Автор: Дмитрий Рейнер;
Корректор: Nivenor;
Иллюстрации: Mortea Tadel, L I A Z A R I A, Shandira, Lyanis Arts, Yioshka, Aurulin, ShoddyArt, Дорога на Север.
Обложка: Oscar Vega.

«Ведомые светом не будут обмануты!» – воитель из Алого Ордена.

Несмотря на бесстрашие перед лицом захватчиков из Дренора, первый Альянс в составе семи человеческих королевств, эльфов Кель'Таласа и дворфов из кланов Громового Молота и Бронзобородых не просуществовал долго. Когда последние формирования Орды пали, а остатки орков были пойманы или перебиты на территории Дренора, все стороны союза сменили направление политики на удаление от дел соседей. Никто и не предполагал, что формирование Альянса сблизит представителей Восточных Королевств, хотя определённые личности не раз высказывались в поддержку начала дружбы между разными народами и расами.

Один за другим, члены Альянса начали выходить из содружества, и со временем от былого союза не осталось ничего. Жизнь вернулась в прежнее русло, и на двенадцать лет Восточные Королевства погрузились в период мирного быта. Как оказалось впоследствии, то было лишь затишье перед бурей.

«Карта Восточных Королевств после событий Второй войны»

Всё началось со странных историй о болезнях, охвативших северные земли. Торговцы и путешественники, возвращавшиеся из тех краёв, рассказывали о недуге, поражавшем абсолютно все живые создания. Одних хворь убивала, других сводила в постель и мучила страшными ранами. Ужаснее всего были слухи о том, что убитые этой болезнью восстают из мёртвых в виде нежити – оживших трупов, лишённых собственной воли.

Несмотря на то, что истории о живых мертвецах появлялись всё чаще, в королевствах людей к ним отнеслись достаточно скептично. Редкие воины из странствующих рыцарей и паладины решили проверить странные слухи. В разное время они отправлялись на север, и в дальнейшем исчезали навсегда.

А потом, из дальних деревень перестали возвращаться вообще кто-либо. Караваны более не ходили в центральные регионы, купцы прекратили поставки, обозы исчезли с дорог. Когда короли и помещики осознали всю серьёзность ситуации, было уже поздно. Болезнь, известная как чума, крепко вцепилась в человеческие государства, отравляя их день за днём. И вскоре её новый удар приняло крупнейшее из королевств — Лордерон.


Явление чумы

Для изучения чумы люди отправили сильнейших своих служителей – паладинов. Те принесли королю Теренасу Менетилу дурные вести. Чума уже охватила часть западных и восточных земель государства и постепенно обгладывала Лордерон, подбираясь к столице. Те, кому удавалось уберечься от болезни, гибли в когтях и зубах нежити, армиям которой не было числа.

Пока король и его советники решали, как поступить с чумой, паладины из числа Ордена Серебряной длани провели собственные собрания с целью обсуждения ситуации. Стало очевидно, что за распространением болезней кто-то стоял. Чья-то воля умышленно вела Плеть. Чума была только первым шагом новой, Третьей войны.

Когда дискуссии паладинов достигли своего пика, весь Лордерон сотрясли мрачные вести. Наследный принц королевства, Артас Менетил, вернулся из Нордскола, где, как рассказывали, он принял бой с повелителями нежити. Радостное событие обернулось трагедией. Артас, сбросивший личину паладина, воздел свой меч против отца, после чего предал столицу Лордерона гниению и пожару. Все, кто встали на пути у принца-предателя, включая уважаемого ветерана двух войн с Ордой – Утера Светоносного – пали от рук мертвецов.

Художник:  ZG

Обезглавленный Орден Серебряной длани встаёт перед выбором: бежать или принять бой. Его члены — разобщены и растеряны, но сердца их полны решимости, а души — верны свету. Не желая сдавать родину мертвецам, паладины отправились в собственные походы, сражая всякую нежить на своём пути. Впоследствии отдельные группы солдат объединялись, принимая к себе всех желающих сражаться за останки Лордерона.

