Автор: Elunesh.
Корректор: Nivenor.
Обложка: Robert Maldonado.
Художник: Elunesh.


Ночь в Седых холмах наступала быстро. Только-только горел закат в верхушках сосен и елей, и вот уже поползли по траве сумерки. На небе пока что блёклыми изумрудными переливами разгоралось северное сияние.

А у костра рядом с мшистым камнем и добротной палаткой сидели двое.

— И не страшно тебе одному в лесу по ночам оставаться?.. — спросил тот, что помоложе.

Этот белокурый юнец в подбитой мехом накидке и вязаных перчатках без пальцев кидал в котелок ароматные травы. Солнце явно любило его — всё лицо покрыла россыпь рыжих веснушек. Глаза голубые, как небо над Седыми холмами в ясный день. Сейчас в них плясали отблески огня. Его звали Эйвинд. Эйвинд Финн. И это был его первый ночной дозор так далеко от дома.

— Поначалу, конечно, страшно было, — усмехнулся в ответ его товарищ в зелёном свитере с закатанными рукавами и дымящейся трубкой во рту. — Когда был в том же возрасте, что и ты сейчас. К тому же, тогда в наших землях шла война.

— Война… — повторил Эйвинд. — Это та, что с нежитью?

— С нежитью и с Ордой. Но в основном, конечно, с королём мёртвых и его приспешниками. Вот тогда было страшно. Воргены по ночам воют, в лесу орки и тролли, неупокоенные мертвецы…

Эйвинд на всякий случай заозирался по сторонам, будто страшась за каждой елью увидеть по троллю.

— Но меня ни разу не тронули, — усмехнулся Ивар Зверолов в тёмно-русые усы. — Говорят, ведьма меня оберегала. А я и не возражаю.

— Какая ещё ведьма? — чуть не уронив травы в огонь, встрепенулся белокурый.

— Ну и ну! Тебе хоть что-нибудь вообще рассказывали о местных лесах? Ну так я тебе расскажу. Что там с отваром твоим, готов?

— Готов. Сейчас… — Финн потянулся за черпаком.

Вскоре настой из золотого клевера, можжевельника и корня мандрагоры был разлит по кружкам, а Ивар забил трубку новой порцией табака.

— Так вот, парень, здесь в лесах живёт ведьма. Зовут её Ивонкой. Она оберегает зверей и природу, следит за порядком и изгоняет прочь от Седых холмов всякие тёмные силы. Дом её невозможно отыскать — стоит он в самых дебрях Седого леса. Нужно либо знать дорогу, либо совсем заплутать, и тогда зачарованные тропы выведут тебя к спасительной бревенчатой избе.

Изба эта двухэтажная, из массивного сруба, с широким крыльцом и пристройкой — там, по слухам, отдыхает ведьмовская лошадь, Янтарница. А на крыльце неизменно встречает гостей огромный серый котище с рыжими, как волосы колдуньи, глазами.

Ивар выпустил колечко дыма и хитро скосил глаза на Финна.

— Откуда ж это известно, если избу не отыскать? — в сердцах спросил тот, сжимая в пальцах кружку. И хотелось ему верить, что какая-то добрая сила неустанно оберегает людей от напастей, да пока не шибко верилось. Горячий травяной чай обжигал губы.

— А это я тебе потом расскажу, откуда. Ты дальше слушай. Те, кто видел саму колдунью, рассказывали всякое. Кому-то она казалась пожилой женщиной в сером плаще, кому-то — юной девушкой не больше двадцати лет от роду, в плаще зелёного цвета. Но одно все говорили точно — рыжеволосая эта ведьма, глаза зелёные, как первая весенняя листва, ягоды морошки вместо серёг, и ходит она с удивительным посохом. До ужаса корявый посох, замшелый кое-где, но круглый год цветут на нём скромные нежно-розовые цветы.

— Цветы?.. Я слышал! Слышал, рассказывали охотники! Какой бы суровой ни была зима в этих краях, наши звероловы часто находят упавшие на снег розовые лепестки и молодые зелёные листья.

