров и снежных снобольдов. Это небольшие гуманоиды с ярко выраженными чертами крыс, живущие племенами в глубоких норах или пещерах, где роют тоннели и обустраивают общинные берлоги. Каким-то образом снобольды добились расположения магнатавров и снискали славу полезных рабочих. Обычно при одном гиганте заводилось отдельное племя, живущее прямо в его логове. В обмен на защиту снобольды приносили магнатавру разного рода безделицы и драгоценности. Иногда магнатавр посылал снобольдов в своего рода разведку или требовал от них конкретных ингредиентов, например, трав или кореньев. В таком симбиозе магнатавр и племя кормят друг друга: юркие снобольды вырывают коренья или приносят съестные припасы, украденные у представителей других рас, которые магнатавр может потребовать себе, а гигант, в свою очередь, оставляет после себя мясные объедки, которыми питаются снобольды.

Но даже в таком союзе племя старается лишний раз не мешать магнатавру, ведь великан в любой момент может сменить равнодушие на раздражение и растоптать нескольких снобольдов, а то и попытаться извести всю общину.


У врайкулов – предков людей, что обосновались на просторах Ревущего фьорда – есть легенды о великанах с четырьмя ногами, живущих в глубоких пещерах среди скал.

Места эти овеяны дурной славой и усеяны коврами костей. В разное время смельчаки брались извести чудовищ, но мало кто из них возвращался живым. К сожалению, до наших дней не сохранилось ни одного имени или доподлинного факта о подобных сражениях, но с большой долей вероятности они имели место быть. Об этом же свидетельствуют рисунки, найденные в пещерах магнатавров. На них изображались битвы между гигантами и отрядами вооружённых врайкулов. Должно быть, подобные встречи крепко отпечатывались в памяти как древних людей, так и самих магнатавров.


Магнатавры не принадлежат ни к одной из фракций и не делают различий между Альянсом или Ордой. В сущности их примитивной культуры заложена мысль о верховенстве над всеми другими, слабыми расами, и только разрозненность мешает этим гигантам стать серьёзной угрозой глобального масштаба. В своих обычаях и повадках магнатавры постоянно деградируют. Лишь единицы из них умеют читать и способны говорить. Такие индивиды часто играют роль шаманов, использующих примитивную магию стихий для подчинения сородичей во имя собственных целей.

Предметы быта магнатавров просты и лишены изысков, но способность к обработке глины и металлов наталкивает на предположение о древней цивилизации, которую эти великаны некогда могли образовывать. В подтверждение этой теории говорят находки многочисленных захоронений тел магнатавров, окаменевших среди древних высоких руин, сокрытых под ледниками Нордскола. Возможно, как и нерубы, предки магнатавров выстраивали целые города на территории всего континента и даже вели между ними подобие торговых путей, но по каким-то причинам цивилизация пришла в упадок, и до наших дней сохранились только культурно обнищавшие одичалые существа, сохранившие лишь толику былой разумности. Ответа на этот вопрос, как и на многие другие, к сожалению, нет.

Сравнение размеров магнатавра с человеком, мурлоком и драконом

Подводя своеобразный итог, хотелось бы остановиться на печальных тенденциях. Ареал обитания магнатавров постепенно сужается. На их охотничьи угодья постоянно посягает Плеть, а после событий дополнения «Wrath of the Lich King» Нордскол наполнился представителями Альянса и Орды, которые в быстром темпе осваивают новые территории для добычи ресурсов или для иных стратегических целей. Дурной нрав магнатавров вряд ли позволит им договориться с людьми или орками, а потому не избежать новых стычек, в которых магнатавры остаются в меньшинстве. Их асоциальность в данном случае играет ключевую роль, ведь подобными темпами магнатавров перебьют по одиночке. Возможно, не завтра и даже не через год, но постепенно количество этих гигантов будет сокращаться, пока однажды последний из магнатавров не падёт замертво, сражённый старостью или чьим-то мечом. И тогда бедных снобольдов уже никто не сможет защитить.


Все иллюстрации взяты из официальных источников Blizzard Ent. В основе сравнительных таблиц и набросков — работы таких художников, как Питер Ли, Эмили Чен и Алекс Хорли.