Эта небольшая армия под предводительством нескольких высокопоставленных офицеров из числа семейства Фордрингов, Могрейнов и Аббендисов стала костяком новой силы, Алыми крестоносцами, или Алым Орденом, как называли их чаще.


Герб Алого Ордена был списан с официального герба Лордерона, в знак вечной преданности рыцарей своей родине. Окрашенные красным символы и линии означали кровь, пролитую во имя своей страны, в то время как увядающие розы стали символом умирающего, но ещё живого человечества.

В основе Алого Ордена были догмы – или постулаты, предписывающие основные принципы крестоносцев. Они были созданы на основе паладинских кодексов, собранных в либрарии ещё архиепископом Алонсусом Фаолом во времена Первой войны с Ордой. Однако, в руках Ордена кодекс паладинов претерпел некоторые изменения. Добродетели, выносимые рыцарями Серебряной длани на первый план, уступили место обязательству долга, диктовавшему борьбу с нежитью до конца. И в любых её проявлениях.

В Алый Орден вступали самые разные кадры. Отставные офицеры, простые крестьяне, церковнослужители и торговцы. Залы Ордена были открыты даже для разбойников с большой дороги, если те хорошо проявляли себя. Формально орден стремился стать опорой человечества в борьбе с нежитью. На деле, увы, многие использовали его как укрытие. Впрочем, в чертогах хватало истинных верующих в великое и благое дело. И за дело это люди готовы были жертвовать всем, вплоть до собственных жизней.

Такой подход имел свою специфику. В число угроз для Алого Ордена входили не только живые мертвецы, но и люди, активно способствующие распространению чумы, или заражённые. В глазах алых крестоносцев врагом мог стать любой, кто хоть как-то связан с болезнью. Для того, чтобы отделять виновных от невинных в рамках ордена появилась отдельная каста – инквизиторы.

Эксклюзивная иллюстрация от Дороги на север

Становление Салли Вайтмейн

Инквизиторы несли глас законов и контролировал деятельность рыцарей подле себя. Это были глубоко верующие люди, посвятившие свои жизни служению Свету и борьбе с нежитью. Они имели право самостоятельно принимать решения, но были подчинены верховному сану духовенства, состоящему из Верховных инквизиторов. Эти люди (и никто более по расе) отрекались от большей части человеческих благ и воплощали в себе идеалы, прописанные в догмах Алого Ордена. На сегодняшний день известно о нескольких верховных инквизиторах, однако, наиболее влиятельный из их числа – это верховный инквизитор Вайтмейн.

Верховный инквизитор Салли Вайтмейн / Эксклюзивная иллюстрация от Mortea Tadel

«Её слово — закон. Её сила – авторитет. Её служение — без укоризны. Не важно, сколь искусны враги в делах обмана. Верховный инквизитор Вайтмейн найдёт всех".

Салли Вайтмейн родилась в Южнобережье, в небогатой семье ремесленников. Родители девочки часто путешествовали от деревни к деревне, занимаясь ремонтом и продажей бытовой утвари. Когда в одном поселении их дела заканчивались, они переезжали в другое.

В то время, когда руками Кел'Тузада король мёртвых начал распространение чумы по землям людей, семейство Вайтмейн как раз перебиралось в новый город. Никто доподлинно не знает, сколько было Салли, когда она впервые увидела чудовищные последствия чумы, однако, на тот момент она была уже достаточно взрослой. До наших дней дошли истории о том, что из всех жителей небольшого городка выжила только она.

Родители Салли заразились чумой, но не погибли, а превратились в гниющую нежить. С ужасом для себя девушка поняла, что даже в таком виде её мать и отец сохранили остатки рассудка. Не желая обрекать родителей на вечные муки, Салли убила их, пока те были ещё слабы после трансформации.