— Да. Говорят, такая находка к счастью. Значит, не спит ведьма-хранительница, обходит свои земли и оберегает их покой. Значит, какой бы суровой ни была зима, а еды хватит и людям, и животным, и птицам, и весна придёт вовремя — тёплая и солнечная.

Ивар умолк задумчиво, Эйвинд тоже молчал. Приятная тишина опустилась на крохотный лагерь, только костёр потрескивал, выпуская в небо золотые искры, и совы переговаривались между собой с разных сторон.

И в этой тишине, далеко-далеко на западе, где поднимался над лесом упавший остов Фордрассила, послышался вой волчьей стаи. Финн, с заледеневшей в жилах кровью, понял, что стая мчит на восток. То есть приближается… Но товарищ его был спокоен, хотя совершенно точно их слышал. Он даже, наоборот, заулыбался.

— И как я начал забывать?.. Сегодня же как раз тот самый день. Несколько лет уж с той истории прошло. Ну, друг мой Эйвинд, готов послушать ещё про Ивонку, ведьму Седых холмов?

— А ты уверен, что волки не найдут нас? — из-за испуга он на какое-то время даже перестал чувствовать тепло от костра и зябко закутался поплотнее в свою накидку.

— Я тебе больше скажу, они и не подумают нас искать. Как раз про них я и хочу тебе рассказать. Уж не знаю, что там про ведьму в деревнях болтают, баек много поди насочиняли, но за достоверность истории про Ивонку и Белую стаю я могу ручаться…

Отхлебнув из кружки, Ивар уселся поудобнее. На небе уже высыпали звёзды, и обе луны светили ясно. Эйвинд подбросил в костёр ещё поленьев и хвороста, а в ветви над их головами бесшумно приземлился филин.

— Так вот, история эта началась несколько лет назад в Валгарде, что в Ревущем Фьорде, когда со штормградского корабля сошли на эти земли двое друидов из народа ночных эльфов…

Художник: Pablo Segura

Зима в тот год была суровой. Снега выпало мало, льда намёрзло много, весь мир — словно один ледяной кусок с множеством граней и острых углов. И в один такой ясный морозный день в Валгарде, что в Ревущем Фьорде, со штормградского корабля сошли на суровые северные земли двое друидов из народа ночных эльфов. Вернее сказать, друид и его совсем ещё юная ученица. Эльфийку звали Шеллисс Янтарная Смола, а вот имя её учителя так и осталось неизвестным. Их путь лежал в Драконий погост, к Изумрудному святилищу драконов.

— Ого! — присвистнул молодой вихрастый человек, с которым они разговорились в портовой таверне. — Это далеко… Весь Фьорд с юга на север пройти нужно. Потом попадёте в Седые холмы, зацепите опушку хвойных лесов. И только потом будет мост, ведущий в заснеженные драконьи пустоши.

— А ты эти дороги знаешь? Можешь проводить, хоть докуда-нибудь? — спросил друид, не шибко надеясь на утвердительный ответ.

Но друид этого человека совсем не знал. Тот бойким оказался, любопытным. Молодой же совсем, приключения и неизвестность манили его похлеще награды золотом. Особенно, приключения в компании таинственных эльфов, которых он сроду не видывал. К тому же, уж что, а эти земли он знал вдоль и поперёк, исползал каждый куст и ельник чуть ли не на четвереньках. Да и дом его был в Седых холмах, а он как раз собирался туда возвращаться. Так и договорились — он проводит их до заветного моста, а потом повернёт назад, в родную деревню. Благо, не очень далеко, если измерять пылким сердцем и твёрдыми шагами.


Выступили в этот же день после короткого отдыха и непродолжительных сборов. У эльфов всё своё было при себе, у северянина — и подавно. Прошли по крутому подъёму мимо бушующего ледяного водопада, мимо зловещей крепости Утгард и дальше, к Западной Страже и Шепчущему ущелью. От дороги старались не отклоняться. Встречались им, конечно, препятствия, но ничего худого за все дни пути, хвала богам, не случилось.

Зато, когда трое странников оставили по правую руку Гьялерброн, ещё более жуткий и зловещий, чем Утгард, взяла и испортилась погода. Не на шутку разыгрался ветер и принёс с собой густой снегопад, которого ждали уже два месяца, ещё с конца октября. Всё застелила собой белая пурга, непроглядная, пробирающая до костей. Вокруг – только бешеный танец снежных хлопьев и вой ветра, очень уж похожий на волчий, от которого кровь застывала в жилах. Даже проводник, привыкший ко всяким зимам, суровым и не очень, видел такое впервые. Хотя правильнее нужно бы сказать – не видел, потому что вокруг действительно было не видно ни зги.

Бедная юная Шеллисс!.. Она потеряла из виду своих спутников, как и они её. Голос эльфийки утонул в вое ветра.

— Держитесь вместе! — зверолов пытался перекричать бурю, но было уже поздно.

— Шел! Где ты?! — друид повернул назад.

Ещё раз взвыл ветер, швыряя колючие льдинки в лицо… и утих. Непогода улеглась так же внезапно, как и налетела. На заснеженной дороге путников осталось всего двое. Потерялась не только ученица друида, но и все её следы. Как сквозь землю провалилась!

— Нам нужно идти вперёд… — после долгого молчания произнёс эльф.

— Идти вперёд?! — удивился зверолов. Он, честно говоря, и вовсе не представлял, что нужно делать, когда творится такая чертовщина. — А как же… она?

— Шеллисс там. По ту сторону гор. Я чувствую её через Изумрудный сон.

И они шли. Ещё одну ночь и одно утро. Друид рассказывал про страну зелёных драконов, проводник слушал и только успевал удивляться. Как много было сил, скрытых от его глаз! Как много покровителей стояло на защите мира, который он называл своим домом! Сколь многое было отдано ради побед, которые он считал естественным ходом вещей…

Природа вокруг, меж тем, поменялась. Они вышли на опушку Седых холмов. И вновь испортилась погода. Снова снегопад и метель, снова ветер, как вой волчьей стаи, подбирающейся всё ближе. Но в этот раз зверей можно было разглядеть. Их белоснежная шерсть сливалась с метелью, а вой вторил порывам ветра. Только глаза горели голубоватым пламенем. Стая сжимала кольцо, но пока что не спешила нападать.

— Кхм… — неуверенно начал зверолов. — А с ними этот ваш Изумрудный сон сможет что-нибудь сделать?..

— Это не обычные звери, — покачал головой друид, поудобнее перехватив посох. — Боюсь, нам не уйти без боя. Будь готов.

И тут волки словно с цепи сорвались. Пронзительный вой разрезал блёклые небеса напополам.

Но сделать они ничего не успели. Чистый и властный голос, принадлежавший женщине, вместе с ярким лучом солнца прорезался сквозь бурю:

— Уходите! Прочь, Белая стая! Уходите и ждите своего часа!

Волки взвыли последний раз и исчезли. Ветер разорвал облака, разметал бурю в клочья – и всё стихло.

Перед путниками стояла девушка с огненно-рыжими волосами и глазами цвета весенней листвы, в серо-зелёном шерстяном плаще. В руке она держала посох, покрытый мхом и мерцающий на кончике изумрудным свечением.

— Стольких гостей из племени детей звёзд давно не захаживало к нам, — весело рассмеялась спасительница, сперва улыбнувшись проводнику. — Что привело тебя, друид, в эти земли?

Судя по лукавому прищуру зелёных глаз, она и сама знала ответ.

— Я ищу свою ученицу, — не сразу отозвался тот, явно разглядев в девушке не простую представительницу расы людей.

— Похоже, её забрали эти волки! — в сердцах встрял в разговор зверолов. — На нас столько снега вывалило, сколько за всю зиму не было!..

— Всё верно… К счастью, стая не желает вашей знакомой зла, и на пути им попалась вещунья Ивонка. Так что теперь это будет история со счастливым концом! Позвольте пригласить вас ко мне в гости. Там вы встретитесь со своей потерянной ученицей, и там мы узнаем тайну Белой стаи.