Собрав скудные припасы, девушка бежала из города и прибилась к небольшому обозу выживших, которые пытались пробиться ближе к сердцу Лордерона. Тяжбы пути и жизнь в постоянном бегстве не сломили девушку, как множество людей вокруг неё. Напротив, путешествуя по гниющей родине, она видела, как злодейство и болезнь разлагали любую честь и благодетель. Смерти, голод, ожившие ужасы – всё это не испугало Салли Вайтмейн, а закалило её характер. Поэтому, оказавшись в центральных землях Лордерона, Салли не продолжила бежать, а решила остаться и биться за родной край.

Молодая Салли Вайтмейн / Эксклюзивная иллюстрация от L I A Z A R I A

Нам не известно, как именно Салли Вайтмейн обрела свою связь со Светом, но мы доподлинно знаем, что способности девушки были столь высоки, что их оценили даже в высших кругах жрецов Лордерона. Приняв сан жреца, Салли посвятила себя служению Свету в монастыре при архиепископе Фэйрбанксе, который внимательно следил за новоявленной жрицей.

С самого начала своего служения Салли выделялась прагматичностью взглядов. Превыше всего Вайтмейн ставила долг и нередко высказывалась за оправдание цели любыми средствами. Салли была нерушима и безукоризненна в вопросах выбора между долгом и человечностью, даже если эта человечность подразумевала милосердие к живым людям.

Когда чума открыто вторглась в центральные земли Лордерона, и архиепископ Фэйрбанкс принял полномочия Верховного инквизитора, Салли Вайтмейн с оптимизмом восприняла формирование нового ордена, в ряды которого, кроме паладинов и рыцарей, также вошла инквизиция, что было новшеством для тех времён. Салли заслужила звание инквизитора и встала под началом Фэйрбанкса, выступив вместе с рыцарями Алого Ордена в кровавый поход против сил Плети.

Воительница из Алого Ордена / Эксклюзивная иллюстрация от Shandira

Однажды верховный инквизитор Фэйрбанкс отправился к городу Стратхольму по просьбе своего друга, Александроса Могрейна. Тайная вылазка превратилась в бойню: Фэйрбанкс и Могрейн попали в окружение сил Плети и были вынуждены принять бой с армией мертвецов.

Александрос владел Испепелителем, легендарным клинком, выкованным с одной конкретной целью — уничтожать врагов Света в любом проявлении. Однако, даже сила столь могущественного артефакта не уберегла Фэйрбанкса и Могрейна. Верховный инквизитор пал первым, но не умер. Его придавило останками нежити. Заключённый в ловушку, Фэйрбанкс наблюдал, как Александрос сразил орды нежити, но был убит собственным сыном, Рено Могрейном, попавшим под влияние могущественного демона.


Эксклюзивная иллюстрация от ShoddyArt

Подробнее об истории Александроса Могрейна, его семьи и великого меча Испепелителя можно узнать из другого материала этого выпуска, в рубрике «Легендарное оружие».


Когда Фэйрбанкс всё же сумел выбраться, он тут же бросился бежать до самого монастыря Алого Ордена, рассказывая всем, кого только видел, что великий Александрос Могрейн пал от предательства сына. Кто-то поверил ему, но многие восприняли инквизитора как сумасшедшего. Сам Рено отрицал обвинения Фэйрбанкса, и за него вступился верховный воитель Сайдан Датрохан, уважаемый в Ордене. Датрохан сказал, что лично пробыл с Рено несколько дней. Тогда-то верховный инквизитор понял, что под личиной Сайдана скрывался кто-то другой, кто-то зловещий. Но было уже поздно.

За свои слова Фэйрбанкс был подвержен допросу и брошен в темницу. Его окрестили предателем и богохульником, а когда, ко всему прочему, у инквизитора начали проявляться симптомы чумы, рыцари Алого Ордена убили его.

Орден лишился верховного инквизитора, в котором нуждался, как никогда. И тогда было предложено взять на вакантную должность Салли Вайтмейн. Эта жрица воплощала в себе все догмы Алого Ордена и заслужила огромный почёт как среди рыцарей, так и среди паладинов. К тому же, многие из числа послушников духовенства начали побаиваться Вайтмейн, а это играло на руку определённым лицам. Ирония судьбы состояла в том, что умерщвление не спасло душу духовника. Его тело восстало в обраще нежити, и на долгие годы Фэйрбанкс блуждал по одиноким камерам подземелий, пока однажды его случайно не нашли герои Азерота. Сановник уже не отличал своих от чужих. Мы не знаем, сохранил ли он воспоминания о прежней жизни после перерождения, но надеемся, что это не так. В противном случае ужасно даже представить, что ощущал перерождённый несчастный инквизитор, запертый в гниющем теле под сводами храмов, которые когда-то клялся оберегать ценой собственной жизни.

Верховный инквизитор Фэйрбанкс / Эксклюзивная иллюстрация от Lyanis Arts

Верховный инквизитор Вайтмейн

Под руководством Вайтмейн представители монастыря ещё сильнее углубились в поиски орудий против нежити и усилили своё влияние на окрестные земли.

Так, по приказу верховного инквизитора, были проведены «чистки» нескольких поселений, которые требовалось проверить на наличие заражённых. Рыцари не руководствовались чётким сводом правил и уничтожили всех, кто показался им подозрительным или оказал какое-либо сопротивление. «Допустимые потери» – как писали капитаны в отчётах для Вайтмейн, и верховный инквизитор без зазрений совести принимала их таковыми. Салли отлично помнила, во что чума превращает людей. Она понимала, что сколь бы милосердными не были к заражённым окружающие, восстав в виде нежити, эти несчастные не спрашивая разорвут на части своих же защитников.

Верховный инквизитор свято верила, что если отсечь от человечества все заражённые опухоли, то оно сумеет справиться с болезнью и нашествием Плети. Однако, мертвецов день ото дня становилось только больше, а силы самой Вайтмейн постепенно таяли.

Трудно сказать, стала ли она заложницей собственного фанатизма или попала под чьё-то влияние. Со временем Вайтмейн стала пугать своих подданных ещё сильнее. Она не чуралась лично проводить допросы, и ни один подозреваемый, попавший к ней в руки, не оставался безмолвным. Салли чётко выполняла свою роль и служила на благо всего Алого Ордена – как она считала. Впоследствии, инквизитор сильнее запуталась в своих целях, не видя грани между служением во имя Света и служением во имя родины и человечества.

Художник: Hao-Lie

Исход Алого Ордена

В действительности, Алый Орден стал пешкой в когтях могущественного демона, который искал способ развратить остатки сопротивления Лордерона. Когда Сильвана Ветрокрылая привела свободную от власти Короля-лича нежить на руины столицы некогда великого государства и основала Подгород, Алый Орден бросил против неё все свои силы. Для рыцарей освобождение столицы стал вопросом чести. Поскольку монастырь ордена находился к Подгороду ближе других, именно Вайтмейн руководила большей частью битв против Отрёкшихся Сильваны, умело совмещая таланты тактика и духовного лидера.

Многие желали смерти для Салли Вайтмейн, но она умело руководила обороной монастыря Алого Ордена вплоть до событий «Туманов Пандарии» и пережила практически всех своих наставников. В разное время на её убийство отправляли как героев Орды, так и Альянса. Для ордынцев Верховный инквизитор была заклятым врагом, который располагался слишком близко к Подгороду. Примечательно, что изначально задание на убийство Вайтмейн давал Вариматас – натрезим, попавший под влияние Сильваны Ветрокрылой. Это напоминало личную вендетту и попытку демона отомстить за неудачу своего собрата, Бальназара.

Герои Альянса покушались на жизнь инквизитора ради спасения нескольких деревень и городов, пребывавших под гнётом Алого Ордена. Если какое-то время ранее Альянс терпел их за успехи в кампании против Плети, то со временем фанатизм отдельных членов ордена заставил генералов людей, эльфов и дворфов пойти войной на организацию.