Художник: Elunesh

Дом ведьмы оказался, мягко говоря, внушительным. Массивное строение из бруса, пара пристроек, широкое крыльцо… А на крыльце поджидал хозяйку и её гостей огромный серый котище с ярко-оранжевыми глазами.

— Привет, Призрак, — махнула ему рукой девушка. — Как вы тут без меня?

Тот мяукнул в ответ и первым важно прошагал в дом.

— Верно, гостей нынче и правда много, — согласилась с котом хозяйка. — Намечается занятная история!

В доме Ивонки было светло и тепло. Пахло хвоей, мятой и мёдом. Топилась большая побелённая печь, а в зале с огромным столом и лавками ярко пылал огонь в камине. А ещё там ждала Шеллисс. На радостях она обняла не только учителя, но и покрасневшего до ушей зверолова. Впечатлений хватало у всех, и пока гости делились ими друг с другом, Ивонка накрывала на стол. От керамических горшочков разных размеров валил пар — должно быть, только что из печи. В них оказалось запечённое мясо, картошка с грибами и даже сливочный соус с зеленью. И лишь когда улеглись тревоги и переживания, а заодно и трапеза подошла к концу, хозяйка начала свою историю…

— В те дни, когда мир ещё был юн и не проснулись даже первые из детей звёзд, Белая стая пришла сюда с заснеженных пустошей запада. Вы, конечно же, уже поняли, что это не обычные звери. Стая принадлежит миру духов. Миру, границы с которым иногда стираются. Я назову имена, которые вы, быть может, слышали. Имена пришедших оттуда же, откуда пришла Стая. Акали. Рунок. Хар’коа. Локе’Нахак. Они пришли сюда, уступив место на западе драконам, уходившим на покой. В те времена Стая не представляла опасности. Они были хранителями и на долгое время обосновались здесь, пережив раскол этого мира и ещё долгие-долгие столетия после.


Всё изменилось, когда пришли друиды и над Седыми Холмами раскинуло свою крону древо под именем Фордрассил. Конечно же, ни друиды, ни само великое древо не помышляли зла. Зло само нашло их, проникнув в исполинские корни... Фордрассил, сам того не желая, принёс этим землям больше бед, чем счастья. И всё же... порочным оказался не только он. Когда Стая, первая почуявшая неладное, явилась исправить ошибку и не допустить ужасные последствия, один из друидов помешал им пройти к Фордрассилу. То был могущественный эльф, надежда и гордость своего народа... Увы... он же первым попал под власть порчи. Черпая искажённую силу из страны Зелёной Драконицы и от Древнего Бога, выжидающего в своей темнице, он забрал вожака Белой стаи во тьму Кошмара. Осиротевшая Стая покинула эти земли. И долгие годы её не видели здесь. Что же заставило волков вернуться?..

Зелёные глаза ведьмы зажглись озорным огоньком.

— Волки, как никто другой разбираются в вопросах крови. И вдруг появляется дочь друида-отступника… — Ивонка взглянула на Шеллисс. — Спустя столько лет… не для того ли, чтобы исправить содеянное отцом?

Побледневшая Шел молчала, глядя в ответ на ведьму немигающим взглядом.

— Прости меня за прямоту, дитя, — продолжила та. — Но только ты, повинуясь зову крови, сможешь отыскать дорогу к томящемуся в Кошмаре Вожаку… И ты не будешь на этой дороге одна.

— Я не уверена, что у меня получится, — пролепетала в ответ растерянная Шел. — Но я постараюсь, если так нужно...

Её учитель задумчиво покачал головой. Девочка-сирота из Фераласа, с которой его столкнула судьба, оказалась не так проста… Впрочем, вряд ли она сама вообще об этом знала.

— Нам придётся пройти к Седой Пасти, — вздохнула Ивонка. — И я бы не советовала идти туда сквозь Кошмар и страну Зелёной Драконицы... Путь поверху сейчас куда безопаснее. А пока с нами Шеллисс, нам не стоит опасаться Стаи. Они не желают ей смерти, но ждут от неё успокоения. Мы отправимся сразу же, как вы отдохнёте и наберётесь сил.