Эксклюзивная иллюстрация от Aurulin

В конечном итоге правлению Верховного инквизитора Вальтмейн пришёл конец. Герои Орды и Альянса ворвались в залы монастыря Алого Ордена и сразились с полководцем Дюрандом, подле которого билась сама Вайтмейн. Фанатичная вера в праведность своих поступков не уберегла инквизитора. Её труп был оставлен в монастыре, в окружении боевых собратьев, которые сражались с Вайтмейн до последнего вздоха. Однако, дух Салли так и не обрёл покоя. Ходили истории, что её леденящий душу вопль продолжал разлетаться эхом по пустым залам монастыря.


Кукловоды и их Алый Натиск

Смерть Салли Вайтмейн стала ударом для Алого Ордена, но потеря верховного инквизитора не стала решающей. Кроме Салли в ордене было много других именитых персонажей. Те из них, кто заслужили себе самую дурную репутацию, были убиты или затаились. Организация тут же развалилась на ячейки. Настал час, когда каждый член ордена должен был решить для себя, ради чего они сражались и чего ждали от своего братства.

Кто-то обратился в бегство, переметнувшись к разбойникам в Альтераке или Хилсбраде. Кто-то решил, что с него достаточно войны, и отправился на родину. Но было и много тех, кто продолжал верить в праведность своего дела. Такие солдаты сбивались в отряды и отправлялись в собственные походы, многие из которых оканчивались гибелью – или чем-то похуже.

Наряду со смертью старых командиров частенько появлялись новые, которые брались руководить потерянными воителями Алого Ордена, где силой авторитета, а где доблестью заслуживая уважение к себе. Хотя первые несколько лет никто не знал, что делать дальше, впоследствии большинство оставшихся в живых солдат отправились в Южнобережье, откуда когда-то и начала своё шествие ужасная чума. Там Алый Орден сумел организовать несколько поселений, отрезанных от остального мира. Новоиспечённые командиры надеялись, что смогут организовать плацдарм и перегруппироваться, но кости судьбы вновь легли иначе. Однажды над Южнобережьем появился огромный летающий некрополь – одна из цитаделей Плети, и весь край заполонила нежить.

Можно по-разному относиться к Алому Ордену, но стоит отдать им должное. Рыцари и простые солдаты не бросили горожан и бились насмерть. Увы, против целого некрополя мертвецов не выстояла бы даже армия. Те немногие выжившие, уцелевшие после сражений за Южнобережье, вновь оказались перед выбором. Или они уходили куда глядели их глаза, надеясь пережить путешествие по разрушенной родине, или вновь собирались в отряды, отправляясь в Нордскол. Там обещала начаться новая война против Плети. Лишённые всякой поддержки от остального мира, воители решили, что их долг всё равно должен быть отдан. Хотя в стане отрядов хватало ушлых и неприятных людей, большинство всё равно билось за то, во что верило. Так на смену Алому Ордену пришёл Алый Натиск.

Эксклюзивная иллюстрация от Yioshka

На какое-то время Нордскол стал сосредоточием внимания для всего Азерота. Туда стеклись не только солдаты и воины, но так же старатели, исследователи и авантюристы. Среди прочих к берегам Нордскола отправились и фанатики, жаждущие мести. Такими были представители печально известного Алого Ордена – собрания рыцарей из распавшейся Серебряной Длани, посвятивших себя борьбе с нежитью любыми, даже самыми кровавыми методами. Провозгласив свою кампанию Алым Натиском, представители ордена основали Гавань у берегов Нордскола, откуда вели подрывную деятельность против Короля Лича и нежити.

К сожалению, методы Алого Натиска не отличались гуманностью. В желании бороться против мёртвых рыцари были жестоки против всех, кто становился у них на пути, не жалея ни мирных жителей, ни затерявшихся представителей Орды или Альянса. В конечном итоге предводителям обеих фракций это надоело, и они решили положить конец существованию Алого Натиска. Организовав нападение на Гавань Натиска, герои пробились через рыцарей и ворвались в залы главного храма, где встретились с предводителем – адмиралом Бареаном Вествиндом. Завязался жестокий бой, в ходе которого адмирал в определённый момент отбросил нападавших и воскликнул: «Я провёл слишком много времени в этой слабой ничтожной оболочке! Узрите же, я – Мал’Ганис, я – вечен!».

Эксклюзивная иллюстрация от ShoddyArt

Оказалось, что всё это время Мал’Ганис управлял Алым Натиском, направляя рыцарей уничтожать неугодных от лица прославленного адмирала. После поражения от рук Артаса Мал’Ганис вернулся в Круговерть Пустоты как все демоны, чтобы впоследствии переродиться и вернуться на Азерот. Попав в Нордскол, натрезим наткнулся на экспедицию адмирала Вествинда и убил всех рыцарей, принял облик командующего и вернулся в бастионы под видом единственного выжившего. Таким образом Мал’Ганис пытался укрепить власть, дабы впоследствии отомстить Артасу. К сожалению или к счастью, планам натрезима не дано было сбыться. Герои уничтожили его и отправили назад в Круговерть Пустоты.

Перед тем, как издать последний вздох, демон поклялся вернуться и отомстить Артасу и всем, кто помешал натрезиму исполнить задуманное.


Художник: Mulder

Рыцарь смерти Салли Вайтмейн

В событиях дополнения «Legion» история верховного инквизитора Вайтмейн получила неожиданное продолжение. В ходе выполнения задания «Воскрешение ревнительницы» рыцари Чёрного клинка на службе у Короля-лича Болвара Фордрагона воскресили Вайтмейн и сделали одной из четырёх всадников смерти.


Задание «Воскрешение ревнительницы»:

Иногда грань между героем и злодеем тонка и неоднозначна. Верховный инквизитор Салли Вайтмейн считала себя защитницей человечества в борьбе против Плети. Однако по ее велению Алый Орден уничтожал не только нежить, но и живых.
Смерть дарует душе мир и покой, но Салли Вайтмейн покой не обрела. Ее терзает раскаяние.

Мы дадим ей шанс искупить свои грехи. Цена будет высока, но я почти не сомневаюсь, что Салли Вайтмейн ее заплатит.
Восстав в новом обличии, Салли Вайтмейн теряется в собственных чувствах. Всё, во что она верила, оказалось ложью. Догмы, которым она следовала, были написаны руками демонов, которые годами управляли смертными точно куклами. Сама она стала их оружием против человечества, которое Вайтмейн так хотела уберечь и спасти. Понимая всю тяжесть собственных грехов, Салли Вайтмейн взмолилась перед Болваром Фордрагоном, попросив у того шанс искупить свою вину.

Воскрешённая Салли Вайтмейн:

В моем сердце пылают ненависть и презрение, подобных которым еще не знал мир. Пылающий Легион заплатит за все, что отнял у меня.
Мне не избежать суда за мои грехи, но и судный день этих тварей уже совсем близок, и палачом на нем буду я. Я обрету покой лишь тогда, когда будут уничтожены все демоны; лишь после того, как земля под моими ногами будет завалена их трупами!

Прошу тебя, владыка смерти, – отправь меня на передовую, и я заставлю армии Пылающего Легиона содрогнуться от ужаса!


Сегодня от былого верховного инквизитора не осталось и следа, но новая Салли Вайтмейн не менее пугающая, чем при жизни. Воздев рунный клинок против врагов Азерота, она прорубает себе путь сквозь орды демонов во имя отмщения. Когда-то давно она совершила огромное количество ошибок, которым никогда не найдётся прощения. Но Салли Вайтмейн всё ещё надеется, что если она не искупиь свою вину, то сможет, как минимум, подороже продать свою жизнь в битве с истинным врагом – Пылающим Легионом.

Что касается Алого Ордена... Каждый сам решит, как к нему относиться. Для кого-то рыцари и солдаты стали разбойниками и убийцами, другие признают в них спасителей. Мы в "Вестнике Азерота" считаем, что истина всегда где-то посередине. Воителей Алого Ордена есть за что уважать и ненавидеть одновременно. И, возможно, нельзя спрашивать, хорошие это люди или плохие. Лучше спросить, а как поступили бы вы на их месте?