Из всех присутствующих полноценный сон был необходим только зверолову. Он один был обычным человеком, не обладающим способностями друидов – и какими бы то ни было другими волшебными способностями. В тот раз ему снилась стая белых волков, что неслась по заснеженным хвойным лесам Седых холмов. Её вёл вожак — крупнее, чем все остальные родичи, и шерсть его переливалась серебром под светом полной луны.


До Седой Пасти добрались без приключений. Шли, кажется, долго, как и к дому Ивонки в прошлый раз, а меж тем, время словно остановило свой бег. Луна даже не сдвинулась со своего места.

— Вот здесь… — Ивонка улыбнулась, скинув капюшон. — Друиды отправятся в Изумрудный сон и освободят вожака из плена, а мы будем следить, чтобы никто и ничто не потревожило их покой.

— Так и сделаем, — кивнул эльф. — Шеллисс, ты готова?

— Я не знаю, — честно призналась та. — Но я сделаю всё, что от меня зависит.

Выбрав место как можно ближе к огромному пню Фордрассила, но не настолько близко, чтобы потревожить местных фурболгов, которые там водились в большом количестве, эльфы отправились на тропу Изумрудного сна, а люди остались стоять настороже.

Как и было предсказано ведьмой, ученица друида легко отыскала во тьме Кошмара и пленённого вожака Белой стаи, и своего отца, осквернённого порчей. С ним пришлось сразиться. И хотя эльфам удалось одержать победу над злом, она не принесла Шеллисс радости. Но главное — они нашли Лкхиму — вожака Стаи…

Шел медленно подошла к нему, протянула руку… смотреть на него ей приходилось снизу вверх. Она закрыла глаза. Её рука касалась серебристого облака, и постепенно всё тёмное, что в нём было, исчезало. Дух становился таким, каким должен был быть — сияющим холодным и чистым светом обеих лун, прозрачным и ярким.

— Ты свободен, Вожак… — тихо произнесла Шеллисс. — Возвращайся к своей стае, она ждёт тебя…

Пробуждённый дух дрогнул. Вихрем пронёсся над поляной, окутал эльфов серебристым сиянием и через несколько секунд растаял. А юная ученица расплакалась, сама не зная от чего.

Когда эльфы вернулись в реальность, Ивонка стала ещё улыбчивее, чем прежде.

— Всё кончилось — и кончилось хорошо, — возвестила она, вскинув вверх свой посох.

Подтверждением её слов стал волчий вой, пронёсшийся над лесами — но это был победный вой, вселяющий в сердца отвагу и надежду. Стая промчалась мимо, на восток. Её вёл крупных размеров белый волк, чья шерсть отливала серебром.

Над Седыми холмами занимался рассвет…

Художник: PersonalAmi

Эйвинд подкинул в костёр ещё поленьев.

— Дай угадаю, Ивар… — произнёс он, и его голос дрогнул. — Ты ручаешься за эту историю, потому что тот зверолов — это ты?

Мужчина усмехнулся в ответ, выпустив колечко дыма.

— Смотри, — он достал из-под свитера и грубой рубашки кулон в виде волчьего когтя, обрамлённого серебряной филигранью. — Шеллисс подарила это мне на прощание. Она принесла его из Изумрудного сна.

Эйвинд глядел на кулон, затаив дыхание. Неужели и впрямь существуют силы, что оберегают этот мир от зла? Он почувствовал себя таким недальновидным и глупым! Ведь самым великим злом он всегда считал грызунов, что портили ему тетиву от лука и мешочки с припасами, да ещё медведей гризли, что поедали всю рыбу вверх по течению реки. Слабый ветерок взъерошил его белокурые волосы. Эйвинд Финн обернулся и замер, растеряв все слова. Этот ветерок принёс с собой лепестки нежных, бело-розовых цветов.

А Ивар Зверолов рассмеялся, похлопал юнца по плечу, и, спрятав кулон обратно под одежду, принялся как ни в чём не бывало коптить небо дальше своей резной ароматной трубкой.

Над Седыми холмами занимался рассвет.